Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
453

Бийский ракетчик стал тульским директором

Среди известных российских оружейников есть человек, чье имя наряду с именем Михаила Калашникова непременно должно войти в «Энциклопедию Алтайского края». Это Герой России, почетный гражданин Тулы, генеральный директор — генеральный конструктор федерального Государственного научно-производственного предприятия «Сплав» Николай Макаровец.

За создание современных реактивных систем залпового огня Н.А. Макаровец удостоен звания Герой России.
За создание современных реактивных систем залпового огня Н.А. Макаровец удостоен звания Герой России.

21 марта 2009 года Николаю Александровичу исполнилось 70 лет. 23 года из них он прожил в Бийске, создавая заряды для двигателей первых отечественных твердотопливных баллистических ракет. И только потом возглавил головное предприятие страны по выпуску реактивных систем залпового огня (РСЗО).

В Бийск — через Тулу, в Тулу — через Бийск

На бийский «почтовый ящик № 28» (Алтайский научно-исследовательский институт химической технологии, впоследствии Научно-производственное объединение и Федеральный научно-производственный центр «Алтай») Николай Макаровец прибыл в 1962 году после окончания Тульского механического института. Работал инженером, руководителем сектора. В 1965 году организовал и возглавил лабораторию, преобразованную впоследствии в отдел по разработке методов расчета внутрибаллистических, энергетических характеристик, скорости горения зарядов ракетных двигателей твердого топлива (РДТТ). В 1969 году защитил кандидатскую диссертацию. В 1977 году стал заместителем генерального директора объединения по опытно-конструкторским вопросам и уже на более высоком уровне продолжил руководство разработкой и внедрением в серийное производство зарядов для ракетных двигателей.

Труд Макаровца и его коллег был востребован при создании первой отечественной межконтинентальной баллистической ракеты на твердом топливе РТ-2 и МРБ морского базирования РСМ-52. Эта работа была оценена государством Ленинскими премиями. А сам Николай Александрович, будучи членом Государственной комиссии по испытаниям МРБ, к тому же «засветился» на союзном уровне как талантливый конструктор, ученый и организатор, обладающий завидной пробивной силой. В Министерстве оборонной промышленности решили, что Макаровцу пора на самостоятельную работу. Так наш герой опять оказался в Туле.

Получая новое назначение, Николай Александрович попросил месяц на то, чтобы подвести черту под алтайским этапом работы, защитив уже подготовленную докторскую диссертацию, но замминистра отрезал: «Напишешь новую. Это для тебя уже прошлое».

Так и случилось. Новую докторскую на тульском материале Макаровец защитил в 1991 году, а в 1996-м на базе ГНПП «Сплав» организовал и возглавил кафедру Тульского государственного университета «Стартовые и технические комплексы РСЗО».

Госпремия за конверсию

На «Сплаве» судьба свела Макаровца с отцом «Града» Александром Ганичевым и другими выдающимися конструкторами, вместе с которыми ему предстояло создать целую «линейку» новых РСЗО, превосходящих по своим характеристикам зарубежные аналоги.

Новая работа с первого дня потребовала безраздельной самоотдачи. Вскоре после вступления Макаровца в должность, в декабре 1985 года, закончились государственные испытания дальнобойной РСЗО третьего поколения «Смерч». Началась большая работа по организации серийного производства изделий к этой системе на предприятиях отрасли. Приходилось постоянно ездить, вести переговоры, заключать соглашения, отслеживать ход работ. Но уже в 1986 году девять заводов освоили производство элементов изделий и сдали первые несколько сот изделий заказчику.

В таком стремительном темпе, наращивая производство современных реактивных систем залпового огня и укрепляя обороноспособность страны (к 1990 году выпуск «Смерчей» увеличился в десять раз), Николай Александрович прожил в Туле первые пять лет. Его труд на новом поприще был отмечен высшей государственной наградой — орденом Ленина.

Но тут для оборонной промышленности настала черная полоса: в стране объявили конверсию. В 1992 году оборонный заказ на «Сплаве» уменьшился в 12 раз. Людям стало нечем платить, высококлассные специалисты начали покидать предприятие. То же происходило на заводах, завязанных на госзаказ «Сплава».

— Это была трагедия для многих тысяч людей, — вспоминает Николай Александрович. —  И тогда, насколько у нас хватало знаний, интеллекта, мы попытались приспособить наше оборудование для выпуска гражданской продукции: огнетушителей, автомобильных амортизаторов, бытовых электротехнических изделий, медицинской и полиграфической техники, перерабатывающего оборудования. В общем, дали более двух десятков интересных предложений для всей отрасли и заняли большую группу людей.

Став многопрофильным предприятием, «Сплав» не только выжил в условиях жесткой конверсии, но и сохранил свой оборонный потенциал. В 1993 году Н.А. Макаровцу за креативный подход к решению проблемы (уникальный случай!) была присуждена Государственная премия. А опыт, приобретенный в то трудное время, на «Сплаве» используют и сейчас. Один из последних крупнейших проектов гражданского назначения — охлаждение тоннелей метрополитена.

— Сегодня подземки многих стран споткнулись на избыточном выделении тепла по сравнению с проектной мощностью эксплуатации, — рассказывает Николай Александрович. — И мы разработали мощные машины производительностью 10 тысяч кубометров в час охлажденного воздуха. Они действуют по принципу фитиля и не только охлаждают, но и очищают воздух от вредных примесей. 40 таких машин уже работают в Московском метрополитене.

Цена вопроса — $500 миллионов

Возглавляемое Макаровцем предприятие с каждым годом увеличивает объем производства конкурентоспособной продукции, а сам Николай Александрович имеет исключительные заслуги в продвижении отечественных РСЗО на мировой рынок вооружений. Чтобы легче было вести переговоры и иностранцами, в 60 лет выучил английский язык.

— Я где-то прочитал, что Маркс начал в 62 года изучать русски язык, и решил, что мне в 60 еще не поздно заняться английским. Вначале я нанял учительницу, чтобы могла речь поставить, а дальше уже сам… Первые сделки по продаже наших реактивных систем давались очень тяжело, при колоссальном сопротивлении зарубежных конкурентов, — вспоминает Николай Александрович. — В 1994 году рождался очень большой контракт на выставке вооружений в Кувейте. Американцы всячески чинили препятствия и разработали сценарий, по которому российская делегация в ходе переговоров отправлялась на короткие каникулы домой, а назад не должна была вернуться из-за проблем с визами. Мне пришлось обратиться за помощью к нашему послу в Кувейте. Тот сообщил, что виза будет. Но когда я приехал в аэропорт, визы не оказалось, а человек, у которого в сейфе находилось разрешение на выдачу, «неожиданным» образом куда-то исчез из посольства…

До вылета оставалось меньше часа. Тогда я решил позвонить командующему пограничными войсками Андрею Ивановичу Николаеву. Домой (мы были знакомы). На мое счастье он был в кабинете и взял трубку. Я говорю: «Андрей Иванович, выпустите меня в Кувейт без визы». Он отвечает: «Вы что, смеетесь?» — «Я вам гарантирую, что там есть пророссийские силы. Посол пообещал встретить меня в аэропорту со службой безопасности и сопроводить к месту переговоров. Цена вопроса, лечу я или нет, — 500 миллионов долларов».

В то время это была страшно большая сумма для российской промышленности. Николаев долго думал, потом решился: «Ну, давай! Я тебя выпускаю без визы».

Я прилетел в Кувейт. К трапу подкатила машина, меня «взяли» сопровождающие и «повели»… Контракт мы подписали.

Года через четыре я встретился с Николаевым на какой-то вечеринке, отвесил поклон и сказал: «Андрей Иванович, в свое время вы меня выручили, отечественная промышленность получила 500 миллионов долларов. Но мы все „проели“. У меня остался один доллар. Примите в знак благодарности». Народ вокруг захохотал… А если серьезно, со стороны Николаева это был Поступок.

Родом из детства

На вопрос о том, откуда у него, одного из самых крупных сегодня российских оружейников, увлечение военной техникой, Николай Макаровец признается:

— Оно родом из детства. Я родился в потомственной учительской семье в небольшой украинском городке Кролевце Сумской области. В годы Великой Отечественной войны был, как говорят, под немцем. Навидался и натерпелся всякого. Вся наша область стала тогда партизанским краем. Взрослые сражались с врагом, дети им помогали. Моих двоюродную сестру и брата немцы угнали в Германию. Я ненавидел фашистов и хотел мстить им. С годами пришло осознание: для того, чтобы кошмар фашистского рабства не повторился, наша страна должна обладать самым сильным в мире оружием. И я стал его делать.

В противном случае он, наверное, стал бы учителем, как отец, мама и бабушка.

— Моя бабушка Евдокия Ивановна принадлежала к старинному роду украинских просветителей, участвовавшему в выкупе из крепостной кабалы Тараса Шевченко. После революции, в 1922 году, успешно прошла проверку на лояльность новому режиму. В знак признания ее заслуг по обучению крестьян грамоте комбед оставил бабушке земельный надел в пять гектаров, который ей достался от деда. И этот надел переходил в нашем роду из поколения в поколение. До 1960-х годов я успешно пас на нем корову.

Да, мое детство начиналось с войны и с коровы. Корову звали Райка. Она была у нас кормилицей. На шее у нее всегда болтался колокольчик. Колокольчик как колокольчик. А года четыре назад мы с женой, приехав на родину, совершили открытие. Нашли коровий колокольчик в сарае и рассмотрели надпись: «Валдайский колокольчик. 1813 год. Кого люблю, того дарю». С этим колокольчиком мой прапрапрадед, участник Отечественной войны 1812 года, приехал домой из Франции на бричке, запряженной лошадьми. За боевые подвиги государь пожаловал ему поместье.

Факт

Продукция «Сплава» стоит на вооружении в 66 армий мира. Большее распространение имеют только автоматы Калашникова.

Цитата

— Я люблю Алтай и до сих пор не порываю с связи с сослуживцами по НПО «Алтай», дружу с его бывшим директором академиком Геннадием Викторовичем Саковичем. А предприятие, которым я руковожу в Туле, имеет общую производственную программу с барнаульским НПО «Алмаз» и бийским «Сибприбормашем».

Дальнобойная реактивная система залпового огня «Смерч» (9К58)

Принята на вооружение в 1987 году и до сих пор он не имеет аналогов в мире. Ряд принципиально новых технических решений, воплощенных в конструкции реактивного снаряда, позволяет отнести систему к совершенно новому поколению оружия подобного рода. Залп 12 ракет с кассетными осколочно-фугасными элементами накрывает площадь 400 000 кв. м. В результате применения автоматизированной системы управления полетом дальность залпа и точность попаданий «Смерча» по сравнению с лучшей американской РСЗО MLRS были повышены в два раза, а кучность стрельбы — в три раза.

Технические характеристики

Калибр, мм

300

Масса снаряда, кг

800.815

Дальность стрельбы, км:

-максимальная

90

-минимальная

20

Количество направляющих боевой машины (БМ), шт

12

Время залпа, с.

38

Время заряжания БМ, мин.

20

Время перевода БМ из походного положения
в боевое — не более, мин.

3

Время срочного оставления огневой позиции после залпа, мин

1

Расчет БМ, чел.

3

Расчет транспортно-заряжающей машины, чел.

2

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость