Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Дружба народов

Алена Денисова, корреспондент ИД "Алтапресс".
Алена Денисова, корреспондент ИД "Алтапресс".
Анна Зайкова

Когда этим летом мы с мужем решили поехать в Грузию, знакомые только крутили у виска: «Других мест для отдыха не нашли? Там же только война была, русских ненавидят, наверное».

Девятилетняя государственная пропаганда (со времени начала обострения грузино-осетинского конфликта) сработала эффективно, прочно закрепив в сознании большинства россиян облик враждебной Грузии, ее президента, жующего галстук и судорожно цепляющегося за власть, некачественных вин, не соответствующей стандартам минералки. Опасность, опасность, опасность — рефреном из статьи в статью, потоком обвинительных сюжетов и низкопробных фильмов.

Антироссийская пропаганда в Грузии сегодня тоже на высоте, а скандальное выступление Саакашвили в ООН только распалило костер конфликта. И антироссийские митинги, и непристойности в адрес Путина на заборе в центре Тбилиси, и музей советской оккупации, где экскурсовод на английском через слово повторяет «russian terror», а экспозицию венчает карта современных оккупационных территорий (Абхазия и Цхинвал выделены красным), — все правда и есть на самом деле. Неправда в главном: грузины в абсолютном своем большинстве не стали плохо относиться к русским. И людям на улицах не приходит в голову отказаться говорить с вами по-русски, читать книги на русском, есть «Домик в деревне» и ездить на русских машинах (пусть их и не очень много).

— Когда в 2008-м начали бомбить, Аннушка с детьми были в горах, — по дороге на экскурсию в Кахетию вдруг заговорил о войне наш проводник Нукри. Сам он — грузин, Аннушка, его жена, — смесь армянской и русской кровей. У них трое детей, младший Сандро родился уже после войны. — Я поехал за ними: по трассе нельзя было — бомбили, ползли по бездорожью — сорок километров за одиннадцать часов. Обратно этой же дорогой дети бы не выдержали — рискнули, поехали по трассе, чудом остались живы — на пути прямо сзади нас разорвалась бомба.

— Зачем ты вспоминаешь? — оборвала его, отвернувшись к окну, Аннушка.

— Хочу, чтобы они знали, как было на самом деле, — сухо ответил Нукри и закурил. По профессии он водитель, много работал с иностранными журналистами, приезжавшими в Грузию освещать конфликт. «Большие деньги предлагали — две-три тысячи долларов, чтобы доехать из Тбилиси в Цхинвал, когда бомбили, это моя годовая зарплата. Отказался — нельзя, семья».

В их семье, для которой война — не красочный блокбастер, а личная драма, по-прежнему говорят на двух языках — русском и грузинском, любят и ругают Саакашвили (Нукри и Аннушка в прошлом октябре голосовали за его партию, старшее поколение — за «Грузинскую мечту» Иванишвили) и тепло встречают русских гостей.

— Меня тоже в Грузию в прошлом году все отговаривали ехать. На границе с грузинскими таможенниками даже начал говорить по-английски. А они меня только по плечу хлопнули, засмеялись: «Говори по-русски, братан» — и сразу так легко стало, — сказал мне мой знакомый Саша.

…Говорить будут еще много, и по большей части плохое. Особенно теперь, в преддверии президентских выборов в Грузии 27 октября, — пред тем, как Саакашвили окончательно перестанет быть президентом, кремлевские каналы не раз вспомнят его заслуги.

А вы не слушайте. Езжайте в Грузию и посмотрите на все своими глазами. Пусть это будет ваше, а не навязанное кем-то мнение. Визы для россиян в одностороннем порядке Грузия отменила еще весной прошлого года.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость