Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Алтайский путешественник вернулся из путешествия по Вьетнаму, Лаосу и Камбодже

Три месяца — с декабря по март, самый известный алтайский путешественник и хитч-хайкер (автоспопщик) Алексей Котельников исследовал дороги Юго-Восточной Азии. Сперва, как водится, состоялась месячная акклиматизация на круизном лайнере, а затем, два месяца он пробовал на зуб дороги Индокитая: Вьетнама, Лаоса и Кампучии. Периодически, выезжая в Китай, так как транзитная виза во Вьетнам даётся всего на две недели.

Бананы из Эквадора

Самый забавный случай из последнего вояжа произошёл в Китае. Вся Поднебесная — это сплошная стройка и бесконечные плантации съедобных культур. Так вот, как-то шествуя вдоль банановых полей, источающих запахи свежайшего навоза, мимо нас проехала очередная машина с жидким, но вонючим удобрением… О! Как хорошо — подумал Алексей Котельников — что наши российские бананы поставляются из Эквадора. Но сразу за поворотом, он увидел фуру, которую нагружали ящиками с только что сорванными бананами. А подойдя ближе, Алексей прочёл на ящиках — «Сделано в Эквадоре»! За ваши деньги — любой каприз.

Памятуя заветы Козьмы Пруткова, не верить написанному, теперь знаем, что эквадорские бананы на сибирских прилавках вовсе не из Южной Америки, а из Южного Китая.

Кстати про сибирские бананы надо знать ещё вот что: они бывают пищевые и кормовые. Предназначение зависит от размеров фрукта. Так маленькие, с ладошку, 10 см., максимум 15 сантиметровые плоды — пища индокитайца, а всё что более 20 см — это 100% корм для азиатского скота или экспорт в Россию.

А манго индокитайцы, вообще, часто едят зелёным: натирают как морковку, солят, справляют перцем и едят.

В Лаосе пол-арбуза в 5 кг стоят 10 лаосских денег (где-то 6−7 наших копеек).

Очень часто в кампучийских деревнях можно увидеть искусственный пруд — в ручную выкопанную яму 35−50 квадратных метров. Цель пруда вполне прагматичная: во-первых, это — туалет, во-вторых, это — маленький рыбный заводик. Или наоборот.

Вода набирается в яму во время дождей. Там же утилизируются все бытовые нечистоты. Которые быстро, с чавканьем, поедаются водными обитателями. Ловля этих обитателей осуществляется ежедневно — столько, сколько нужно для еды, а рыбья требуха отправляется в свой вечный круговорот пищи в природе.

Мотоциклы стоят в домах

Главный транспорт Вьетнама — мотоцикл или мотобайк. Их в раз в 50 больше, чем автомобилей. Именно мотоциклы создают пробки на вьетнамских улицах, едут по пешеходным тротуарам, как вдоль движения, так и против. (Велосипедов почти не видно.) В интернет-кафе мотобайк стоит в зале, а в домах вьетнамцев стоит не в гараже, а прямо в доме, где спят и едят. А сами жилые дома открыты, без замков, словно говорят — вот так мы живём!

Очень часто на мотоцикле — спереди или сзади — едут собаки, точнее собачки. Они стоят на сиденье, ловко удерживая равновесие на любых поворотах.

Несколько слов о местном автостопе. Он, конечно, есть и даже лучше чем в Африке. Лучше всего берут грузовики — дальнобойщики, но едут медленно, хорошо берут пассажиров богатые джипы, но их очень мало. Автостоп (хитч-хайк) тут хорош, если не собираешься проезжать в день более 250 км, иначе приходиться переходить на рейсовый транспорт. В целом, конечно, Вьетнаму до Китая как «до луны раком»…

А в Камбодже (или Кампучии — так зовут свою страну сами жители) народ каким-то невообразимым образом оседлал снаружи и сверху маршрутные автобусы типа нашей «газели».

Курить разрешено

Но самое большую зависть вызывают дороги Китая: даже высоко в горах готовят основание в 6 метров высоты-глубины. А качество почти всех дорог Поднебесной как у нас от Нового моста до Новоалтайска. Но у нас только одна такая дорога, а в Китае таких дорог большинство (Алексей в Китае был уже 7 раз): от Уйгурии, на западе до Жёлтого моря, на востоке; от Манчжурии, на севере и до Юннаня, на юге.

Поезда, типа нашего «Сапсана», преодолевают 1500 километров между Пекином и Шанхаем за 10 часов. Причём каждый вагон всегда останавливается напротив номера вагона, написанного на бордюре перрона. А пригородная шанхайская электричка SMT за 8 минут пролетает расстояние в 30 км со средней скоростью в 225 км час, развивая максимальную скорость в 430 километров. Единственно, что неприятно в элетричках, так это курящие китайцы в вагонах.

Храмовые комплексы

Весь Индокитай имеет большое культурное наследие как прошлых эпох, так последней войны с американцами. Во Вьетнаме много музеев, где представлено брошенное или подбитое оружие янки. Есть даже целый парк-музей в 250 километров глинистых тоннелей Кути (городок недалеко от столицы Южного Вьетнама Хо Ши Мина (он же Сайгон)) — нечто вроде катакомб, по которым перемещались партизаны и ставили ловушек и засады на американцев.

Есть в послевоенном Индокитае и, во множестве, не разминированные участки: в Кампучии более 2 миллионов мин, а во Вьетнаме опасны, например, пустынные прибрежные дюны… Именно там, на минном поле, в полутьме и поставил свою палатку Алексей. По крайней мере, так гласила табличка, которую поутру обнаружили отдохнувшие туристы.

Но самый крутой музей мира, по мнению Котельникова - это храмовый комплекс Ангкор, главная достопримечательность в Кампучии. Территория этого кхмерского музея сравнима с площадью Барнаула — около 70 храмов 15 века.

Недалеко от Сайгона, в 104 км на северо-запад, в городе Тэйнинь есть храмовый комплекс Као Дай. Здесь центральный храм религии каодистов. Каодизм, как «идеальная» религия возник недавно, в 1927 году, и представляет собой эклектику всех монотеистических религий, буддизма и индуизма. Второе название — религия Всевидящего ока. На церемонии, которые совершаются каждые шесть часов, собираются многочисленные зрители, особенно на полуденное таинство. На сегодня каодизм исповедуют более 3 миллионов человек.

Недорогая страна героев

Отношение к иностранцам разное: в Камбодже — боготворят, во Вьтенаме… обсчитать иностранца — благое дело, в Китае — равнодушие, в лучшем случае, отношение как к убогому.

Вьетнам и вьетнамцы постоянно вызывают двойственные чувства. С одной стороны классная, добрая, недорогая страна героев, с другой стороны тут столько откровенных козлов, алчущих ободрать глупого иностранца до нитки, назначить за любой товар 3−4 цены, отправить тебя в другую сторону. Скандалы у хитч-хайкера случаются во Вьетнаме практически ежедневно. Особенно с мотоциклистами. У них прямо загорается в глазах огонёк жадности, как только они нас видят… Автостопщики же торгуются!..

Бензин в Ханое дорогой - 1 доллар, с рук в 2 раза дороже.

Краивая страна Вьетнам! Если бы… не вьетнамцы… Например, абсолютно точно знаем, что билет на автобус стоит 30 тыс. донгов (это 50 руб.), а кондуктор без зазрения совести называет нам цену в 8 раз больше… и так постоянно. После очередных разборок отстаиваем своё, а иногда и не отстаиваем. Или, сдаёшь взятый напрокат мотоцикл, а вьетнамцы говорят: «А почему бензобак пустой? —  Мы тебе, — говорят, — полный давали. (А он был пустой на 95%, когда брали.) — а ну оплати полную заправку»… опять скандал … Или хозяева отеля ночью сольют бензин из бензобака, и по вещам шарятся постоянно, во время нашего отсутствия, вроде и ничего не берут, но обязательно пошарятся… Или берут 10% от найденного в твоих карманах.

Сумасшедший дом

В центральном Вьетнаме есть бывшая имперская столица с чудным названием Хуе, вроде нашего Кремля (до 1946 года жил вьетнамский монарх). Здесь сильно заметно влияния Китая в архитектуре. Отличнейшее зрелище, но его ещё восстанавливать и восстанавливать (сильно уж разрушен от войн). Посетили ещё один объект Юнеско — Мишон (древняя гробница вьетнамских царей). Это вроде лаосского Ангкора, только конечно похуже (значительно).

Если в Китае на всех товарах есть ценники, то во Вьетнаме их нет нигде, кроме супермаркетов. Какую бы купюру не подашь вьетнамцу, то сдачи не получишь никогда. Иностранец для вьетнамца тогда хорош, когда платит названную цену.

Есть во Вьетнаме, в курортном городе Далат и «русский след» или отель «Крейзи-хаус». Далатцы так и называют самое необычное строение своего города, да и Вьетнама в целом, то русским домом, то московской гостиницей. Хозяйка гостиницы-галереи Данг Вьет Нга 14 лет жила в Москве, где изучала архитектуру и защитила кандидатскую диссертацию. После возвращения из СССР архитекторша работала в Ханое, участвуя в разработке государственных архитектурных проектов, а в 1983 году переехала в Далат, который ей приглянулся мягким климатом, изумительными пейзажами и, как она говорит, приятным нравом местных жителей. На горном курорте она спроектировала несколько зданий, в том числе Детский дворец культуры и католическую церковь.

«Сумасшедший дом» — «Crazy House» — это официальное название, хотя хозяйка окрестила свое творение Hang Nga — Лунная (вилла). Возводить странное сооружение Данг Вьет Нга начала в 1990 году. Каноны отбросила — никаких прямых линий и прямоугольников. Сплошные изгибы, переплетения, лабиринты… Кстати, до недавнего времени некоторые вьетнамцы были убеждены, что в России именно так и строят.

К госпоже архитектору отношение особое. К примеру, Народный комитет Далата постановил разрушить «Дом со 100 крышами», объявив его официально пожароопасным, а неофициально — антисоциалистическим. Строению Данг Вьет Нга такая перспектива не грозит — её отец, Тон Дык Тханг, был 2-м президентом Вьетнама, преемником самого Хо Ши Мина.

Лесенки с полукруглыми ступеньками узкие — не разойтись. Внутри, кажется, что ползаешь в стволе старого дерева. Главным русским атрибутом «Сумасшедшего дома» все почему-то называют мухоморы и вообще какие-то грибочки, которые в изобилии хозяйка разместила на территории.

Номер в «Сумасшедшем доме» стоит 25 — 80 долларов в сутки, что по вьетнамским меркам чрезмерно дорого. Поэтому часть комнат обычно пустует, и их можно осмотреть, заглянуть в шкафы и ванны, только на кроватях не поваляться. Кровати выглядят, как пещерки или гроты.(Обычная нормальная цена во вьетнамском отеле стоит 7 долларов.)

Строительство своей виллы Данг Вьет Нга планирует завершить к 2010 году.

Национальные меньшинства

Оказывается и во Вьтенаме есть свои национальные меньшинства. На северо-западе, в горах Северного Вьетнама живёт народность сапа (или шапа), известна своим особым трудолюбием в освоении гор рисовыми террасами. Дети носят хворост — 15 килограммовый тюк несут девочки, сами обладая весом в 20−25 кг.

А город, где живут вьетнамские «чукчи», также называется как и сама народность — Сапа. В этом городе коренных вьетнамцев мало — всего процентов 15, а остальные жители — горный народец сапа — милейшие создания. Правда немного навязчивые и скандальные, особенно если пытаешься их сфотографировать, не чего не заплатив за это. Город Сапа, по мнению Алексея Котельникова, вьетнамская достопримечательность номер 2! Город находится высоко в горах и в совокупности с колоритом аборигенов весьма напоминает Непал. Целый день, гуляя в горах по узким тропам, можно поражаться кропотливому труду — аборигенов. Им удаётся создать удивительной, умопомрачительной красоты высокогорные террасы, для выращивания риса. В России такие земли бы признали абсолютно негодными к использованию.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость