Жизнь

А поспорить и без того есть где

Удивительно, иногда то, что нас разобщает, делает нас общностью. Ну кто еще будет спорить так яростно о нашем общем прошлом, кроме нас самих?

Андрей Никитин.
Андрей Никитин.
Анна Зайкова

С. Соколов. «Диссертация».
Приволжское книжное издательство. Саратов, 1979 год:

— Почитайте Ленина и поймете. Вооруженное восстание или мирное развитие событий, как вы пишите. Что это такое? И то, и другое — социалистическая революция, диктатура пролетариата.

— И пролетарский интернационализм, — согласился Черноиванов.

— Вы затеяли спор о формуле, а не о сути дела и дали пищу рецензенту Карабутова для сочинения отрицательного отзыва.

— Карабутов, наивный человек, не удержался от полемики с вами. Ваш спор принял значение научной проблемы. А вы с Карабутовым всего-навсего подсчитывали красногвардейцев, количество пушек и пулеметов, исследовали, с какой горы или колокольни они стреляли.

— Пушка совсем не стреляли, — перестал улыбаться Черноиванов.

— Вы опять свое. Я вам о существе вопроса, а вы о пустяках.

— Хороши пустяки: стреляли или не стреляли пушки".

В повести историка, профессора Саратовского университета Святослава Соколова описываются будни одной из кафедр истфака некоего приволжского университета в середине 70-х годов. Кафедре к 70-летию вуза поручают написать книгу «История местного края». Между Карабутовым и доцентом Черноивановым идет спор о том, была ли в их городе установлена Советская власть мирным или вооруженным путем. Спор этот доходит даже до заочников…

…Разговоры о «едином учебнике» истории чаще всего натыкаются на проблему т.н. «спорных моментов», как человек, искренне поддерживающий идею «единого учебника», не считаю эту проблему проблемой. Ведь спорные моменты в истории были и будут всегда. И они могут возникнуть даже там, где, казалось бы, нет уже никакой «политики» и «все давным-давно уже обо всем договорились». Вот смотрите, я выше привел пример, как яростно историки спорят даже в таком обществе, где, казалось бы, «Краткий курс» все давно должен был расставить по местам.

С. Соколов. «Диссертация».
Приволжское книжное издательство. Саратов, 1979 год:

Одновременно и легко, и тяжело тогда было преподавать историю. Легко потому, что все уже было расписано по строкам и страничкам истории. Знай себе держись «Краткого курса». Но и держаться этого «курса» было тяжело. Многие, кто его читал, топтались годами на месте.

Переступить порог «курса» не решались, да и не нужно было тогда этого делать. «Краткий курс» устремлен в одну точку. Бил сильно и метко. И делал свое дело успешно. Ведь слишком много развелось в свое время истолкователей истории: левые, правые. Причем большинство из них пыталось подальше отойти от Ленина. А этого прощать, допускать было нельзя. Без Ленина истории России не напишешь! Ее только можно исказить, фальсифицировать, извратить. И тогда со всеми фальсификаторами вступил в бой «Краткий курс». Он ударил по рукам толкователей истории, которые пытались заменить Ленина собой или теми, кто ориентировался на Запад и его историю.

Не вина Сибарова, а тяжелая беда, что он и «Краткий курс» превратил для себя в догму. И заковал себя по рукам и ногам, не понимая и не чуя, что ходит в кандалах.

В «едином учебнике» видят опасность того, что не будет никакой альтернативы, раз написано так, то будь добр, выдай именно это. Но ведь тут дело вовсе не в учебнике, а в педагоге. Если попадется плохой педагог, дай ему хоть 300 разных учебников, он ничего хорошего с классом и с конкретным учеником все равно не сделает. Он — плохой педагог. А у хорошего учителя всегда найдутся варианты, чтобы… нет, не заставить учеников зазубрить даты, а привить им любовь к науке, которая все-таки является искусством с собственной музой — Клио (в переводе «прославляющая»).

А историки будут все равно спорить, даже о том, что была ли Куликовская битва против Золотой Орды или за Золотую Орду? И была ли она вообще.

Но при чем тут эти споры и учебник? Историки, честное слово, никогда все вместе не договорятся до конца обо всем. Но для соревнований идей есть научная, научно-популярная, дополнительная и еще какая-то там литература. А мне, как человеку, переезжавшему и переводившему ребенка из школы в школу в середине учебного года, все-таки ближе унификация. Даже в учебниках по истории.

И еще у меня есть одно желание, связанное с этим «единым учебником»: очень хочется посмотреть на искусство его составителей именно по тем самым спорным вопросам. Чисто историографически. В какую сторону пойдут составители? Как они будут обходить подводные камни? Сгладят или заострят? Скомкают или полезут на рожон? Не злорадно жду, а с предвкушением чего-то любопытного.

И, главное, нет ведь ничего вечного. И этот, еще не написанный «единый учебник», когда-то станет историей.

С. Соколов. «Диссертация».
Приволжское книжное издательство. Саратов, 1979 год:

— Я обязан заставить вас работать, — сказал Карабутов, — с полной отдачей сил. Организуйте работу так, чтобы к годовщине Октября ваша глава была готова. Последнюю главу буду писать я сам. Вместе с Орлениновым. Закончим книгу Двадцать пятым съездом партии, историческим значением его. Книгу надо написать так, чтобы ее хватило на две, три пятилетки. А потом будут писать молодые историки.

— Хватило бы нашей книги на одну пятилетку. И то хорошо, — ответила Раиса Григорьевна.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость