Читайте нас в соцсетях
Жизнь
628

Страдания поэтического обозревателя «Алтапресс» о неподчинении природы мэрии Барнаула

Недавно выпавший первый снег был отражен умильными и «пушистыми» фотографиями во всех известных человечеству соцсетях. Но за первым снегом грянул и первый гололед, который натолкнул нашего поэтического обозревателя на вполне предсказуемые размышления.

Гололед.
Михаил Хаустов

Ах, как мило, как млейно, как славно!

Сердце в нежном экстазе поет!

На алтайский на город на главный

Вновь «нежданно» пришел гололед!

В тротуаре, так девственно льдистом,

Отражаются небо и дом!

Вдоль стены молодым фигуристом

Заскользил старичок с костыльком.

А за ним, а за ним (нет, ты глядь-ка!)

Кто — торчком, кто — рачком, кто — бочком

Покатились и тетка, и дядька

С пятибуквенным, глядь, матерком!

Мы простим им! Ведь здорово ж, право,

Гололедную гладь усмирять!

И несется и слева, и справа

Восхищенное: «Гладь-гладь-гладь-гладь!»

На проспекте, сначала чуть робко,

С неуверенным первым «би-би!»,

Зарождается новая пробка,

Дымной лентой спускаясь к Оби!

Автоледи, газку чуть поддавши,

Бьет соседа. Подфарников звон!

«Ах, пардон!» — ей кричит пострадавший,

А она ему: «Сам ты… пардон!»

Вновь грядет (как бывало и раньше)

Автобой и, увы, «людопад».

Снова рад пресловутый жестянщик,

Только вот травматолог не рад…

Выход есть: пусть наш «Сеятель"* гулко

Сиганет с высоты на часок

И пройдет по дворам и проулкам,

Вместо зерен бросая песок…

* «Народное» название памятника первым крестьянам-переселенцам, установленного на площади Октября в Барнауле.

  • Леонид Вихрев

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Новости
Новости партнеров