Происшествия

Мэрское дело. Подробности разбирательства по делу главы администрации Рубцовска

Впервые на Алтае идет судебное разбирательство в отношении градоначальника — рубцовского мэра Артура Дерфлера. Сам факт судебного процесса над персоной такого ранга кто-то, быть может, воспримет с удовлетворением: «Наконец-то и на вас, неприкасаемых, нашлась управа, будете теперь отвечать за то, что натворили». Однако адвокат рубцовского главы Юрий Камаев, с которым мы поговорили о процессе, отреагировал на это парадоксально: «Я очень удивлен тем, что никто из горожан не пришел в суд, чтобы пожать Дерфлеру руку и выразить ему свою поддержку».

«Ну, на то вы и защитник, чтобы своего клиента защищать», — сказала я Юрию Борисовичу. И все же адвокат, рассказывая о процессе, предложил более тщательно обдумать все факты и по крайней мере до решения суда никаких выводов не делать.

Израсходовал «НЗ»

— Одно из обвинений мэру — в том, что он 12 лет назад израсходовал уголь из госматрезерва. В СМИ уже прозвучала информация, что уголь, хранившийся в «Алттраке», ушел на нужды завода, которым он в то время руководил. А что выяснилось в ходе процесса?

— Материалами дела установлено, что в 1993 году госматрезерв действительно был израсходован. Вспомните это время. Всеобщая разруха. У города нет денег на уголь. У «Алттрака» тоже. И местные, и краевые власти никакого решения не предлагают. В этих условиях крайней опасности наступления тяжких последствий Дерфлер направил уголь из госматрезерва (который хранился на территории завода) на отопление города. И теперь человека, который спас город, судят за сокрытие факта использования угля госматрезерва. На мой взгляд, это иезуитский подход со стороны обвинения.

— Как же вашему подзащитному удавалось столь долгий срок скрывать отсутствие 180 тысяч тонн угля?

— И краевая власть, и муниципальная власти об этом знали — в материалах дела есть переписка, которая это подтверждает. Причем, по словам Дерфлера, каждый год осенью уголь в определенных количествах был, и директор его относил как уголь госматрезерва. Прокуратура же, проанализировав отчеты с 1999 по 2005 год, пришла к выводу, что угля вообще не было. Истинную картину установит суд.

— Так почему он все-таки в документах писал, что уголь в госматрезерве есть?

— Он имел на это право, так как часть его находилась в «Алттраке». При этом город вернул «Алттраку» деньги за израсходованный уголь только тогда, когда сам Дерфлер стал главой и к заводу уже не имел отношения. Мне непонятно, почему ни один горожанин не выразил благодарность этому человеку за то, что он принял на себя ответственность в тот трудный для города момент.

Где границы у власти

— Юрий Борисович, но город действительно замерзал в январе, наша газета об этом подробно писала, журналисты ездили в Рубцовск и все видели сами. Вы же не станете это отрицать?

— В той части города, которая отапливается муниципальными котельными и за которые глава администрации отвечал непосредственно, было тепло. Проблема была с ТЭЦ «Алттрака». Дерфлеру предъявили обвинение в халатности, которая выразилась в понижении температуры теплоносителя в жилых и нежилых помещениях Рубцовска, получающих тепло с ТЭЦ «Алттрака», в январе 2005 года. Необходимую температуру должна была обеспечить коммерческая организация — акционерное общество «Алттрак». Как вы думаете, может ли местная власть вмешиваться в деятельность коммерческой организации?

— Только через договор и контроль за его соблюдением. Разве нет?

— Ну давайте рассудим так: вы заключили договор, и ваш контрагент не исполнил его. Есть ли полномочия у главы администрации заставить коммерческую организацию — хотя бы при помощи дубинки — исполнить договор? Глава администрации города заключил с «Алттраком» договор, поставил ему уголь авансом. Угля оказалось так много, что «Алттрак» не успевал его буртовать. Вагон разгрузили — бросили. Другой разгрузили — бросили. Уголь-то свой. Забросали всю территорию. Дерфлер смотрит по отчетам — уголь есть на 40 дней. Он мне объясняет: «Я впервые в жизни в новогодние праздники спал спокойно, никогда на „Алттраке“ в зимний период не было запаса на 40 дней». А когда кинулись топить, оказалось, что часть угля промерзла. Вот и судите, кто в этом виноват.

— Несколько лет назад в Барнауле была похожая ситуация, уголь не могли вывалить из вагонов, из-за того что он смерзся. Тогда был создан штаб, самого страшного удалось избежать…

— Заводчане тоже все это сделали, но упустили три-четыре дня.

Кто затянул процесс

— Это не чисто судебный спор: есть планы отдать наши ТЭЦ в частные руки, может быть, после таких примеров часть собственности все-таки оставят у краевой или местной власти. Ну, а теперь о другом: процесс идет довольно долго — с июля. С чем связано столь длительное разбирательство?

— Столь длительное судебное разбирательство обусловлено пробелами предварительного следствия, на что прямо указано председательствущим Павлом Михайловичем Антюфриевым. Для того чтобы предъявить обвинение в халатности, нужно собрать доказательства о нанесении материального ущерба на сумму не менее 100 тысяч рублей.

Что в этих случаях должна была сделать следственная бригада? Принять заявление от потерпевших, произвести осмотр места происшествия (квартиры) и зафиксировать в протоколе: батарея лопнула, стекло разморозилось, обои отклеились и так далее. Дальше проводится строительная экспертиза, которая этот протокол подтверждает и определяет смету затрат. Только в этом случае определяется ущерб, который может быть принят судом. Но следователи по особо важным делами краевой прокуратуры ничего этого не сделали. Сторона обвинения заявила ходатайство о проведении экспертизы. Суд, подумав, с трудом согласился. Из-за проведения экспертизы и был затянут процесс.

Дайте власть прокуратуре?

— Из ваших слов складывается впечатление, что судят как будто ни за что, обвинения прокуратуры надуманны и главу администрации Рубцовска непременно оправдают…

— Ничего не могу сказать о перспективах дела, но обещаю познакомить читателей вашей газеты с приговором. Что касается прокуратуры, то… Этот федеральный орган сегодня предпринимает огромные усилия для того, чтобы заставить работать экономику на местах. Так дайте ей такую возможность! Назначьте ее руководить везде и всюду. Зарплата будет платиться? Будет. Бюрократизма не будет? Не будет. Будут четко выполняться законы. Все исполнительные органы будут четко выполнять свои функции, и, может быть, экономика закрутится. Поэтому один из возможных выходов улучшить положение вещей на территории Алтайского края — это введение прямого прокурорского управления.

- Вывод какой-то уж слишком радикальный. Впрочем, вам не кажется, что мы довольно близки к этому — наш губернатор из прокурорской системы вышел…

— Доверие президента к губернатору свидетельствует о доверии к системе прокурорских органов. Но Рубцовск — пока единственный город края, в котором прокуратура так серьезно взялась за городскую власть, до этого был осужден замглавы администрации города. Наверное, вскоре стоит ожидать мощные положительные результаты в жизни города.

Беседу вела Надежда СКАЛОН.

Ему надо было шевелить мозгами

Что думают рубцовчане о своем мэре? Насколько он причастен к тому, что прошлой зимой им пришлось жаться к обогревателям, ложиться спать в верхней одежде, завешивать окна одеялами? Виноват ли Артур Дерфлер в «блокадной» зиме 2005-го?

Мы раскрыли телефонный справочник и наугад позвонили четверым жителям Рубцовска. Вот что они нам сказали.

Анна Петровна:

— Я считаю, что наш мэр ни в чем не виноват. Зря на него «бочку катят», он ни при чем. Виноват тот, кто себе деньги в карманы наталкивал. Мы живем в частном доме, у нас тепло, угля до весны хватит.

Владимир Митько:

— Я считаю, что у нас нормальный мэр. Он на своем месте и очень хорошо работает. Я думаю, что он не виноват в том, что мы замерзали. К этому приложили руки другие люди.

Олеся Воронина:

— Нашего мэра нужно посадить в такой же холодильник, в каком сидели жители Рубцовска всю прошлую зиму. Он виноват в том, что люди мерзли. Он развалил завод (Артур Дерфлер долгое время возглавлял «Алттрак». — Ред.), может развалить весь город. Я работала на «Алттраке» и, слава Богу, ушла оттуда перед разрухой. А сейчас люди работают на заводе без заработной платы, получают деньги за трудодни, как в советские времена. Я считаю, что виновный должен понести наказание.

Вера Ивановна, 44 года:

— Я считаю, что именно мэр виноват в том, что мы замерзали прошлой зимой. Ведь все зависит от главы города, ему надо было вовремя шевелить мозгами. Конечно, он сделал много хорошего для нашего города, но в том, что мы мерзли, он виноват. Все жители города так думают.

В чем обвиняют Дерфлера

Однако, по версии прокуратуры, более 150 тысяч тонн угля госрезерва на сумму около 82 миллионов рублей были израсходованы в период с 1994 по 1999 год тогдашним генеральным директором ОАО «Алттрак» Артуром Дерфлером в интересах предприятия. Запасы топлива восполнены не были. Тем самым, по мнению следствия, Артур Дерфлер злоупотребил своими полномочиями руководителя коммерческой организации, причинив существенный вред интересам общества и государства. В связи с этим действующему мэру Рубцовска предъявлено обвинение и по части 1 статьи 201 УК РФ — злоупотребление полномочиями.

Вместе с тем сначала Артур Дерфлер, а затем сменивший его на посту генерального директора ОАО «Алттрак» Владимир Свиридов ежегодно отчитывались перед Сибирским окружным управлением госрезерва в том, что переданный им на хранение уголь находится в полной сохранности, и даже получали из государственного бюджета немалые суммы в качестве оплаты за услуги по хранению резервного топлива. Подобная подделка документов отчетности положена в основу еще одного пункта предъявляемых руководителям Рубцовска обвинений со стороны прокуратуры по части 1 статьи 327 УК РФ.

Как сообщил помощник прокурора Алтайского края Валерий Зиястинов, расследование дела затянулось из-за экспертизы, определяющей ущерб, нанесенный населению.

Елена НИКИЩЕНКО.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость