Здоровье

Скользкая тема. Как и на каких условиях алтайские врачи работают с фармкомпаниями

Взаимодействие медицинских работников и фармацевтических компаний — тема скользкая и сложная. Это практически единогласно признают все эксперты. Без цивилизованной работы фармкомпаний пришлось бы туго и врачам, и пациентам. Правда, у пациентов на этот счет, как правило, одно мнение: врачи выписывают то лекарство, от производителя которого получают деньги. На самом деле ситуация выглядит иначе или как минимум не так однозначно.

Пилюли. Лекарство.
Пилюли. Лекарство.
Олег Богданов

Кто из российских врачей и сколько получил от того или иного гиганта фармбизнеса, всегда оставалось тайной. Только в 2016 году впервые в открытом доступе фармкомпании (каждая на своем сайте) опубликовали эти данные. Всю базу воедино свел блогер Роман Смирнов, опубликовав на своем портале таблицу с конкретными названиями компаний, фамилиями докторов и суммами, которые они получили от сотрудничества друг с другом. В список вошли более 30 врачей из Алтайского края и пять региональных медицинских учреждений. Те из них, с кем пообщался altapress.ru, информацию подтвердили.

Все они, заполняя договор о сотрудничестве, разрешили публиковать свои данные. Доходы тех, кто такое разрешение не давал, учесть нельзя до сих пор.

То же самое касается и фармацевтических компаний. Данные опубликовали только те, кто вошел в Ассоциацию международных фармацевтических производителей (AIPM). Они решили это делать, чтобы повысить доверие ко всем участникам рынка здравоохранения.

Емкость этого рынка достаточно высока. Например, разработчик и производитель лекарств GlaxoSmithKline (GSK) ежегодно выплачивает российским врачам, учреждениям здравоохранения и на проведение медицинских научных исследований порядка 600 млн рублей. Львиная доля затрат идет на сами исследования: на зарплаты, а также на компенсацию расходов на диагностику, ведение пациентов и пр. Примерно такую же сумму оставляет в нашей стране и другая крупная фармацевтическая компания — Merck Sharp & Dohme (MSD). Немного меньше тратит в России один из лидеров по продажам на отечественном рынке, компания Bayer — около 400 млн рублей.

Врачи и медучреждения Алтайского края все вместе зарабатывают менее 1 млн рублей.

Врач, медицина.
Открытые источники в Интернете (СС0)

Давят авторитетом

Как фармацевтические компании продвигают продукт? Просто. Берется в аренду зал, как правило, на нейтральной площадке, так как в последнее время медицинским представителям нельзя действовать на территории лечебных учреждений. С приходом информационных технологий стали практиковаться вебинары, встречи единомышленников по скайпу.

Участие в мероприятии обычно принимают врачи из городов и районов региона, при желании могут прийти послушать и обычные пациенты.

Тема лекции звучит, например, как «Гипертония», или «Лечение суставов», или «Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний». Сначала ведущий рассказывает о болезни, ее признаках, течении, профилактике, а потом — о препаратах, благодаря которым можно с ней справиться. Естественно, упоминая те названия, которые представляет фармкомпания. Называются данные всех исследований и показатели эффективности. Врачи сами делают выводы, брать или нет что-то на вооружение.

Как правило, докладчиком на подобном мероприятии выступает не представитель фармацевтической компании, а местный опинион-лидер (opinion leader, «лидер мнения»). То есть человек, авторитет и известность которого могут повлиять на выбор слушателей, вызвать их доверие и побудить к действию. В итоге именно лидер мнения выступает в качестве посредника между брендом и целевой группой.

И только потом, когда почва подготовлена, на «сцену» выходит представитель фармкомпании и рассказывает конкретно о своем препарате.

Докладчику фармпроизводитель оплачивает гонорар, дорожные расходы, научные исследования, если они связаны с конкретным препаратом.

Статуэтки врачей.
Анна Зайкова

Только по-белому

«Все выплаты врачам законны, но только если речь идет о проведении клинических исследований и о научно-педагогической деятельности», — предупреждает Сергей Богданов, главный врач консультативно-диагностического центра «Добрый доктор». Он — бывший представитель фармкомпании Ferrosan (производитель, например, «Бифиформа»).

Много лет назад он сам работал медицинским представителем и знает эту систему изнутри. Он уверен, что бюджетов на «откаты» врачам у представителей компаний нет. Тем более сегодня врач обязан выписывать рецепт по международному непатентованному названию (МНН), а вот что пациент купит в аптеке — это уже другой вопрос.

Более десяти лет сотрудничает с известными производителями Abbott (производитель «Дюфалака») и Ipsen (производитель «Смекты») барнаульский гастроэнтеролог, доцент кафедры пропедевтики детских болезней АГМУ Денис Фуголь. Он — опинион-лидер Abbott в России. Он также не видит ничего плохого в сотрудничестве и ведет активную деятельность: проводит под эгидой компании семинары и конференции по своим профильным темам, рассказывая о современных тенденциях лечения заболеваний.

«Если ко мне обращаются с предложением озвучить во время лекции конкретное название и обещают заплатить — я сразу отказываюсь. Такие случаи уже были», — рассказывает алтайский врач.

Опинион-лидером французской компании Sanofi в России (она входит в тройку лидеров на российском фармрынке) является и травматолог-ортопед высшей категории Александр Чанцев.

«Я сам активно сотрудничаю с несколькими фармацевтическими компаниями и вхожу в группу экспертов в России по ряду медицинских препаратов. В частности, межсуставной смазке на основе гиалуроновой кислоты».

По мнению доктора, нужно понимать, что медицинские представители информируют, а не торгуют. Их задача именно в продвижении препарата, а не в его навязывании. Это практикуется во всем мире. Они доступно рассказывают о преимуществах и достоинствах, не забывая упомянуть и о возможных побочных эффектах.

«Если бы их не было, врачи просто „загнулись“ бы в том потоке информации, который есть сейчас», — смеется он.

А преимущества работы с фармпредставителями, по его мнению, налицо: оперативное получение информации о новинках, оценка современного рынка медицинских препаратов и, конечно, возможность узнать об эффективности использования из первых рук.

Солидарна с ним и главный внештатный эндокринолог Барнаула, врач высшей категории Оксана Заплавнова: «Я не против присутствия фармацевтических компаний и их представителей. Они реализуют в России неплохие образовательные проекты, проводят научные конгрессы и конференции».

Таблетка.
Открытые источники.

По букве закона

«Давно не сталкивалась с какими-то фирменными бланками, „своими“ аптеками. И не помню, чтобы кто-то из врачей выписывал какой-то конкретный препарат и рекомендовал пить только его», — говорит врач-стоматолог высшей категории краевой стоматологической больницы Маргарита Богомолова.

Первое ужесточение требований к врачам произошло в ноябре 2011 года, когда вступил в силу Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Он жестко регламентирует взаимодействие медицинских работников и руководителей медучреждений c организациями, которые занимаются разработкой, производством и (или) реализацией лекарственных препаратов.

Еще больше ограничений добавил приказ Минздрава от 1 июля 2013 года об утверждении порядка назначения и выписывания лекарственных препаратов. Согласно ему врач обязан назначать и выписывать такой препарат только по МНН, а не по торговому названию.

Алтайские врачи соблюдают еще и приказ крайздрава от 23 июля 2015 года. Помимо прочего, он призывает исключить использование в интерьере и спецодежде элементов, указывающих на принадлежность к продукции фармпроизводителей. Кроме того, в медучреждениях есть локальные приказы главврача о порядке приема медицинскими работниками представителей фармкомпаний.

«Выписка рецепта строго по МНН лично мне не дает уверенности, что пациент в аптеке получит именно то, что нужно», — высказывает свое мнение на этот счет Оксана Заплавнова. По ее словам, в Европе эта система отработана, на каждом этапе идет тщательный контроль, в России же такая практика только начинает развиваться. На Западе что оригинал (патентованный препарат), что дженерик (аналог) соответствуют необходимым требованиям. А у нас дешевый якобы аналог может легко оказаться пустышкой. «Вот это страшно», — резюмирует она.

Также все врачи уверены, что в жестком контроле нуждается реклама лекарственных препаратов в СМИ и на телевидении.

«Когда приходят пациенты и начинают рассказывать, чем лечились „по рекомендации телевизора“, волосы дыбом встают!» — говорит член Совета медицинской палаты Алтайского края Ирина Козлова.

Единственная лазейка, которая осталась у врачей, — продвижение БАДов. Многие ею охотно пользуются. Но добавки лекарственными средствами не являются. Впрочем, об этом доктора иногда забывают предупредить пациентов.

«Помню, ко мне обратилась пациентка, которая сказала, что акулий хрящ при болях в суставах ей не помогает. Я удивился и объяснил, что это не лекарство. Оказалось, приобрела она его по рекомендации лечащего врача районной поликлиники», — привел пример Александр Чанцев.

Лидеры по продаже лекарств в России:

  1. SANOFI-AVENTIS (Франция), производит «Эссенциале», «Но-шпу», «Лозап» и др.

  2. BAYER (Германия), производит «Бепантен», «Логест», «Супрадин» и др.

  3. NOVARTIS (Швейцария), производит «Отривин», «Линекс», «Амоксиклав» и др.

Единственной российской фармкомпанией, которая периодически входит в топ лидеров, является «ОТИСИФАРМ» (производит «Арбидол», «Пенталгин», «Афобазол» и пр.).

Справка

Ассоциация международных фармацевтических производителей (AIPM) была создана в 1994 году и представляет на территории РФ интересы ведущих международных фармацевтических компаний — производителей современных лекарственных препаратов. Сегодня AIPM объединяет 55 международных компаний, на долю которых приходится свыше 80% мирового фармацевтического производства и более 60% объема лекарственных средств, поставляемых на территорию России.

Что пишут недовольные пациенты (мнения с форумов)

«У врачей и фармацевтов <…> присутствует своего рода „план продаж“, как бы дико это ни звучало. То есть выписывать именно те или другие препараты, даже если они вообще не от той болезни! И от этого что-то получать, какой-то фиксированный процент или другой гонорар» (сайт bolshoyvopros.ru);

«Из личного опыта могу сказать, что у обычного врача-специалиста в районной поликлинике месячная „прибавка к пенсии“ за счет медпредставителей может варьироваться от 10 тыс. (регионы) до 50 тыс. (Москва) рублей» (сайт pharmpersonal.ru);

«Я спросила у врача-иммунолога: а как у вас обстоит дело с процентами за назначение нужных лекарств? Она устало махнула рукой: „Так же, как и везде: чем дороже лекарство, которое врач пропишет, тем больше денег он получит от дистрибьютора“» (живой журнал evgenya75.livejournal.com).

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость