Туризм

Путешественник из Барнаула рассказал, что увидел за неделю в Северной Корее

Алтайский путешественник Алексей Котельников вернулся из поездки по Северной Корее, где провел восемь дней. Это была последняя страна Восточной Азии, где он еще не бывал. По итогам поездки стало ясно, что даже побывав в «государстве-изгое», турист мало что узнает о реальной жизни большинства северокорейцев. Правдивость ответов на вопросы от гидов часто сомнительна, на многие просто не отвечают, а изучать страну можно лишь под круглосуточной слежкой и там, куда пустят. Однако в Северной Корее искушенному туристу как минимум есть, на что посмотреть. Алексей Котельников рассказал о том, что его впечатлило.

Алексей Котельников,
путешественник:

Северная Корея стала постепенно «оттаивать» к приезжим. Въезд запрещен только для граждан США и Южной Кореи (но и они могут проехать, если у них есть второе гражданство). Однако поехать туда по-прежнему можно, только купив тур, самостоятельного туриста не пустят. За 20 дней надо подать документы на визу — и это все. Я подавал через питерскую турфирму.

Тур мне обошелся в примерно 100 тыс. рублей (без перелетов до Владивостока и до Пхеньяна и обратно). Платить есть за что. В стоимость входят разъезды по стране, проживание и очень плотная ежедневная экскурсионная программа, а также трехразовое ресторанное питание — очень хорошее, за раз подавали до 20 блюд. Я ездил с напарницей, а два человека в поездке по Северной Корее — это уже группа. И нас обслуживали так, как будто нас 20. То есть в нашем распоряжении всегда был микроавтобус с водителем и два русскоговорящих гида (один из которых — Ким Чжин Сен (или Ким) — по всей видимости был сотрудником госбезопасности, потому что встречные военные отдавали ему честь). Второй гид — девушка-переводчик Пэк Ми Ген (Ми Ген). Гиды жили в нашем отеле, то есть не уезжали от нас даже на ночь — жили, как в командировке.

Барнаулец побывал в Северной Корее.
Алексей Котельников для altapress.ru

В памятке, которую нам вручили, было сказано, что нас в аэропорту сами найдут и встретят наши гиды (а если не найдут — их серьезно накажут). В итоге они перепутали время, но все же встретили нас. И сразу из аэропорта повезли на экскурсию по городу. Потом отвезли на обед, и затем снова долго катали. Потом — ужин и последняя экскурсия в парке. И в таком режиме мы жили все восемь дней: число экскурсий доходило до пяти в день. Нагрузка была, как в спортивном походе, многие поездки были за 400 км от места ночевки. Так что к вечеру мы приезжали настолько «уработанные», что засыпали, не доходя до номера. На то, видимо, и было рассчитано.

По словам гидов, туристы из Барнаула если и были, то еще при СССР — когда взаимный поток туристов с Северной Кореей был массовым. С 1990-ых годов путешественники из России там скорее «штучные». Мы спрашивали, чем отличаются русские группы туристов от других. Они говорят, русские более неуправляемые и любят выпить. Нам на все трапезы подавали бутылку водки на двоих или пиво и не понимали, почему мы не пьем.

Барнаулец побывал в Северной Корее.
Алексей Котельников предоставил altapress.ru

Далеко не убежите

Алексей Котельников,
путешественник:

Нам сразу сказали: в нашей стране не принято, чтобы иностранец ходил без сопровождения. Вы, конечно, можете убежать, но далеко не убежите. Все вокруг знают, что если иностранец один, ему надо помочь. То есть немедленно позвонить в полицию, чтобы та приехала и спасла его, «ведь мало ли что с ним может случиться». Мы могли сами говорить, куда хотим поехать, и нас везли (если это не было запрещено) — но гиды везде были с нами.

В жилые кварталы нас водили, но только в те, что повышенной комфортности. Видели и уровень жизни в деревне — он, естественно, низок. В домах ни кроватей, ни мебели. Причем гиды поясняли, что она и не нужна. Ми Ген сообщила, что у нее дома есть кровать, но на ней она просто отдыхает, а спит на полу, ведь «это удобнее».

Гиды говорят, что корейцам живется отлично, что в 1990-ых было сложно, но сейчас иначе. Везде нам указывали на дороги, школы и другие объекты: когда и в честь какого события его построили. Показывали: вот этот квартал был построен для артистов, квартиры были розданы бесплатно, каждая — от 100 до 120 кв. метров. А этот квартал — для ученых и врачей, им жилье тоже раздали бесплатно. Но мы не были внутри каждого дома, конечно, и поговорить с учеными или врачами не получилось бы.

Если во всех других странах я как иностранец постоянно чувствовал интерес к себе, все стремились пообщаться, то среди северокорейцев ничего такого не было. Они тебя видят, но как будто не замечают. Может, им и интересно, но проявлять интерес нельзя. Говорить с кем-то встречным там можно только с разрешения гида. Даже когда мы заговорили в самолете с гастарбайтером, нас взяли и пересадили от него в бизнес-класс.

Барнаулец побывал в Северной Корее.
Алексей Котельников предоставил altapress.ru

Если спросить корейца, счастлив ли он, он скажет — конечно, да, ведь он живет в лучшей стране на свете. Корейцы не против радостей потребления, но на первое место в шкале ценностей они бы поставили, например, мир во всем мире, счастливое детство или объединение с Южной Кореей. Во всяком случае, вслух.

Их квартиры не совсем их, а государственные. Машины выдаются тем, кто «достоин»: крупным чиновникам, артистам, дипломатам и заслуженным труженикам. Если мы выезжали на экскурсию до 8.30 утра, нас обязательно останавливал гаишник, в другое время суток — нет. Гиды поясняли: машинами можно пользоваться только в рабочее время. Если ты выехал раньше, значит, используешь авто в личных целях — а оно же государственное. Так что надо объяснить, куда поехал.

«Расстрелы есть., А как без них!»

Алексей Котельников,
путешественник:

Выглядят корейцы довольно однообразно, все они с примерно одинаковыми прическами. Мужчины в темных брюках и светлых рубашках. Девушки всегда на каблучках. Ми Ген даже в гору с нами лазала на каблуках, хоть и небольших. Мы спрашивали: почему вы даже в горы не надели обувь на сплошной подошве? Она говорит: на каблуках красиво, и так положено; сплошная подошва — для спорта. Юбки у девушек не должны быть выше колен: когда мы однажды присели у фонтана, Ми Ген прикрыла открывшиеся коленки зонтом. У всех граждан на одежде значки с вождями, приколотые у сердца. Иностранцев они жалеют: считают, те выглядят неопрятно. Да и значки им не положены.

У меня с собой были три футболки и шорты, и все. Оказалось, так ходить в Северной Корее можно не везде. Для корейцев такая одежда — спортивная, значит, приемлема только в спортзале, а никак не на улицах и не в ресторане. Но там они еще терпели, а вот в мавзолей великих вождей Ким Ир Сена и Ким Чен Ира меня в таком виде не пустили. Нужен был костюм или как минимум светлая рубашка. Но ни один костюм в магазинах на меня не налез. Подошла только женская рубашка с карманами на животе. В ней я и сходил в мавзолей.

Барнаулец побывал в Северной Корее.
Алексей Котельников для altapress.ru

Вождь для них вместо бога. Всем памятникам вождей надо кланятся, а они там на каждом шагу. Не хочешь кланяться — не подходи к памятнику. Даже если дождь — отставляешь в сторону зонт и поклон. На любом объекте (завод, школа и другие) в вестибюле висит доска почета, где написано, сколько раз этот объект посетил вождь и какие бесценные указания он дал. Про расстрелы неугодных гиды сказали, что «в западной прессе все преувеличено», но, конечно, они есть — а как без них! И тюрьмы там есть. Но они скрыты от глаз, туда нас не возили.

Когда нашим гидам не нравилось, что я снимал в поездке, водитель прибавлял скорости — чтобы снимки получались хуже. Например, я видел там машину на дровах: авто с печкой по принципу паровоза, похожее на печь Емели. Попросил остановиться, чтобы сделать кадр. Отказали — сказали, это военная разработка.

Барнаулец побывал в Северной Корее.
Алексей Котельников для altapress.ru

Чистота и безопасность

Алексей Котельников,
путешественник:

Заметил, что по сравнению с южнокорейцами северокорейцы мелковаты. Думаю, это связано с их рационом: многих витаминов, судя по всему, не хватает. С голоду они не умирают: рис, кукуруза и водка у них есть всегда. При этом напиваться публично, видно, нельзя, мы пьяных не видели.

Проблем с преступностью нет, дорожных аварий нет. Не говорю, хорошо это или плохо — это просто факт. Машины и дома стоят незапертые. Штор на окнах, кстати, тоже почти нигде нет. Самое популярное наказание — трудовое. За любую провинность прежде всего отправляют поработать. Но даже если у тебя просто выдался свободный час, это уже повод наградить тебя почетной обязанностью прополоть траву. Мы постоянно наблюдали картину, когда корейцы сидели и ковырялись в газоне, подстригая его ножницами. Чистота там на улицах, да и везде, идеальная, Китай после Северной Кореи показался мне очень грязным.

Барнаулец побывал в Северной Корее.
Алексей Котельников предоставил altapress.ru

Очень много громадных музеев, в основном на тему отечественной войны и патриотизма, но есть и исторические. При этом много новодела, как в Китае. Если какой-то объект начинает выглядеть плохо, его без зазрения совести могут уничтожить или увезти подальше, и поставить такой же, но новый. Есть музеи подарков вождям. Мы в одном таком ходили-ходили по каким-то бесконечным коридорам, пока я не спросил: как это так, с виду же здание совсем небольшое? Пояснили: основная часть здания — под землей. И когда мы реально долго уже ходили, оказалось, что мы обошли только пять залов, а всего их там несколько сотен. Были в огромном зале с российскими подарками. Там было все — от самолетов, автомобилей, яиц Фаберже до шашек и казачьей одежды. Подарки как от русских политиков, так и от предпринимателей, в том числе — от Путина того периода, когда он еще был премьер-министром.

Когда реальности нет

Алексей Котельников,
путешественник:

В книжных магазинах крайне бедный ассортимент, но есть очень много библиотек. Многие корейцы учат в них иностранные языки — кто после, а кто вместо работы в рамках повышения квалификации. Нас проводили по классам, где учат русский. Там много литературы и телевизоров для учебных фильмов. Из книг мы видели «Как закалялась сталь» и другие на военную или революцилнную тему, самоучители по шахматам, труды российского специалиста по овощеводству. Естественно, книг, которые «пропагандируют разврат и пьянство», там нет.

Барнаулец побывал в Северной Корее.
Алексей Котельников предоставил altapress.ru

Информация из внешнего мира в страну почти не поступает. Интернет — только местный. Картина мира полностью формируется органами власти, и в основном они показывают, как плохо живут за пределами страны. Реальности там как бы нет, есть только то, как ее подают. В какой-то степени это характерно для всех государств, но там, конечно, доведено до абсолюта. В одном ресторане я видел, как посетители смотрели якобы в прямом эфире футбольный матч, который на самом деле прошел две недели назад. Северокорейцы верят, что Южную Корею захватили американцы, и мечтают ее спасти. Для них это «временно оккупированные» территории. Интересно, что гиды спрашивали у нас: что в России говорят про нашего вождя? Я говорю: но вы же лучше должны знать. А они: мы ничего про него не знаем. Есть ли у него жена, дети, или сколько ему лет… Еще у них по телевизору показывают много концертов. Популярны женские группы, которые ездят по всему миру. Им, кстати, разрешены юбки гораздо выше колена и не только.

В самолете мы говорили с северокорейским гастарбайтером, который работал на лесозаготовках в Иркутской области 1,5 года. Он рассказал, что заработал по меркам его страны очень много. Думаю, там у него был и мобильный телефон, и интернет. Но тем не менее сбегать он не стал. Говорил, очень соскучился по семье и стране. Пустить гастарбайтера за границу или нет, думаю, решает особый комитет. Опять же: если сбежит, то его семье, наверное, не поздоровится. Однако я бы не сказал, что северокорейцы производят впечатление тех, кто мечтает о гласности и открытости. Большинство из них не знает, как это — жить иначе.

Барнаулец побывал в Северной Корее.
Алексей Котельников предоставил altapress.ru

Думаю, со временем жесткий режим там все же ослабнет, как это было в Китае, на Кубе. Хотя для коренных изменений нужен кто-то вроде Горбачева. Сейчас у Северной Кореи имидж страны-изгоя, где все плохо, все голодают, а лагеря переполнены. Но это не совсем так. Почти вся Африка, Камбоджа и многие другие государства по уровню жизни в разы хуже по всем статьям. В Северной Корее я видел масштабные стройки, кварталы, которые возводят за несколько месяцев. Но их возводят не эскаваторами и не бульдозерами, а вручную, как в России в 1920-ые годы. На улицах — идеально чисто, но неизвестно, какой ценой. Если человек за всю жизнь посетил только несколько стран, ему в Северную Корею ехать не надо. Но это, безусловно, страна гораздо более интересная, чем, скажем, Тунис. Она во всем не такая, как все. Другая. А других стран в мире не так уж много.

Барнаулец побывал в Северной Корее.
Алексей Котельников для altapress.ru

Про что еще рассказал собеседник

Про сувениры

— Все интересные вещи для туриста в Корее дороги. Например, национальный костюм стоит 6−10 тыс. рублей. В туристических магазинах все продается за евро, к корейским деньгам туристу запрещено прикасаться и тем более вывозить их. Пока гуляли по городу, могли заглянуть в окошко магазинов, куда ходят только местные. Ассортимент там примерно, как в наших сельпо в 1990-ых годах. Водка, мыло, стиральный порошок, чипсы, кукуруза, рис, соль — все в одном ряду.

Про семью

— Спрашивали про разводы. Ответ: крайне редки, нужна уважительная причина. Жена может написать жалобу рабочему коллективу мужа, если он плохо себя ведет дома, — тогда коллектив начинает на него влиять. Муж не может оставить жену ради более красивой женщины; а вот если у нее не получается забеременеть — может, тогда общество не осудит. В семьях в среднем по два ребенка. Школ, детских садов и детских лагерей в стране огромное количество, мы были во множестве таких. Страна очень музыкальная: все поют и танцуют, и чтобы дети могли этим заниматься, государство строит целые дворцы. На то, чтобы быть дома с ребенком, у северокорейской мамы точно есть три месяца; максимум — девять. Потом ребенка отдают в ясли, и с этого момента его в основном воспитывает коллектив.

Барнаулец побывал в Северной Корее.
Алексей Котельников предоставил altapress.ru

Про отдых

— За границу северокорейцам выехать очень трудно. Гиды говорят — «потому что у нас самих все есть», и люди должны отдыхать в своей стране. Выезжают по особому случаю только дипломаты, спортсмены, артисты. Там есть два моря — Японское (которое они называют Восточно-Корейским) и Желтое (Западно-Корейское), но морской отдых непопулярен. Пляжи в основном затянуты колючей проволокой, хотя прямого запрета отдыхать там вроде нет. Про проволоку поясняют так: это чтобы врагу было сложнее высадиться на берег. Когда нас привезли на пляж, мы были там единственными отдыхающими. Нам пояснили — из-за холодной воды (20 градусов). Санатории какие-то я видел, но в этой стране государство явно предпочитает, чтобы люди работали, а не отдыхали. Отпуск там — лишь около 10 дней в году.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость