Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Алтайские автотуристы покорили вершину Сутай

В начале октября команда алтайских и тюменских путешественников вернулась из экспедиции по Монголии. Впервые в истории спортивного туризма они покорили гору Сутай, поднявшись на автомобилях на высоту 4 260 метров. О том, как проходила экспедиция, рассказывают ее участники — президент краевой федерации спортивного туризма мастер спорта СССР Евгений Горбик и член автомобильного внедорожного клуба «Алтай 4×4» кандидат в мастера спорта Михаил Некрасов.

Евгений Горбик,
президент краевой федерации спортивного туризма мастер спорта СССР:

У нашей последней экспедиции, продолжавшейся с 22 сентября по 4 октября, еще нет отчетного названия, пилотное — «Высотная Монголия». К ней мы шли последние два-три года. Идея — подняться на подготовленных машинах на горную вершину Сутай — самый южный монгольский четырехтысячник, взять его из лагеря на ручье Дзуйл (2 800 м). До нас этого не делал никто, штурмовали гору только альпинисты. Это — маршрут за гранью разумного риска, шестой (последней) категории сложности.

Почему именно Монголия? Это страна необычная, мало топтаная, страна больших возможностей: отсутствие леса и плавный рельеф старых гор позволяют двигаться практически в любом направлении. Меня всегда смешат отчеты москвичей, когда они заезжают через КПП «Ташанта», едут по дорогам общего назначения и называют это «экспедиция». Экспедиция — это познание нового. А нового в Монголии копать не перекопать: столько там древних артефактов! И горы нецелованые.

Михаил Некрасов,
член автомобильного внедорожного клуба «Алтай 4×4», кандидат в мастера спорта:

Даже на самой подготовленной машине за день по Монголии проезжаешь максимум 300 километров: то канава, то брод, то ручей, то пески, то заблудились. Нет дорог в нашем понимании — только направления. Можешь даже встать с картой, навигатором: показывает, что правильно едешь, а на секунду отвернулся — уже на другой дороге. Когда научишься колесить по Монголии, не пытаешься сворачивать, срезать, а разворачиваешься и возвращаешься на то место, откуда начал блудить, — только так можно двигаться хоть с какой-нибудь скоростью.

Штурм

— Подъем на Сутай планировали начать в 9 утра, — продолжает рассказ Некрасов. — С вечера готовились, разбили лагерь, погода была замечательная. Утром руководитель группы Влад Шутов решил выдвинуть на разведку квадроцикл. Вернувшись, разведчик заявил, что машины не пройдут. К тому же испортилась погода: собрались тучи, начался снег с порывистым ветром — будто бы гора сопротивлялась. Но мы начали штурм — поехали почти тем же маршрутом, который закладывали заранее по картам, и уже к двум часам дня подошли под ледник на высоту 3 600 метров. На леднике снег по колено — спустили колеса так, что они стали похожи на гусеницы, и машины пошли. Дальше перепад высоты — под таким уклоном даже по земле не проехать, не то что по снегу. Пришлось забуриваться в лед, тянуть джипы лебедками. Наконец выбрались: машины идут, не останавливаются, штурманы сзади бегут. Так и добрались до вершины.

— Никто не ожидал, что мы сможем взять вершину и спуститься вниз, уложившись в один световой день, — говорит Евгений Горбик. — Однако эйфория от успеха привела нас к ошибке при втором штурме — горы Цамбагарав. Если бы мы сразу настроились на двухдневный подъем, все бы получилось, но мы были ограничены во времени — Некрасова ждали на финал чемпионата Сибири по трофи-рейдам в Новосибирске. Сделали рывок — надеялись повторить успех первого подъема, — и снег нас не пустил…

Дорогое удовольствие

— Автомобили для экспедиции специально выбирали легкие, до двух тонн — чем легче машина, тем проще держаться ей на снегу, — рассказывает Некрасов. - Ремонтироваться приходилось каждый день — взяли с собой «техничку» — КамАЗ, груженный запчастями для наших автомобилей. Машины две недели перед соревнованиями готовились плотно. Хотя строить машину можно годами под определенные условия: она должна делаться четко под камень, ямы, канавы или болото. Сейчас в мире много фирм специализируется на выпуске запчастей для автомобилей, участвующих в трофи-рейдах, ралли, экспедициях. У этих машин от заводского оригинала отличается практически все: колеса, подвеска, амортизаторы, пружины, редукторы, двигатель перебирается. Дополнительно автомобиль оснащают лебедкой — если где-то застрял, а помочь некому, без нее никуда. Ставится все в несколько раз надежнее и прочнее, естественно, цена такого автомобиля в разы дороже заводского варианта — фактически от него остается один корпус. Поэтому количество экспедиций, в которых мы участвуем, зависит от того, насколько мы можем позволить себе «зарядить» автомобиль, — это дорогое удовольствие.

Следила вся Сибирь

— Маршрут экспедиции в монгольские горы мы представим на чемпионат России по спортивному туризму, итоги его подведут следующей весной, в конце марта. Ежегодно в класс автомаршрутов подаются по 15−20 заявок, — говорит Евгений Горбик. — Отчет об экспедиции — как большая дипломная работа: в ней состав команды, погодные условия, дорожные графики. Маршрут считается выполненным, если ты прошел его так, как и заявил. Мы это условие соблюли, ведь в заявке штурм Цамбагарава указан не был, а покорить Сутай нам удалось. На чемпионате мы еще посостязаемся с Некрасовым: до того, как отправиться в Монголию, в августе он съездил в еще одну «шестерку» — в экспедицию с севера на юг Телецкого озера, за ними тогда следила вся Сибирь. В 2003 году этим маршрутом уже двигалась группа мотоциклистов: вместо четырнадцати заявленных дней они ехали тридцать восемь! Мише и его

команде удалось пройти маршрут за две недели, правда, для этого им потребовался вертолет, — на последнем трехкилометровом участке дорогу ребятам перерезали громадные камни. Но квадроциклисты, участвовавшие в экспедиции, приняли решение спускаться своими силами, и благодаря им маршрут был пройден полностью.

Из дневника экспедиции «Высотная Монголия»

Штурм горы Цамбагарав — 4 193 метра. 1 октября 2013 года.

Была теплая ночь, утром облачно. Вчера топили баню, место для лагеря хорошее, но далеко от горы. Есть ручей (с хариусом), тополя, дрова. Летом, наверное, здесь комары. Высота 1 360 метров, потому и тепло. Но это совсем не радует: нам предстоит большой набор высоты по очень сложному рельефу. Сборы на штурм. Влад (Шутов. — Ред.) дуркует и суетливо таскает вещи, но общего плана действий нет.

Старт в 9.30. Мда… поздновато! Поначалу есть плохонькая колея (ведет на стоянку), по ней ходит старенький ЗИЛ два раза в год. Рельеф очень сложный и красивый: крутые подъемы с резкими поворотами. Появляются куски шерсти, канавки в грунте, где стояли юрты. Дальше нет никаких признаков транспорта, только скотогонная тропа. Есть надежда, что ближе к вершине камни будут меньшего размера, но этого не происходит.

Опасные крены, отрыв колес (может, пора прекратить этот безумный триал?)… Ледник уже весь на виду, и он пугает своей длиной пути, по которому надо ехать до вершины.

Очень ветрено, и погода ухудшается, пошла поземка, подходим к леднику — пологий и продолжительный снежный склон. С наскоку машины не пошли: снег хоть и плотный, но машины не держит. Бьем колею. Пробуем менять место, выбирая снежную рябь, — не выходит. Пытаемся буриться под якорь, но лед выше, и добраться до него сегодня нет никакой возможности. Уже поздно, темнеет, несет поземку — дело идет к метели. А метель на высоте 4 000 метров без лагеря (на шесть человек у нас одна палатка) — страшное дело. Короткое совещание: принимаем решение спускаться.

Спускаемся уже в сумерках, перекидываем камни всей командой — есть участки, где 50 метров идем 40 минут. Приспущенные колеса часто разбортовываются, подкачка хоть и быстро, но дорога каждая минута. Силы уже кончаются, в 19.25 совсем темно. Деф проскочил, а УАЗ раскорячился в опасной близости к крутизне: здесь крупные камни с рваными гранями, и можно повредить подвеску — опять всем работа и потеря времени. Около 20.00 полный стоп, рабочий день окончен.

Состав экспедиции «Высотная Монголия»

УАЗ 31519, 1997 года выпуска:

  • Влад Шутов, 1977 г. р., Барнаул, первый пилот, 1 разряд
  • Аркадий Гранин, 1980 г. р., Тюмень, штурман, 1 разряд
  • Евгений Горбик, 1950 г. р., Барнаул, тренер, фотограф, мастер спорта СССР.

КамАЗ 43118−10, 2011 года выпуска:

  • Сергей Козинов, 1967 г. р., Тюмень, первый пилот, 1 разряд.

Land Rover Defender 110, 1999 года выпуска:

  • Максим Ильин, 1978 г. р., Барнаул, первый пилот, 1 разряд
  • Михаил Некрасов, 1972 г. р., Барнаул, штурман, КМС
  • Татьяна Астапенко, 1965 г. р., Барнаул, хронометрист, 1 разряд.

Примерно полторы тысячи человек объединяет Федерация спортивного туризма Алтайского края. Среди них — 27 мастеров спорта, восемь заслуженных путешественников России, три человека имеют звание «Выдающийся путешественник России».

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость