Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Вадим Надвоцкий — о среднем размере взятки в Алтайском крае, уголовном деле декана юрфака АлтГУ и фигурантах дела алтайского управления Росимущества

Средний размер взятки в Алтайском крае — 16,4 тыс. рублей, максимальный размер — 300 тыс. рублей. По крайней мере, если говорить о выявленных в 2013 году преступлениях. Об этом сообщил начальник управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД по Алтайскому краю Вадим Надвоцкий 5 декабря. Г-н Надвоцкий подвел итоги работы подразделений ГУ МВД по выявлению преступлений коррупционной направленности и ответил на ряд вопросов altapress.ru.

По словам Вадима Надвоцкого, на 1 декабря пресечено 517 преступлений коррупционной направленности, из них 402 — из категории тяжких и особо тяжких (в том числе 96 — в крупном и особо крупном размерах). Существенно выросло число выявленных преступлений по статье 204 УК РФ — коммерческий подкуп: с шести в 2012 году до 91 в текущем.

Кроме того, в этом году правоохранители выявили 257 преступлений в бюджетной сфере (в 2012 году 163).

Пойманные за руку коррупционеры нанесли ущерб на 68,152 млн. рублей, из них 65 млн. рублей уже возвращены в казну государства. В суд, по словам Надвоцкого, было направлено 389 уголовных дел, по 103 лицам суды вынесли обвинительный приговор. 51 человек получили наказание от одного до пяти лет лишения свободы, 50 были оштрафованы на суммы 6 тыс. до 1 млн. рублей, общая сумма штрафов по приговорам за текущий год составила почти 5,5 млн. рублей.

А общая сумма взяток по выявленным преступлениям составила 1,475 млн. рублей, средний размер — 16,4 тыс. рублей. Среднероссийская цифра взятки выше, но «что есть, то есть», добавил Вадим Надвоцкий.

Начальник управления ответил на вопросы altapress.ru.

- В каком состоянии расследование дела, связанного с деканом юрфака АлтГУ?

— Вопрос не совсем ко мне. Мы занимаемся оперативно-розыскной деятельностью. Наша задача — отработать полученную информацию, пресечь противоправную деятельность, задержать того или иного гражданина, дальше вступает в работу следственное подразделение. На сегодняшний день это уголовное дело находится в стадии расследования в СУ СКР по Алтайскому краю. Мы активно помогаем следователям в закреплении доказательственной базы.

- Наверное, в вашем ведомстве работают выпускники этого вуза, возможно, даже друзья декана, ведь АлтГУ — основной в регионе вуз, который готовит юристов. Оказывалось ли какое-либо давление на оперативников и на вас лично, чтобы прекратить дело или замять его?

— Ни на меня, ни на моих сотрудников на стадии нашей активной работы давление не оказывалось. Но мы понимаем масштабность фигуры. И нам так же, как и, наверное, руководителям этого учебного заведения, обидно за эту ситуацию. Никто не собирался подставить в неловкое положение Алтайский госуниверситет. На мой взгляд, мы сделали все, чтобы разобраться, проделали большую работу на стадии оперативно-розыскной деятельности, но ситуация так разворачивалась, что нам не оставалось другого выбора, кроме как задерживать человека. Давление никто не оказывал и не оказывает.

- Декан сейчас в каком статусе?

— Этот вопрос надо задать следственному комитету, это не мои полномочия.

- Многие пишут, что этого человека подставили, реально же он ни в чем не виноват. Как вы это прокомментируете?

— Я лично сам вникал в эту ситуацию на стадии документирования. Я абсолютно понимал уровень этого должностного лица. Профессор, доктор наук, базовый факультет Алтайского госуниверситета, лицо факультета. Я понимал, кто ректор университета и всю политическую составляющую. И мы несколько раз очень вдумчиво изучали то, что нам поступало. И ставили все под серьезные сомнения. И в конечном итоге пришли к выводу, что оснований для сомнений у нас не осталось.

- То есть вы уверены, что ваше оперативно-розыскное мероприятие не будет трактоваться в дальнейшем как провокация?

— Абсолютно уверен… Все же просто развивалось. Никто ни за кем не охотился. Мама студента просто позвонила по телефону доверия. И сказала, что ее это просто достало. Ее координаты записали и сказали — ждите, вам перезвонят. Через несколько минут перезвонил сотрудник и начался диалог.

- Прокомментируйте, пожалуйста, ход расследования другого уголовного дела, связанного с деятельностью управления Росимущества и фирмой, которая по госконтракту с этим ведомством занималась реализацией арестованного имущества.

— Дело это стоит на контроле у руководства. Если помните, эта структура не раз вызывала наше внимание, и предыдущее руководство неправильно исполняло свои обязанности (экс-руководитель теруправления Росимущества в Алтайском крае Евгений Звягинцев был признан виновным в получении взятки в 2009 году, получил восемь лет колонии строгого режима. — Прим. altapress.ru). Уголовное дело расследуется по части 4 ст. 160 — присвоение или растрата — в данном случае, бюджетных средств. Было продано, насколько я помню, шесть квартир, сумма от реализации в казну государства не поступили. Фигурирует в этом деле некое ООО «Фортуна». На сегодняшний день предъявлено обвинение руководителю данного предприятия (фамилию называть не буду, пока дело не направлено в суд).

- В каком статусе находится замруководителя Росимущества Евгений Хижняк?

— На сегодня его процессуальный статус — свидетель. Перспектива изменения его процессуального статуса следственными органами рассматривается. Не хочу забегать вперед, но с большой долей вероятности к нему могут возникнуть вопросы. Судом он отстранен от занимаемой должности на время следствия. Мы рассчитываем, что это уголовное дело в январе 2014 года (максимум в феврале) должно быть направлено в суд. А кто будет обвиняемым — забегать вперед не буду.

- Бывший руководитель управления Росимущества в Алтайском крае Андрей Ипатов на прошлой неделе уволился. Проверяется ли его причастность к делу?

— Изначально и в ходе следствия вопросы по руководителю не стояли, хотя в теории можно было бы предположить его причастность. Информацией о его причастности мы не располагали, и она не появилась в ходе проведения предварительного следствия.

- Предприниматели сообщали мне, что к ним обратились сотрудники полиции с вопросом, нет ли у них коррупционеров, так сказать, «на примете»? Означает ли, что у вас есть план по выявлению и сдаче коррупционеров государству?

— Относительно планов. Требование министра внутренних дел — новая система оценки. Она сейчас внедряется. Задача — заставить правоохранительные органы уйти от палочных показателей, от мифических и никому не нужных цифр и приблизиться к реальной оценке работы. Естественно, никаких планов нет, тем более, по такой сложной теме как противодействие коррупции. Может быть, еще в советские времена и первый период после нее что-то и было, но сейчас я вам ответственно заявляю: такой палочной системы не существует.

Оценка нашей деятельности очень сложно рассчитывается. Нет необходимости придумывать какие-то цифры, за кем-то гоняться. Главная оценка нашей деятельности — криминогенная обстановка на обслуживаемой территории. Ели граждане будут возмущены состоянием дел — в данном случае, в области коррупции, тогда возникнут вопросы и к нашим подразделениям, а где вы, почему не контролируете?

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Расскажи новость