Недвижимость

Житель поселка Ильича умер в своем жилище от переохлаждения

Покойника звали Виктор. Фамилии его соседи и не знали. В морозное утро на прошлой неделе он вышел из своей комнаты-склепа и попросил воды. Мужчину качало и у него закрывались глаза. Соседка, посмотрев на него, вызвала «Скорую». Медики приехали уже к трупу и констатировали смерть от переохлаждения.

Анна Зайкова

В этом доме по улице Красноярской, 230 в посёлке Ильича, куда по осени Виктора привезли родственники после размена квартиры, уже третий год нет тепла и света. Дом в округе зовут бомжатником. Про мытарства жильцов мы писали уже неоднократно. Рассказывали про западню, в которой оказались люди, купившие квадратные метры в бывшем административном помещении. Будущим покупателям включали воду, свет — всё работало. А к зиме выяснилось, что никаких договоров ни с «Водоканалом», ни с «Горэлектросетью» у продавца Ольги Масюк, не было заключено. Декорации рухнули. Жалобы на Ольгу Масюк в нашу редакцию поступали не только от жильцов этого дома.

Лохами оказывались не только пенсионеры. В распоряжении редакции есть иск к Ольге Масюк крупных предпринимателей, которых она кинула на несколько миллионов. Суд бизнесмены выиграли, а деньги получить не могут. Но вернемся к улице Красноярской

Заключить самим договора с «Горэлектросетью» у людей до сих пор не получилось.

Галина Стократная,
жительница дома:

В прошлом году в одном из филиалов «Горэлектросети» с нас даже собрали деньги, мы так радовались, а потом оказалось, что слишком рано — нам отказали. Официальной причиной стала нехватка мощностей компании.

Этой зимой там снова замерзающие спасаются, кто как может. Кто-то снова топит рыбацкие печки, кто-то включает газовые комфорки. Одна их женщин выписала по почте чудо-печку и топит ее керосином. Свет есть в трёх окнах. Эти люди подключились к цеху, что неподалеку, где сами и работают. Платят по производственным расценкам, которые в несколько раз выше, чем для населения.

Виктор нигде не работал. Говорил, что когда-то его сократили с «Трансмаша». Его мало видели. Однажды к нему приехал сын, оставил пакеты с крупой и уехал. Виктор ел крупу сухой, сварить-то нельзя. Эту же крупу научился есть и черный кот — единственное существо, которое к Виктору тянулось.

Соседи говорят, что он часто глухо кашлял в своей комнатенке. К наступлению зимы новый жилец оказался не готов. Он растерянно лежал в летней обуви, накинув на себя какие-то куртки, прижимая к себе кота. Представьте себе промозглую комнату, где такая же температура, как за на улице.

— Иногда мы вместе с ним грелись «палёнкой», — рассказывает сосед Валерий. — И продуктами я с ним делился. Когда я уезжал из этого проклятого дома в больницу, Виктор смотрел на меня растерянно, говорил: «Не бросай меня, Валера». И кот так жалобно мяукал.

Галина Стократная:

— Виктор умер, когда я гостила у дочерей. Мне позвонила соседка Катерина, сказала: «В нашем доме труп. Звонили его сыну, не могли дозвониться. Говорят, что женщина-фельдшер сказала, что если через две недели за Виктором никто не приедет, то его похоронят в мешке».

У меня это не вызвало особых эмоций — нет во мне жалости к этим тунеядцам, которых родственники побросали. Сам значит виноват.

Сама Галина купила газ и поставила рыбацкую печку:

— А что делать? Я ходила к начальству «Горэлектросети», меня послали из кабинета со словами «Собирайтесь вместе и мы скажем, что надо делать». А как их вместе соберешь? Много здесь алкоголиков. Однажды только вместе собрались, пришли на суд и проиграли. Теперь никто ни во что не верит…

— Да что их там жалеть, сами лохи, неприкаянны, нулевые люди, — махнул рукой один жителей соседних домов. — Пусть вымирают…

Пусть вымирают?

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь! Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость