Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Телеграмма Росавиации по поводу крушения вертолета Ми-171 авиакомпании «Газпромавиа»

В распоряжение altapress.ru попал документ — телеграмма Росавиациипо поводукрушения вертолета Ми-171 авиакомпании «Газпромавиа» в Кош-Агачском районе республики Алтай 9 января. Данная официальная телеграмма была разослана по всем авиапредприятиям страны, где используются вертолеты.

Некоторые тезисы, изложенные в документе, мы попросили прокомментировать непосредственно участника поисково-спасательной операции пассажиров Ми-171 Владимира Бартули. Кстати, именно его экипаж обнаружил место аварии Ми-171. Тем более, ему, как вертолетчику, приходится зачастую поднимать в воздух VIP-персон на вертолете-салоне авиапредприятия «Алтайские авиалинии».

Владимир Бартули,
КВС, пилот первого класса:

Насчет того, что экипажи должны повторно изучить все авиакатастрофы, произошедшие с VIP-персонами на борту — на Камчатке, когда погиб губернатор Южно-Сахалинской области, когда под Абаканом разбился губернатор Красноярского края Александр Лебедь… Мы всегда после случившихся авиапроисшествий, как с Ми-171 9 января 2009 года, повторно изучаем аналогичные случаи из печальной практики полетов.

Разбираем все случаи досконально — под чьим давлением экипаж отклонился от маршрута, опустился на недопустимую высоту или вылетел в условиях плохой видимости. По новому происшествию, правда, следствие еще не закончено. Но, думаю, и на основании его будут какие-то «разборы полетов»: где, как, почему именно так сработал экипаж. Из-за чего произошла трагедия. Думаю, что скоро появится приказ о «спецразборе» этого полета для экипажей вертолетов.

Об изменении существующего порядка предоставления заявок в органы организаций воздушного движения (ОРВД) на использование воздушного пространства. Существующий порядок уже устарел. Сейчас схема такая: заказчик выходит на авиапредприятие, договорной отдел. Здесь свои «бухгалтерские» тонкости: сколько будет налету, стоимость одного часа пребывания в воздухе и т.д. А сам полет, нахождение судна в воздушном коридоре разрешает (или нет) Западно-Сибирское окружное межрегиональное территориальное управление воздушным транспортом РФ (ЗС ОМТУ ВТ). Последнее согласование с ними — за сутки до полета. А теперь, мне кажется, схема изменится: ту заявку, которая к нам поступит от заказчика, мы будем отсылать в межрегиональное управление. И там будут определять, разрешать взлет или нет. Станет более жестким контроль полетов. Особенно с VIP-персонами на борту.

По поводу прекращения практики бесконтрольного использования воздушного судна по усмотрению заказчика. Как произошло с губернатором Южно-Сахалинской области в августе 2003? Они полетели по одному маршруту на Камчатке, а губернатор сказал, чтобы экипаж отклонился от курса, что-то ему надо было посмотреть. И случилась катастрофа. Если «заказали» борт, полет, маршрут, то ни в коем случае нельзя допускать отклонения от маршрута в процессе полета.

Насчет государственной границы и оружия на борту. Вот мы как, например, делаем? Если летим в приграничную зону, пограничникам заранее подается список пассажиров, которые окажутся в этой зоне. И, когда летим в приграничную зону, например, в Усть-Коксинский район, делаем посадку возле пограничной заставы. Пограничники подходят и сверяют количество пассажиров, соответствуют ли они поданному списку. Так и с ружьями — если летят на охоту, проверяются лицензии. Все просто. А главное, выполнимо.

О предупреждении КВС, членов экипажа об уголовной ответственности за выполнение полетов с нарушением установленного порядка и правил полета. Что предупреждать?! У нас есть воздушный кодекс, который мы обязаны соблюдать. Там все четко прописано, что мы должны делать. А так, углубить акцент на заведомую виновность экипажа… Мы что ли ходим и предлагаем людям: «Давайте, мы вас на охоту свозим»? На нас не надо перекидывать эти нюансы. Мы действуем согласно поданной заявке. Это ж не мой вертолет, взял и полетел, куда хочу. Мне ставят задачу, я ее выполняю. И цели полета стараемся заранее выяснить. Поэтому нас предупреждать не надо! Пусть сами себя предупреждают.

И еще. Такая «пилотская тонкость» — нас ведь могут расшифровать! У меня, допустим, в заявке пункт «А», а я сел в «Б». Все очень просто расшифровывается. Особенно, после полетов в горах идет стопроцентная расшифровка, были отклонения от маршрута или нет. И что, пилоты не знают об этом? Дурь, а не предупреждение.

О наших VIP-персонах. Наши, на мой взгляд, ведут себя нормально. Во всяком случае, я не встречал таких, чтобы «кочевряжились», указывали, как действовать экипажу. Они должны понимать, что их жизни зависят от наших действий.

Нынешний губернатор, Александр Карлин, хоть и не любитель вертолетных полетов, ведет себя замечательно. Будем так говорить. Михаил Евдокимов тоже не командовал экипажем. Александр Суриков соблюдал дисциплину. Гонял только своих подчиненных, которые опаздывали к вылету вертолета-салона. А чтоб нами командовать — нет. И Лев Коршунов, будучи губернатором, вел себя достойно. Единственный, кто пытался нами командовать (еще в советские времена), это Филипп Попов, первый секретарь крайкома партии. Даже грозился. Но командир экипажа на воздушном судне главный. И наши губернаторы относились и относятся к нам, как к командирам.

Но могу сказать однозначно — спокойнее для экипажа летать с другими пассажирами, не VIP-персонами. Правда, для обычных людей вертолетные прогулки сейчас в нашей стране практически невозможны.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость