Жизнь

Депортация немцев 1941 года в воспоминаниях очевидца

В конце августа 2011 г., спустя 70 лет, потомки депортированных немцев отмечали национальный день памяти и скорби. Широкого внимания к этому мероприятию не привлекла даже юбилейная округлость даты - собирались довольно тесным кругом.

Абрам Фаст, краевед.
Абрам Фаст, краевед.
Анна Зайкова

— Что сейчас-то шуметь? Государство сделало что могло — извинилось. Но правду о прошлом, конечно, стоит рассказывать. Чтобы в будущем такое не повторилось, — говорит краевед Абрам Фаст.

В пятилетнем возрасте он стал очевидцем депортации. Его близкие родственники так же, как и многие немцы, оказались в трудовой армии. Однако, повествуя о жизни изгнанников, он на манер булгаковского Иешуа называет всех сопричастных «добрыми людьми» и не решается кого-либо судить.

Депортированные

В год, когда проживающих в СССР немцев официально обвинили в содействии фашистскому агрессору, Абрам Абрамович жил в селе Протасове Знаменского района, где обосновались «столыпинские» немцы*. Сюда, а также в Красногорский, Солонешенский и другие районы и стали селить сосланных из Поволжья и Донбасса.

— …Нет, нас не предупреждали о том, что в селе появятся депортированные. Просто привезли, и все. Мы, конечно, встречали их настороженно: говорят на другом, непонятном наречии, исповедуют другую религию… Откуда взялись, что за люди?

Ответы на эти вопросы г-н Фаст получал постепенно, взрослея.

— Когда стало известно об указе (см. справку. — Авт.), немцам дали всего 24 часа на сборы. Посадили их в «телячьи» вагоны и повезли в неизвестном направлении. По дороге не выпускали даже в туалет, кормили отвратительно, умерших оставляли в вагоне до ближайшей станции, а по приезде сваливали тела в кучу. Хоронить близких не разрешали. Так ехали до Алейска, а потом распределяли кого куда. Люди были одеты по-летнему, а развозили их уже по снегу…

Было очень трудно, но депортированные в подавляющем большинстве зла ни на кого не держали — считали, что это время такое, говорили, что власти просто не до конца разобрались… Работали, как все. Старались. Как только появлялась возможность, начинали строить дома, обзаводились семьями.

— Простой народ видел, что перед ним никакие не фашисты, а обыкновенные советские люди, которые никогда в Германии не были, что их выселили из родного дома и они оказались в бедственном положении. Помогали. Были, конечно, и другие, но в меньшинстве. Раздор-то ведь шел «сверху»…

Трудармейцы

Семьи сибирских немцев не выселяли с обжитых мест. В 1942-м была объявлена их мобилизация в рабочие колонны (трудармию).

— Отец всю жизнь работал учителем русского и немецкого языков — его мобилизовали в феврале 42-го. А через месяц — Яшу, моего шестнадцатилетнего брата. До августа они жили в селе Суропине, участвовали в строительстве железной дороги «Алтайская — Искитим». После перевезли в Тулу, где отец проработал до 47-го, Яша — до 50-го года. Да, немцев не отпускали и после войны… Знаете, большинство трудармейцев помнят День Победы. Рассказывают, как радовались, как думали, что мучения закончились. Но нет — для некоторых мобилизация длилась еще десяток лет, до середины пятидесятых.

Отцу повезло: в 47-м он пришел в отпуск и остался дома. Его хотели посадить за это, однако заведующий районо спас. Пришел в НКВД и сказал: «Хватит терроризировать Фаста! Мне нужен учитель». И на этом кончилось.

В 11 лет управлял комбайном

— …После ухода папы и Яши мы остались вчетвером с мамой. Старшей сестре было 12, мне, младшему, исполнилось шесть. Если я не выходил на работу, паек на семью не выдавали. Так что в шесть лет я пропалывал зерновые и немного помогал на огороде, в семь — пас овец, в восемь — телят. В 11 лет уже начал управлять комбайном. Быстро взрослел.

Когда папу забрали, нас попросили освободить квартиру для семьи нового учителя. Спасибо опять-таки добрым людям. Жили то у одной, то у другой семьи (где-то 13 квартир перебрали за время войны). Не пропали.

Мама была болезненная. В 43-м мы думали, что она умрет. Помню, сидим вчетвером, плачем, а она лежит на скамейке и умирает с голоду. В прямом смысле слова. Старшая сестра выбежала, привела старичка и женщину. Они принесли кружечку молока и четыре картофелины… Ну, в общем, она выжила, вытерпела это. Спасибо, у нас никто с голоду не умер. Вот… Война есть война. Всем было трудно. В 42-м году к нам и в соседние села привезли блокадников. Им, что ли, было легче? Все пострадали. Правда, не все прошли через то унижение, через которое прошли русские немцы, — нас не считали за людей.

Но ничего. Потом ведь все исправилось. Я отслужил в армии. Брат мой впоследствии стал партийцем… Так что, в принципе, нам жилось неплохо.

* Немецкие колонисты массово переселялись на Алтай в период столыпинских реформ. Их потомков в крае примерно 50 000 человек. Начиная с 1941 года в Алтайский край депортировали примерно 95 000 российских немцев. До 1938 года Знаменский район назывался Немецким (это наименование было возвращено в 1991 году).

Справка

28 августа 1941 г. указом Президиума Верховного Совета СССР была ликвидирована Автономная Республика немцев Поволжья. 367 000 немцев были депортированы в Республику Коми, на Урал, в Казахстан, Сибирь, в частности, на Алтай.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость