Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Барнаульская мэрия отвечает на претензии горожан к уборке снега: «Давайте убирать вместе»

Зима 2013/13 еще не закончилась, а у горожан уже накопилась масса нареканий по поводу уборки снега на дорогах. Да тут еще скандальные случаи со сходом снега с крыш. Мэрия отчитывается о том, сколько машин участвует в очистке улиц, коммунальные службы, действительно, чистят и чистят, но снег все идет, и претензий меньше не становится. Отдельные барнаульцы даже изобрели именные сугробы — втыкают в снежные кучи плакаты с обращением к главе администрации.

Чтобы разобраться с тем, что все-таки происходит в Барнауле с уборкой снега, редакция altapress.ru решила задать вопросы, звучащие как в комментариях, так и в письмах наших читателей, напрямую представителю администрации краевой столицы — председателю комитета по информационной политике Андрею Ляпунову.

Уборка снега в Барнауле.
Уборка снега в Барнауле.
Михаил Хаустов

Сколько у нас всего?

Андрей Ляпунов.
Андрей Ляпунов.
Олег Богданов

— Андрей Федорович, давайте начнём с цифр. Каков объём финансирования и общее количество техники в распоряжении городских служб, отвечающих за уборку улиц?

— На этот год на уборку снега и благоустройство в городском бюджете запланировано 189 миллиона рублей. Количество снегоуборочной техники, работающей по всему кругу работ, порядка 280 единиц. Это столько имеется в наличии. Естественно, одновременно на уборку выходит (в зависимости от специализации, от готовности) около 100 единиц. В ночь, как правило, выходит больше техники: 100−110, днём — меньше. Часть техники бюджет арендует у предприятий города. В последний снегопад, например, в ночь вышло 156 единиц техники, из них 60 — арендовано.

Очень важный момент условий работы дорожников: в Барнауле в последнее время произошёл колоссальный прирост личного транспорта. Только за период с начала 2011 года до середины 2012 в Барнауле стало больше на 18 тысяч личных автомобилей. И днём по основным магистралям снегоуборочной технике работать сложно.

— Какого вида техника есть у города?

— Прежде всего, грейдерная техника… Вообще, в каждом конкретном случае выход техники решается, исходя из технологии работы — сколько и какой техники нужно вывести: допустим, 2 грейдера, 1 погрузчик, 3 самосвала. Пропорциональное соотношение техники исходит из технологии уборки снега.

— В процентном соотношении сориентируйте, пожалуйста, сколько-какой?

— В наличии есть грейдеры, погрузочная техника — это фронтальные погрузчики и так называемые «тёщины руки», ленточные, условно скажем, погрузчики. Также есть самосвальная техника и техника, специализированная для уборки наледи — фризы. Вот 4 основных, а процентное соотношение находится в том соотношении, которое позволяет осуществлять работу.

— Хорошо, сейчас на уборку есть 189 миллионов. Видно, что их недостаточно. А сколько денег реально нужно Барнаулу на организацию таких работ?

— Исходя из сегодняшней зимы и сегодняшних темпов выпадения осадков — 350 миллионов рублей. И это минимум. Физически же бюджет может дать 189, его приняли депутаты, он утверждён, деньги выделены. Хотелось бы 350, но бюджет складывается и из многих других расходов. Глава администрации Игорь Григорьевич Савинцев каждый месяц изыскивает какие-то новые средства, дополнительные ресурсы. Кроме того, огромную роль здесь играет организация использования техники. Можно взять и со всех газонов Ленинского проспекта вывезти снег, можно взять и почистить к каждому частному дому подъезд. А можно распределить рационально — пробить основные магистрали, имея в виду, что управляющие компании почистят свои территории, жители — свои. И тогда тот объём средств, который город, сами жители в состоянии дать бюджету, он же формируется, прежде всего, из налогов, даст максимальный эффект.

189 миллионов — много это или мало? Тут надо понимать возможности всего городского бюджета. Если, условно скажем, по минимальным подсчётам, для осуществления за год полномочий администрации, прописанных в Уставе, в законодательстве, на все нужно 16 миллиардов рублей, то реальная доходная база города составляет 7 миллиардов. Естественно, эффективное использование средств во многом зависит от нашего маневрирования.

Например, в прошлую зиму объём техники был более чем достаточен, и мы даже 5 полигонов районных, куда дорожники свозят снег, не заполнили. В этом году они были заполнены в уже начале декабря. Сейчас уже заполнена вторая очередь этих полигонов, и есть колоссальная проблема — куда вывозить снег?

Как убирают и куда везут?

— Можно подумать, мол, вокруг места мало, чтобы снег вывозить? Но это серьёзнейшая проблема, ведь куда попало его не повезёшь. Во-первых, когда эти терриконы растают, будет натуральное затопление тех мест, куда вывозится снег из города. Надо предусмотреть возможность ухода снега в реки, понять, на чьей территории это находится, продумать дифференциацию вывоза. Например, снег с реагентами надо везти на полигон ТБО, а чистый можно вывезти на районный полигон. Но если снег с улиц забит мусором, то нужно уже везти на определённую свалку, где должен складироваться такой мусор. То есть нужно учитывать стоки, учитывать собственность земли, учитывать мнение граждан, которые крайне недовольны, когда у них возникает в зоне видимости этот «снежный Эльбрус».

— Когда возникает грязного гора снега в зоне видимости, — нормально ли это? Вспомним историю, когда на Телефонную завезли кучи снега под заборы, в огороды — это же опасно для здоровья?

— Никто туда не привозил ничего, это раздвинули снег. Давайте разберёмся. Журналисты исходят из частного факта, сломанная калитка, и по-человечески я понимаю тех горожан, с которыми приключилась такая беда. Но давайте взглянем в контексте того, как вообще технологически выстроена система уборки снега в городе? Вся дорожная техника, которая в количестве 100−110 единиц выходит в ночь, и в количестве 50−60 — в день, в момент снегопада занимается только уборкой снега с тех маршрутов, где движется общественный транспорт. Она работает, повторюсь, в ночь, ведь днем из-за потока машин работать, в принципе, невозможно. И к 6−7 часам утра, дороги, где идет общественный транспорт, должны быть уже прочищены.

У нас несколько сот улиц, по которым идёт транспорт, их нужно все поддерживать. И основные — это проспект Ленина, куда в итоге сходятся почти все маршруты, и Павловский тракт, и Змеиногорский, и Комсомольский, Красноармейский, Социалистический проспекты обслуживаются прежде всего. А еще индустриальная часть города, Поток… Везде, где идёт автобус, троллейбус, «газель» — на Старом базаре, или на Силикатном, или в Научном городке — полоса движения к утру должна быть очищена.

Конечно, сегодня критикуют — «мы р-р-раз утром, и в пробке застряли!» Но ведь идёт снег. Убрали его, через час опять нападал, и на дорогах очень слабое сцепление шин с покрытием, замедленное движение. При таком колоссальном количестве транспорта и при учёте того, что он движется всего несколькими основными магистралями в центр города, конечно, замедляется движение. А наш человек привык, что летом за 20 минут добирается, и он хочет зимой тоже за 20 минут долететь. Но ты по льду и под идущим снегом так быстро уже не доберешься!

— Понятно. А когда нет снегопада, как идёт уборка?

— Как только кончается снегопад, продолжается зачистка общественных магистралей, затем техника переходит на те улицы и переулки, которые располагаются перпендикулярно к магистральным улицам. Например, в ноябре 19 дней из 30 был снегопад — по норме, чтобы убрать магистраль, даётся три дня, а потом переходим на перпендикулярные улицы. Но у нас в ноябре из-за постоянных снегопадов не было возможности заниматься улицам прилегающими к, так сказать, главным магистралям.

И только в тот период, когда снегопады закончились, дорожная техника уходит с магистралей — это время, когда надо успеть до очередного снегопада очистить неосновные улицы, создать возможность движения.

Система управления

— Как управляются дорожные службы?

— У нас сейчас система управления фактически переведена в ручной режим. Глава администрации города каждый день в 17.00 собирает глав районов, руководителей основных коммунальных дорожных служб, которые занимаются организации чистки. И на каждые сутки, на каждую ночь формируется план улиц, по которым будет работать техника — к примеру, 8−9 улиц должны сделать в районе, пока нет снегопада. И надо жёстко выполнить график. Если к следующему снегопаду ты не успеваешь — всё, ушли опять на магистраль, ушли чистить для общественного транспорта. И график уборки улиц жесточайше выдерживается.

Да, на Телефонной улице можно почистить и территории, прилегающие к личным усадьбам. Вы у себя на altapress.ru возмущались, что вот грейдер подъезд к дому не почистил, привёз кучи снега. Но вопрос стоит так: либо дорожники отработают несколько улиц, а участки вокруг домов, личные подъезды, люди сами прочистят, либо мы сделаем одну улицу, к каждому дому прочистим, всё вывезем, вылижем её идеально, механизаторы зайдут в дом, поинтересуются, как дела, — но это будет одна улица, все окрестности останутся на потом. И тут возникает вопрос эффективности расходования общегородских средств, эффективности работы техники на максимальное количество территории, и ответственности горожан за свои участки.

— То есть, причина такой постановки вопроса — недостаточность финансирования?

— Причина — в стремлении в рамках имеющихся ресурсов выполнить максимальный общественнополезный объем работ. В прошлом году, когда снега практически не было, основная масса техники и рабочих были так не востребованы. Возникал вопрос: «Зачем вы содержите такой огромный штат, столько техники, зачем еще собираетесь закупать?» Но сегодня, когда у нас аномальные снегопады, все нормативы среднегодовые давно перекрыты, и условия просто катастрофические: снег-мороз, снег-мороз, снег-мороз-оттепель, естественно, тот объём средств в бюджете, который мы себе можем позволить, и тот объём техники, который есть, работают на максимальном режиме.

В этом году впервые за много лет, я подчёркиваю, впервые за много лет, муниципалитет на 70 миллионов начал наращивать парк снегоуборочной техники. В декабре 3 грейдера купили, в январе 13 снегоуборочных единиц (грейдеры, самосвалы, погрузчики), и в начале февраля ещё 11 единиц техники придёт.

Старая и новая техника

— А почему закупки начались в середине зимы? Почему этим не занимались летом, осенью?

— 189 миллионов рублей, которые предусмотрены на уборку, это то, что идёт на текущие работы, а 70 миллионов на новую технику — их же где-то найти надо, правильно? И по мере того, как удавалось Игорю Григорьевичу Савинцеву изыскивать эти средства, и шла закупка. Кроме того, всё закупается через тендер, это обязательно и понятно — антикоррупционные все эти правила. Но тендер — многомесячная процедура, ты деньги нашёл, например, в сентябре и радостно думаешь: «Все к зиме сейчас куплю». А нет, раньше декабря ты эту технику всё равно не купишь.

— Давайте остановимся на парке техники. Сколько устаревшей техники остаётся и что с этим делать?

— Износ техники на момент входа в зиму был больше 60 процентов. Причина — многие годы техника практически не закупалась.

— А почему?

— Не было средств, и руководство города, может, не видело в этом на тот момент необходимости.

— С какого по какой год были «провалы» в закупках снегоуборочной техники?

— Я могу говорить только за последние 2 года. В прошлом году мы успели купить немножко техники, и в текущем году пошёл большой объём закупок. Такого объёма у нас уже много-много лет не закупалось… Обновление парка за эти два года достаточно серьёзное — 10−15 процентов от общего количества.

Проблема старой техники — износ. Если это старый грейдер, с его убитой за 20 лет гидравликой, он с трудом по гололёду работает. А если это новый, тяжёлый, он чистит совсем на другом уровне! Важный аспект, что прирост пошёл. Но давайте прикинем, что в следующую зиму вообще снега не будет. И этот огромный комплекс будет простаивать.

Кто за что отвечает?

— По зонам ответственности поясните, пожалуйста. Кто и где отвечает за уборку?

— По дорожным службам понятно: главная задача — максимально эффективное использование техники в интересах горожан: первая очередь — магистрали, вторая очередь — все улицы периферийного плана.

Идём по зонам ответственности: магистральные улицы прописаны между основными (порядка 8−9) дорожными организациями — это «Дорожники» и другие. Они занимаются очисткой улиц на бюджетные деньги. Далее — есть территория ответственности управляющих компаний. Каждый дом стоит на некой территории, и этот управляющая компания заключает договор с жильцами, берёт обязанность убирать снег с крыш, собирать сброшенный снег, убирать дворовую территорию, увозить снег на полигоны. Если вы утром вышли и у вас возле подъезда не почистили, то вы как собственник, по сути дела, и несёте ответственность в соответствии с действующим законодательством. Потому что вы от своего лица нанимаете управляющую компанию, которая уполномочена вами осуществлять работу на деньги, которые вы платите на её содержание.

— И что делать жильцам, если они платят, но у них снег с крыши валится на головы и на машины? Куда им обращаться?

— К себе. Ты как житель допустил — нанял себе такую компанию. Вот ты сел в такси, и тебя везут. Если водитель тебя не довёз, ты с него спрашиваешь, и с себя: «Зачем я этого таксиста нанял, если он меня не туда привёз?» С управляющей компанией подписан договор, и по этому договору, как по чеку в магазине, можно спросить — почему это не почищено?

— Если управляющая компания не исполняет свои обязанности, районная администрация или городская могу помочь жителям?

— В соответствии с действующим законодательством ограничено право муниципалитета вмешиваться в деятельность управляющих компаний. Этот миф, что надо идти в районную администрацию, сформирован в советское время. Сегодня есть чёткие правовые отношения между жителями и УК. Если вас не устраивает работа, вы должны обращаться в судебные инстанции, либо в органы прокуратуры.

— То есть администрация вообще не при чём?

— Администрация может помочь, мы всё равно никуда не денемся — администрация отвечает за весь город, в принципе. И целый ряд мер предпринимаются, чтобы повлиять на управляющие компании, хотя нет на это больших законодательных полномочий. Есть административная комиссия Барнаула, которая следит и имеет право штрафовать компании за ненадлежащее поддержание санитарной обстановки территории. Мы можем выписать штраф, но — этот штраф в любом случае ляжет на жильцов через управляющую компанию.

И когда житель мне звонит и говорит: «Куда вы там смотрите, ну-ка что-нибудь с управляющей компанией сделайте!», я говорю: «Хорошо, давайте я вас, как жителя, сейчас оштрафую за то, что вы возле дома не убираете».

Эта логика исходит из действующего законодательства. Есть ещё структура — жилищная инспекция, это государственная структура, мы обращаемся в неё, есть органы прокуратуры, куда мы тоже можем обратиться. Также можно обратиться к самим жителям, чтобы они повлияли на управляющую компанию, которую сами же и наняли.

Еще одни момент — общий авторитет воздействия органов власти. Комитет по ЖКХ знает ситуацию в каждом доме, какая ситуация с коммуналкой, сколько у них лифтов надо отремонтировать, почищен — не почищен снег, вывезен — не вывезен мусор. И в рабочем порядке, в моменты человеческого контакта комитета по ЖКХ с руководством управляющих компаний и идёт работы, чтобы их убедить, заставить, подвигнуть через различные формы воздействия, чтобы они выполняли свою работу. На совещании в понедельник Игорь Григорьевич предложил ещё более жёстко контролировать со стороны муниципалитета управляющие компании, хотя, по сути, они ответственны, прежде всего, перед жильцами.


— Вернёмся к зонам ответственности. После управляющих компаний, кто следующий?

— Ответственность предприятий. Вот идёт улица, вот стоит торговый центр. Он должен перед собой до дороги почистить, площадку вокруг здания убрать, своим транспортом увезти на полигон снег. И кто-то чистит, вывозит, а кто-то — бах, и на дорогу сдвинул. И дорожники ночью почистили, до 7 утра, а с 7 до 8 дворники на дорогу накидали. Житель едет и думает: «Опять на дороге снег». А это сфера ответственности предприятий и организаций.

Дальше — сфера ответственности собственников частных домов. Есть твой дом и есть прилегающая территория, ты должен за ней следить. Мы все — горожане в виде бюджета, сколько смогли, дали дорожникам денег, они на эти средства, максимально выбирая все ресурсы, чистят основные магистрали. Но раз денег на все-все-все в бюджете нет, то надо понимать, что есть сектор ответственности и самого горожанина.

Случай на улице Кутузова

— Если одна фирма чистит территорию, а соседняя — нет, и сваливает снег то к первой фирме, то на дорогу, как найти концы и заставить работать нормально?

— Есть комиссия по административной ответственности. Штрафы. Кстати, в Барнауле много организаций хорошо убирают снег.

— Как проходят рейды и проверки по уборке снега в Барнауле?

— Есть городской комитет по ЖКХ, есть структуры в районах. Они, в силу профессиональной специфики, знают состояние домов. Они проводят рейды и осуществляют оперативный контроль. Есть система старших по домам, ТОСы. И они используют разные способы влияния на УК, из того скромного набора, который нам дан законодательством. Существует организационно-контрольный комитет администрации города — правда, их всего несколько человек — и 2 раза в неделю весь комитет просто разъезжается по городу, по улицами, по дворам. То есть они проверяют то, как отработали комитет по ЖКХ и комитет по благоустройству.

Допустим, в 17.00 собираются все главы районов и докладывают: таким объёмом техники столько-то улиц прочистили. Там очистили, там почистили, а на улице Кутузова жители пожаловались на уборку… Я помню на одном совещании сообщали про эту улицу — собрали мобильную бригаду, 29 единиц техники, там реально сложная ситуация была. Только зашли на уборку, начался снегопад, и в этот момент, на совещании, главы районов сидят и просто просят: «Нам надо технику срочно, надо в пригороды маршруты чистить, а мы отвлекаем технику». Это был просто фронт боевых действий. Ночь выдалась очень сложная. А на следующем совещании специалист по дорожному комплексу говорит: «Я с дорожниками разговаривал, они больше не хотят на эту Кутузова ездить: «Мы там всю ночь вкалывали, с половины города технику собрали, чтобы прочистить важную магистраль, а они все недовольны». Мы понимаем, что в любом случае будем дальше чистить, и сами по ней двигаться, но сами дорожники возмущены: «Мы столько техники отдали на Кутузова, а altapress.ru говорит — «а, не надо было чистить, всё плохо»». Обидно. Кто-то стоит в позе и говорит: «Я себе идеал нарисовал… Смотрю: вы под него походите? Нет? Ну ладно тогда…».

— Вы бы предпочли, чтобы мы писали «Барнаул — лучший город на Земле»?

— Нет, я предпочитаю, чтобы вы писали реально.

— Разве жители не правы, когда выходят утром, обнаруживают, что их завалили и протестуют?

— У каждого своя зона ответственности. Если дорожники не почистили, то журналисты сразу пишут — «дорожники плохие». А если житель вышел утром, и у него не почищено — то … виноваты опять дорожники?

— Жители не отказываются чистить снег, который выпал. Но они возмущены тем, что дорожники скидывают под забор снег с дорог.

— Вопрос стоит так: либо дорожники этой ночью в этом секторе почистят 10 дорог, и то, что было на полотне, вывезут, то, что сдвинули, останется, как есть, и жители проявят понимание. Думаю, мы всем городом, всем миром должны этой проблемой заниматься, и жители возле своего дома почистят, как и дорожники дорогу почистили. Давайте как у Сент-Экзюпери — ты утром встал — убери свою планету.

— То есть у жителей и нет другого варианта?

— Это зона ответственности жителя. И надо понимать: у дорожников идёт жесточайший график, все работники ночью в напряжении — успеть с 11 ночи до 7 утра в смену выполнить тот график, который глава администрации нарезал. Если он это не сделает, завтра там машины не пойдут.

Дороги у администраций

— Вопрос из наблюдений: в дни пика снегопада по утрам было очень много снегоуборочной техники вокруг зданий краевой и городской администраций.

— Неправда. Это мифы. Ленинский проспект — концентрация всего общественного транспорта. И если по площади Октября идут 8 грейдеров, то журналист не обратит на это внимание, а если эти 8 грейдеров, проходя по Ленина, будут несколько секунд идти у администрации края, то всё, срочно на сайт. А то, что они потом пошли до Северо-Западной — никого не интересует. Вокруг здания мэрии мэрия своими силами чистит вплоть до того, что лопатами своих работниками, обязана раскидать снег. И если возле мэрии будет куча снега навалена — какой это пример для предприятий, управляющих компаний? Но это не значит, что техника дорожников вся сконцентрирована здесь.

— За чей счёт убирают территории вокруг краевой администрации и мэрии?

— За счёт самой организации. Не силами общегородских служб, а своими. 189 миллионов, выделенные на город, на уборку вокруг администрации края и вокруг мэрии не расходуются. И если будет плохо почищено, все скажут — «А какое право вы имеете требовать, если у вас собственное крыльцо не почищено?» Это правильно, что у мэрии чисто. У нас даже есть такая практика — мы проводим субботники, с каждого комитета по три человека.

800 миллионов

— К дорожникам, простым рабочим, никаких претензий нет. Но отчего возникают такие проблемы?

— Подумайте: вот эта бабушка, мы все, ты, я — мы в состоянии заплатить такой объём налогов, чтобы у дорожников было не 189 миллионов, а, допустим, 800, которые в год реально нам надо? Реально — чтобы закупать самую современную технику, чтобы полностью обновить парк, чтобы у дорожников была хорошая зарплата. 800 миллионов — это весь инвестиционный бюджет города. В состоянии наши жители заплатить столько? В любом случае, всё, что делается в городе, это наша общая работа, и ты можешь это рублём оплатить, а можешь своими руками сделать.

— Я плачу налоги из своей зарплаты, как и все. Мы не вправе спрашивать за наши деньги?

— Мы собираем ту сумму, на которую дорожники в состоянии выполнить тот объём работы, который есть. Больше мы все, жители города, не можем заплатить им. У нас просто нет столько денег в налогах, чтобы мы могли заплатить дорожникам 800 миллионов, и всё было на уровне мировых масштабов. Город не в состоянии столько заплатить, и дорожники стараются работать по максимуму, понимая, что в других секторах ответственности люди тоже будут выполнять.

— Я заплатила, сколько положено по закону и я хочу доехать до работы нормально — имею право? Нельзя же горожанам предъявлять претензии, что они не могут платить больше?

— Никто и не предъявляет.

— А претензии горожан к власти вполне логичны. Деньги с барнаульцев собрали, и часть из них считает, что распоряжаются ими неправильно.

— Любой человек смотрит на то, что есть, исходя из того, что бы он хотел видеть в идеале. Житель сравнивает состояние дороги с той идеальной картинкой, которую ему бы хотелось видеть. А дорожник смотрит и сравнивает нынешнее состояние с тем, что могло бы быть. И мы действительно поражаемся, что в эту зиму проделан колоссальный объём работы, превышающий тот финансовый ресурс, который город дал дорожнику. И если бы они не работали, у нас просто стояли бы двухметровые сугробы на дорогах, и город бы не двигался. Никто не хочет оценить то, какой объём работы проделали дорожники? Две очереди полигонов забиты снегом. Ни разу за всю зиму не было, как во многих городах, чтобы общественный транспорт просто встал, и все. Даже в сильный снегопад медленно, потихоньку, но у нас вся система общественного транспорта работает. Да, человек, сравнивает с идеалом — он ехал 20 минут, а теперь 2 часа — и искренне возмущается: «Куда я деньги плачу?» А ты сравни с тем, что могло бы быть, и подумай, сколько сделали дорожники.

— Но это не повод запрещать горожанам хотеть жить лучше?

— Горожанин прав всегда. Всегда, что бы он ни говорил. Жители вправе требовать всё, что угодно, и власть всегда ответственна за всё. Но я говорю про глубину понимания проблемы. Вот колонка Никитина — человек действительно понял, что происходит. Хотелось бы, чтобы поняли все горожане.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Расскажи новость