Жизнь

Агенты Кабинета. За что снимали и награждали предшественников алтайских губернаторов до революции

В конце XIX века перед начальниками Алтайского округа — предшественниками нынешних губернаторов — Кабинет Его Императорского Величества поставил задачи, которые раньше им решать не приходилось. Они должны направить регион по новому пути.

Реформы начались в 1896 году. После этого начальниками округа стали бывший прокурор и военный Василий Болдырев, юрист Адам Кублицкий-Пиоттух и промышленник Владимир Меллер-Закомельский. Кто пришел вслед за ними?

Нерасторопный Ульрих

В 1906 году этот пост занял 46-летний Иван Ульрих — его перевели из Забайкалья с должности начальника Нерчинского горного округа. Впрочем, с Алтаем он уже был знаком — в 1899—1901 годах он заведовал землеустройством округа.

К моменту назначения Ульриха проблемы в округе накопились серьезные. Тысячи колонистов в поисках «мужицкаго щастья» приезжали сюда самовольно. У одних не было земли. Другие отнимали заброшенные участки у старожилов, которые этому вовсе не были рады, — стычки между «аборигенами» и пришлыми стали обычным делом.

К 1906 году государство радикально меняет миграционную политику, причем поток переселенцев в округ увеличивается. И от нового начальника округа ждут большого усердия по обустройству новоселов.

Что это был за человек? Чиновник, твердо отстаивавший интересы короны, в то же время человек осторожный и не очень расторопный. Тем не менее и ему мы кое-чем обязаны.

Именно Ульрих, например, дал разрешение крестьянину, сыну купца Александру Винокурову взять в аренду землю для постройки конезавода в Тюменцеве. Завод до сих пор существует!

А для Новониколаевска (Новосибирска) Ульрих — персона значительная: именно он подписал документ о передаче городу земли для ее выкупа. Правда, в целом к продаже императорской земли он относился с опаской.

И все же время требовало других людей — энергичных и решительных. Уже через год после появления Ульриха в Главное управление округа пожаловали ревизоры. В работе ведомства выявили злоупотребления и должностные преступления, двоих управляющих имениями за растрату отдали под суд, а помощника Ульриха отправили в отставку. Словом, скандал. Но, видно, к самому начальнику округа претензий было не много, и после ревизии он поработал еще три года.

Крым и рым

Дела следущего начальника округа Василия Михайлова определенно должны знать все школьники — это был самый эффективный дореволюционный руководитель. Хотя, кажется, ни одного нашего чиновника такого уровня так не критиковала пресса (разве что Михаила Евдокимова 90 лет спустя).

Михайлов родился в Забайкалье в семье чиновника. В университете Дерпта (ныне Тарту) выучился на ветеринара — редкая для глав региона специальность. Причем Михайлов был ветеринаром не только по диплому — он восемь лет отработал по специальности в Тобольской и Акмолинской областях, где боролся с эпизоотиями.

Случайно или нет, но в Акмолинской области он вошел в состав комиссии по переселенцам, и вскоре его жизнь изменилась. Он занимается переселенцами в Ишимском округе, в Уфимской губернии.

В те же годы в России был большой неурожай, и Михайлов, активист Красного Креста, помогает голодающим. А во время русско-японской войны Красный Крест отправляет его организовывать помощь больным и раненым воинам. Как видите, перед тем, как попасть в наши края, он прошел «Крым, рым, медные трубы и чертовы зубы».

На радость столице

Такого служаку не могли не заметить «наверху». В 1906 году он уже начальник переселенческого управления Томской губернии, в 1907-м — зав. землеустройством Алтайского округа. У него есть еще и личная причина взвалить на себя новую ответственность: в семье растут пятеро сыновей (из них четверо усыновленных), нужны деньги, а этот человек, похоже, взяток не брал.

А в столице меж тем не нарадуются новому назначенцу: ему удается упростить и удешевить выделение переселенцам земель.

Затем он ненадолго уезжает в Хабаровск, где курирует колонизацию Дальнего Востока (обратите внимание, как часто чиновника перемещают с места на место, проверяя на каждой должности). И вот новая должность: в 1910 году он — начальник Алтайского округа. Задачи перед ним ставят глобальные: провести «полное переустройство хозяйства» и административную реформу.

Образцовый служака

В 1896 году в Алтайском округе для лучшего управления имуществом государя создают 12 имений. В 1911 году территория округа разбивается на еще более мелкие единицы — 47 лесничеств и 3 арендных района, а в 1914 году их становится 57. За все это отвечает Василий Михайлов. Кстати, он ввел новшество, о котором и не помышляли его предшественники: приказал подчиненным проверять сообщения газет о действиях местных чиновников.

В 1911 году он начинает новое дело: командирует чиновника особых поручений Клавдия Миротворцева обследовать озера, оценить возможности повышения доходов от добычи соли и выяснить, что для этого должны сделать чиновники. Миротворцев, чиновник с прекрасным образованием, сам обследует озера, разрабатывает предложения.

Михайлов полностью поддержал идеи Миротворцева — он ценил инициативу подчиненных и настраивал их на поиск решений. С 1 января 1912 года озера Ключевского, Гатского и Мормышанского лесничеств сдают в аренду барону Александру Крюденеру-Струве… После начала мировой войны он включается в работу по снабжению фронта продовольствием, помогает дамскому комитету Красного Креста — собственно, комитет возглавила его супруга и разместился он в его доме.

Агент Кабинета

Деятельность Михайлова была признана Кабинетом образцовой. Регион вступил на путь модернизации и резко увеличил доходы казны. Правда, после начала мировой войны чиновник стал все меньше устраивать начальство. Он, например, был против гонений на «иностранных шпионов». В начале 1916 года он ушел в отставку по болезни. А может, не по болезни?

К тому моменту против земельной политики Кабинета и начальника округа была развязана настоящая информационная война. В газетах алтайских чиновников называли «агентами Кабинета», упрекали, что они отстаивают интересы царя в ущерб народу, например, повышают арендную плату, намеренно идут на нарушения закона и создают почву для конфликтов.

То, что столица ставила в заслугу Михайлову — ускорение межевания земель, — обернулось жесткой критикой. Потом выяснилось, что автор многих статей — адвокат жителей, который вел дела против Кабинета, а инициатор травли — бывший помощник предыдущего начальника округа Ивана Ульриха, с треском уволенный с работы. Но крови они попортили много — можно себе представить, как это огорчало старательного Михайлова.

Газеты того времени ехидно замечали, что Михайлова нет в регионе по четыре — шесть месяцев в году. А между тем его отсутствие объяснялось просто: этот человек заработал болезнь сердца и был вынужден уезжать на лечение. Главное же — работа в его отсутствие не останавливалась.

Они были последними

После Михайлова в округ был назначен 54-летний Федор Петров. Он был выходцем из мещанской семьи, получил образование горного инженера и много лет управлял разными российскими заводами, отслужил руководителем Читинского и Нерчинского горных округов. Человек он был твердый и решительный, но сделать успел немного. Именно он помог Барнаульской городской думе добиться выделения городу в начале 1917 года беспроцентной ссуды в 100 тыс. рублей на благоустройство улиц и площадей — город просто тонул в грязи. В отставку его отправило Временное правительство в 1917 году.

Его место занял 57-летний Леонид Маслов — вечный зам, работавший еще помощником Ульриха. Именно он замещал Михайлова во время его частых поездок по краю, его подписи стоят на документах в период работы Петрова. К моменту, когда Маслов возглавил округ, самовольные рубки леса стали массовыми, лесную стражу избивали и разоружали, казенное имущество поджигали — в общем, времена для нашей родины наступили страшные.

В начале 1917 года имущество императора передается государству, начальники округов, управлявшие царскими землями, оказались не нужны. Округ стал губернией, власть взял исполком — региональное правительство. При Временном правительстве пост «губернатора» (комиссара) занял владелец крупнейшего в Сибири дрожжевого завода Александр Окороков.

При нем у нас появились земства и новая система налогообложения, но уже в декабре 1917-го его сместили рабочие и солдаты. А после установления советской власти изменилась и вся система управления.

Ушел в небытие

Василий Михайлов вышел в отставку, добившись выделения себе пенсии (ему немного не хватало стажа, но вопрос был решен) и пособия детям на обучение. Сначала он поехал к супруге в Уфу, затем переехал в Сочи. Дальнейшая судьба этого умного, старательного и энергичного чиновника, так много сделавшего для Алтая, неизвестна — считается, что умер он после 1917 года. У Михайлова были многочисленные ордена и медали. Найти сведения об Иване Ульрихе нам тоже не удалось.

Стал бухгалтером

Федор Петров в 1918 году переехал в Омск, занимал ряд постов в правительстве Колчака, в правительстве Дальневосточной республики был министром торговли и промышленности. Интернет-ресурс «Архивы России» указывает, что в 1922 году Петров из Владивостока уехал в Харбин, где служил бухгалтером Банка домовладельцев. По сведениям поэта-эмигранта Валерия Перелешина, у харбинского Петрова было четыре сына (алтайские историки полагают, что двое), а его супруга побывала на Первой мировой войне и несколько лет провела в немецком плену. Судьба их детей была трагична: один пропал без вести в Гражданскую войну, второй покончил с собой, третий попал в дом умалишенных в Бельгии.

В Харбине Петровы жили с сыном — талантливым поэтом Сергеем Сергиным. Увы, Сергин в 1934 году застрелился. А Федор Петров умер в 1937 году. Он собрал много документов по колонизации Сибири, после его смерти вдова передала их в Русский заграничный исторический архив в Праге.

Остался в России

После создания на Алтае губернии Маслов какое-то время оказался востребованным, возглавив в 1918 году Алтайский губернский земельный комитет. В 1918 году он вышел в отставку, а после временного падения советской власти стал начальником управления земледелия и госимуществ. В книге С. Волкова «Офицеры российской гвардии» упоминается Леонид Лаврович Маслов, бывший офицер, который остался в СССР и был расстрелян до 1934 года. «Наш» ли это Маслов? Однозначного ответа пока нет.

Эмигрировал в Китай

Александр Окороков после своего кратковременного пребывания в должности комиссара исполкома Алтайской губернии стал членом Сибирской областной думы, разогнанной в январе 1918 года большевиками. Занимал пост товарища министра торговли и промышленности в правительстве Колчака, затем служил у атамана Семенова, который командировал его в Токио. С 1920 года в эмиграции в Китае. Проживал в Харбине, затем в Дайрене, после чего переехал во Францию. Историки не приводят ни даты его рождения, ни даты смерти.

Использованы статьи в газетах «Сибирская жизнь» и «Природа Кулунды», журнале «Сибирские огни» и «Календаре знаменательных и памятных дат Алтайского края-2014», историков П. П. Афанасьева, М. О. Тяпкина, С. Е. Полякова, Т. Н. Соболевой, «Энциклопедия Барнаула».

Цифра

62 лесничих и 115 помощников лесничих в Алтайском округе сдавали в аренду и охраняли леса и земли, принадлежащие Кабинету Е.?И.?В., в 1916 году.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость