Как природоохранная прокуратура пыталась закрыть ветклиники в Барнауле

Несколько частных ветеринарных врачей Барнаула намерены взыскать с Алтайской межрайонной природоохранной прокуратуры вред, нанесенный ее незаконными действиями. Проверка ряда ветклиник привела к тому, что их деятельность в ноябре 2016 года была приостановлена. Но ветврачам удалось доказать: закон они не нарушали.

Котик грустит.
Котик грустит. Фото: открытые источники (CC0).

"Исполнить немедленно!"

Поздняя осень 2016 года для нескольких ветклиник Барнаула была ненастной. С проверкой к ним пришли представитель Алтайской природоохранной прокуратуры и главный государственный ветинспектор по Барнаулу Денис Зуев. И нарушения специалисты нашли такие, за которые, по мнению и.о. природоохранного прокурора Сергея Мацакова, работу клиник надо прекратить.

Татьяна Рябоконь.
Татьяна Рябоконь.
По разным данным, проверили тогда сразу 12-15 ветклиник. "Прокурор в личной беседе мне сказал: я вас всех закрою", — рассказывает ветеринарный врач из Барнаула Татьяна Рябоконь.

Акты об административном правонарушении клиник составили, дело возбудили и передали в районный суд. И первые решения райсудов были не в пользу ветврачей: деятельность клиники "Шелти" приостановить на 30 дней, а исполнить решение надо было немедленно. "В 10 утра был суд, а в шесть пришли приставы опечатывать помещение. Вы когда-нибудь видели, чтобы приставы так оперативно работали?" — недоумевает собеседник altapress.ru.

Неформальный повод

Неформальным поводом для проверки была дикая барнаульская история: в мае в ленточном бору обнаружили трупы собачек. По крайней мере, об этом говорили проверяющие. Тогда, весной, природоохранная прокуратура прикрыла на какое-то время одну из клиник (в частности, клинику "Авва") — якобы это она брала деньги за кремацию тел домашних любимцев, а в крематорий их не отвозила.

Резонанс та история вызвала большой. Но в ходе осенней проверки в ветклиниках никаких усыпленных зверюшек ни у кого не обнаружили. "Как правило, частные клиники не усыпляют животных. Госклиника на Шевченко, 158 рекомендует отправлять только к ним, и ветврачи эти рекомендации выполняют", — поясняет мой собеседник.

Какие же претензии были предъявлены? Сергей Мацаков утверждал: размещение ветеринарных клиник и кабинетов ни в цокольном, ни в первом-втором этажах жилых домов не соответствует СНИПам и принятому на их основе документу "Свод правил. Здания жилые многоквартирные". По сути, это означало: из жилых домов ветеринарным клиникам надо съезжать.

"Не дочитав этот СНИП до конца, состряпали на коленке дело, хотя проверка была по существу выездная, и помощник прокурора Глотова и главный ветинспектор Зуев видели, что ни одна из клиник ни несет угрозу для здоровья и жизни населения", — возмущается Татьяна Рябоконь.

Вы не правы

Однако первые районные суды пошли не в пользу ветврачей. Ленинский райсуд, рассмотрев дело клиники "Шелти", требования природоохранной прокуратуры признал обоснованными. Вывод судьи для ветеринаров был, в общем-то, горьким: клиника, работавшая на первом этаже пятиэтажного дома с 2006 года, "создает угрозу жизни и здоровью населению".

"Наши аргументы судья просто не слышала", — говорит Татьяна Рябоконь, представлявшая на суде интересы двух коллег из этой клиники. Деятельность клиник, меж тем, была приостановлена на 30 суток.

Из решения Ленинского районного суда:

Суд полагает, что назначение наказания в виде административного штрафа в данном случае будет являться нецелесообразным и не будет способствовать устранению выявленных нарушений и недопущению их впредь.

И все же выводы суда были полностью опровергнуты следующей судебной инстанцией.

Котики в гостях у ветеринаров.
Котики в гостях у ветеринаров.

Одержали победу

Надо сказать, что, получив акт проверки, ветеринары, которые до недавнего времени мирно лечили зверюшек, ставили им прививки и т. п., вступили в борьбу за свои права. Опасность их объединила — самых активных набралось человек 12. По традиции написали письмо Владимиру Путину. Бумага, как водится, отправилась по инстанциям: из администрации президента — в генпрокуратуру, из генеральной прокуратуры — в краевую.

Ответ барнаульских ветврачей никак не удовлетворил: в краевой прокуратуре сказали, что нарушать СНИП не надо, а в Калининграде подобное дело ветврачи проиграли.

Затем они обратились с запросом в Союз предприятий зообизнеса России. Ответ был в их пользу: "В жилых домах, введенных в эксплуатацию до 1 июля 2015 года, размещать объекты ветеринарной деятельности без содержания животных допустимо".

Такую же позицию занял и алтайский бизнес-омбудсмен Павел Нестеров, к которому они тоже обратились с просьбой о поддержке: применение данного пункта "Свода правил" "обязательно только с 1 июля 2015 года для вновь строящихся и реконструируемых многоквартирных жилых зданий".

В аппарате бизнес-омбудсмена помогли составить жалобу в краевой суд. И ветеринары Ирина Кулешова и Юлия Петоркина из "Шелти" 5 декабря одержали победу. Вывод предыдущей инстанции о "наличии состава административного правонарушения является ошибочным", - написал судья в своем решении.

Закон не нарушаем

Решение это было важное для всего сообщества частных ветврачей края. Ведь начав выселения из домов краевого центра, в природоохранной прокуратуре намеревались распространить опыт и на другие города — об этом, ссылаясь на заявление самого госоргана, писал "МК на Алтае".

Но после первого решения краевого суда уже и районные суды стали тоже выносить решения в пользу ветклиник. Правда, судиться пришлось и после Нового года.

Несмотря на то, что практика, казалось бы, сформировалась в пользу частных ветврачей, природоохранная прокуратура, по словам Татьяны Рябоконь настаивала, что ее клиника ("Артемида") все же нарушает СНИП. На заседании суда 13 января Сергей Мацаков предъявил нарисованную от руки схему помещения клиники, из которой должно было следовать: оно прошло реконструкцию и, стало быть, клиника подпадает под действие СНИПов и "Свода правил".

Татьяна Рябоконь,
ветеринарный врач:

Карандашом сами нарисовали схему, поставили на бумаге перегородки. Схема не была заверена ни собственником помещения, ни мной. Это была просто бумага без подписи и печати. Мы со своей стороны представили документ из БТИ, и суд подтвердил: мы закон не нарушаем.

Кот грустит.
Кот грустит.

Будем добиваться

Что особенно возмущает мою собеседницу, так это подход к ним со стороны проверяющих.

Татьяна Рябоконь,
ветеринарный врач:

Я спросила Мацакова: чем наши клиники помешали? Люди благодарны, что рядом с домом есть ветеринар, что можно быстро провести вакцинацию или просто прийти к врачу пообщаться. У нас куча мусора в лесопарковой зоне, у нас множество пивнушек в городе. Неужели нечем заняться природоохранной прокуратуре?

Она и несколько ее коллег незадолго до Нового года зарегистрировали некоммерческую организацию "Ассоциация практикующих ветеринарных врачей Алтайского края". И теперь намерены добиваться в генпрокуратуре проверки - соответствуют ли занимаемой должности Сергей Мацаков и его помощник Анна Глотова — жалоба генпрокурору Юрию Чайке уже отправлена. "Если не будет адекватного рассмотрения нашего дела, я лично запишусь на прием к генпрокурору", - говорит Татьяна.

Намерены ветврачи и потребовать проверить участие в деле Дениса Зуева: он, как полагает мой собеседник, нарушил мораторий на проверки, установленный президентом страны до 2018 года.

А в декабре трое ветврачей подали заявления в арбитражный суд, требуя от межрайонной прокуратуры возместить им вред, нанесенный незаконными действиями. Заявления пока оставлены без движения.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Смотрите также
Новости партнеров