Жизнь

Фотофакты. Бой алтайского летчика включили в секретные учебники спецназа

25 лет назад, 15 февраля 1989 года, ограниченный контингент советских войск покинул Афганистан после почти 10-летнего пребывания в этой стране. Когда 40-я армия завершала выход наших войск из Афгана, это был праздник не только тех, кто провоевал там год, два или пять. В СССР закончилось 10-летие страха и молчания, связанных с Афганской войной. Родители подраставших сыновей могли больше не бояться призывных комиссий, а вдовы и матери погибших воинов-«афганцев» не скрывать свою боль и открыто гордиться мужьями и сыновьями, мужественно выполнившими воинский долг на территории сопредельного государства.

У Риты Чистеевой, жены выпускника Барнаульского высшего военного авиационного училища летчиков (БВВАУЛ) 1982 года старшего лейтенанта Михаила Чистеева, такая возможность появилась только теперь, спустя четверть века. Уже выросли и стали старше отца, не вернувшегося из разведывательного полета над Афганистаном, дочери Ксения и Мария, уже подрастают и готовятся к школе внуки Варя, Кирилл и Данил, а для Риты Алексеевны все продолжается непонятный неоконченный полет, разрушивший ее женское и семейное счастье, круто поменявший жизненный уклад.

Михаил Чистеев.
Михаил Чистеев.
из семейного архива семьи Чистеевых

К врагу — без оружия

Подробности случившегося с ее мужем в афганском небе весной 1987 года и дальнейшего развития событий Рита Алексеевна узнала лишь месяц назад из письма Андрея Андреевича, ветерана-подполковника спецподразделения КГБ СССР «Вымпел». В 1982—1987 годах этот человек находился в Афганистане в составе спецотряда «Каскад» и осуществлял розыск и попытку вызволения Михаила Чистеева и его штурмана Сергея Поваренкова из плена. Спустя почти 27 лет, как только истек срок подписки о неразглашении информации о тех событиях, он разыскал семью Михаила Чистеева в Барнауле.

До этого в ней знали только: сбит во время разведывательного полета, попал в плен, убит.

Спустя полтора месяца после полета, из которого не вернулся Михаил, его командир привез на родину, в Хабарский район Алтайского края «Груз 200». Гроб нельзя было открыть, чтобы попрощаться с любимым. Привезли и посмертный орден Красной Звезды, а хабарский военком вручил молодой вдове извещение на стандартном бланке: «Ваш муж старший лейтенант Чистеев Михаил Алексеевич, выполняя боевое задание, верный воинской присяге, проявив стойкость и мужество, погиб 15 апреля 1987 года…».

Вот с этим знанием она и жила все последующие годы, недоумевая и в глубине души надеясь: вдруг в «цинке» не он? Вдруг убежал из плена, скрывается и когда-нибудь объявится? Не такой человек Миша, чтобы сдаться без боя… И тут же сама себе возражала: какой бой с голыми руками?

Чудовищно, но в свой последний полет экипаж самолета-разведчика Як-28Р, бортовой номер «32», входивший в состав 87-го отдельного разведывательного авиационного полка, базировавшегося на аэродроме Карши-Ханабад в Узбекистане, ушел без оружия. Рита Алексеевна знает это точно, от самого мужа.

— Вылет был запланирован на утро 15 апреля, — вспоминает она, — но несколько раз откладывался. В течение всего дня мы перезванивались, и я знала от Миши, что до самого вечера они со штурманом Сергеем Поваренковым бегали по аэродрому от самолета к оружейке и обратно: то получат оружие, то сдадут. А когда последовал приказ на вылет, оружейка уже была закрыта. Так и улетели ни с чем.

Летчику, отправлявшемуся с территории СССР в разведку «за речку» (Аму-Дарью, по которой проходит граница с Афганистаном), в то время полагался всего-то пистолет Макарова с двумя обоймами. Немного, но все-таки больше, чем ничего. А у Михаила и Сергея не то, что пистолетов — ножа парашютного не было, чтобы перерезать стропы в случае катапультирования. А катапультироваться на сей раз пришлось. И прямо в расположение банды душманов.

Немного подробностей

Трагедия разыгралась в небе над одной из приграничных северных провинций Афганистана Балх.

Из архивных документов и со слов автора письма Андрея Андреевича известно, что в этот день самолет-разведчик вылетел для выполнения боевого задания по ведению воздушной разведки и фотографирования укрепрайона моджахедов в горном массиве Шульгара, контролируемого известным лидером банддвижения Аламом Сиохом.

Эта территория была крепким орешком. Сосредоточившееся здесь 5-тысячное бандформирование, объединявшее почти четвертую часть всей вооруженной оппозиции Афганистана, вело активные боевые действия. Входившие в него бандгруппы были отлично вооружены и экипированы, имели несколько крупных баз и хорошо снабжались из-за рубежа. Последним ценным поступлением на момент описываемых событий стал доставленный через Пакистан переносной зенитно-ракетный комплекс «Стингер» американского производства, делавший уязвимыми воюющие против афганской оппозиции советские самолеты и вертолеты.

Сиох, накануне прошедший обучение обращению с этим комплексом, решил опробовать его в деле и произвел пуск ракеты по самолету-разведчику. Однако летчик удачным противоракетным маневром уклонился от попадания, чем одновременно разозлил и обескуражил бандита. Чтобы реабилитироваться в глазах починенных, тот произвел второй пуск, и на сей раз попал. Самолет стал быстро терять керосин и высоту. Командир экипажа приказал штурману катапультироваться и следом сделал сам то же самое.

Так, безоружным, экипаж оказался в плену. Ситуация усугублялась ранением штурмана, полученным в воздухе при обстреле с земли.

По следу пропавшего экипажа

В этот же день оперативной группой спецназа КГБ СССР было получено радиосообщение: «Самолет пропал с радаров, связи с ним нет, возможно, сбит ракетой «Стингер».
В район возможной гибели летчиков и на караванный маршрут, на Пакистан, которым мятежники могли бы воспользоваться для переброски и продажи «живого товара», в случае если бы летчики остались живы, были срочно направлены агенты-маршрутники и лжебанда. Экстренно проинформировали агентов-боевиков и командиров банд, поддерживавших с советским спецназом конспиративные отношения.

В результате от одного из агентов был получен сигнал о том, что летчики живы, сообщены обстоятельства их пленения и примерное местонахождение (выяснилось, что самолет был сбит в районе кишлака Сари-Манг в 36 км юго-западнее г. Мазари-Шарифа).

Спецназовцы шли по следу летчиков.

Тем временем летчики, находясь, казалось бы, в безвыходном положении, не теряли присутствия духа, поддерживали друг друга и ждали удобного случая для побега.
Притупив бдительность врагов и выбрав подходящий момент, друзья уничтожили часовых, завладели их оружием и двинулись вниз по реке Балх. Им удалось уйти довольно далеко, но совершенно случайно они напоролись на бандгруппу, остановившуюся на привал у реки. Летчики понимали, что в такой ситуации им ничего не остается, как действовать инициативно, ошеломить боевиков, сбить с толку и, если удастся, скрыться под покровом ночи, и, не мешкая, бросились в бой. Однако силы были не равны, и Михаил и Сергей снова стали пленниками. Наутро их, избитых и измученных, передали банде Сиоха, где продолжились побои и издевательства.

Сергей Поваренков заметно терял силы. Сиох, который первоначально собирался продать пленников, понимал, что этот летчик уже не «товар», и решил избавиться от него, устроив публичную казнь, чтобы отомстить за своих убитых воинов и устрашить второго летчика. Сергея силой поставили на колени, привязали к столбу и начали забивать камнями… Тот до последнего стойко держался, не дав мучителям насладиться проявлением слабости, а умирая, бросил им в лица: «Советские офицеры не сдаются!» и прокричал другу: «Беги, Миша, беги снова. А не удастся уйти, живым не сдавайся, умри в бою! Убей хоть еще одного из этих…».

Потрясенный Сиох приказал не отдавать тело врага собакам, а завалить камнями, как на Востоке поступают с лучшими воинами Ислама.

История эта стала известна спецназовцам через агентов-боевиков. И одновременно стало понятно, что второго летчика Сиох убивать не намерен, а постарается продать в Пакистан. Была разработана операция по высадке десанта на пути каравана, чтобы отбить Михаила. Но все карты спутал Сиох, неожиданно резко изменивший маршрут и двинувшийся выше в горы.

Михаил, выполняя наказ друга, решил снова бежать. Несмотря на то, что количество часовых у ямы, в которой его держали по ночам на цепи, удвоилось, Михаил сумел задушить двух охранников и завладеть их оружием. Но поскольку поднялась тревога и уйти от бандитов не удалось, летчик решил поквитаться с ними в бою. Сумев продержаться более получаса, расстреляв все патроны, 26-летний старлей погиб в рукопашной схватке. Сиох был взбешен, но еще больше потрясен происшедшим. Он распекал своих воинов последними словами, кричал, что им нужно учиться биться за веру, как двое плененных русских, и распорядился завалить тело Михаила, как накануне останки Сергея, камнями.
По этим могилам-памятникам и нашли героев.

Эпилог

12-страничное письмо подполковника-спецназовца заканчивалось словами:

В дальнейшем с помощью одной из банд, негласно работавшей на нас, удалось доставить останки героев в Мазари-Шариф, место дислокации нашей опергруппы, а затем в аэропорт, к самолету. И, Вы знаете, уважаемая Рита Алексеевна, когда к нам подошел главный судмедэксперт 40-й армии, первично осмотревший останки и доложивший, что он на 99% уверен, что это останки наших летчиков, я и мой напарник почувствовали огромное облегчение не только от того, что нашли ребят, но, самое главное, что они не будут числиться без вести пропавшими!

Пусть память о них будет вечна, а их подвиг будет примером потомкам!

Со своей стороны Андрей Андреевич и его друзья-«вымпеловцы» внесли весомый вклад в увековечивание памяти о подвиге летчиков-разведчиков, еще несколько лет назад опубликовав, опуская секретные подробности, рассказ об этом эпизоде Афганской войны в двух ведомственных изданиях — газете «Новости разведки и контрразведки» (№ 13−14 за 2004 г.) и журнале подразделений спецназначения «Братишка» (№ 5 за 2006 г.) и включив в книгу-учебник для спецназа «Наука выживать!». Дело за нами, земляками Михаила Чистеева.

Имена героев-разведчиков в виртуальной энциклопедии «Уголок неба» Михаила Жирохова:

Старший лейтенант Чистеев Михаил Алексеевич

Летчик самолета Як-28Р, родился 9.02.1961 г. в селе Ново-Плотава Хабарского района Алтайского края. Русский. В Вооруженных силах СССР с 31.10.1978. Окончил Барнаульское ВВАУЛ.
В Республике Афганистан с августа 1984 г. При выполнении задания 15.04.1987 его самолет был сбит противником в 35 км южнее г. Мазари-Шариф, а сам он после приземления на парашюте был взят в плен и уведен противником в горы. На предложение выкупить Чистеева или обменять его ответа от душманов не последовало. Дальнейшая судьба Чистеева оставалась неизвестной до тех пор, пока не был обнаружен его труп.
За мужество и стойкость награжден орденом Красной Звезды (посмертно). Похоронен в селе Хабары Алтайского края. Там одна из улиц названа его именем.

Старший лейтенант Поваренков Сергей Викторович

Штурман звена самолетов Як-28Р, родился 27.09.1959 г. в г. Краснодоне Ворошиловградской обл. УССР. Русский. В Вооруженных силах СССР со 2.08.1976 г. Окончил Ворошиловградское ВВАУШ.

В Республике Афганистан с октября 1986 г. При выполнении разведывательного полета 15.04.1987 в 35 км южнее г. Мазари-Шариф его самолет был сбит противником. Экипаж погиб.
Награжден медалью «За боевые заслуги» и орденом Красной Звезды (посмертно). Похоронен в г. Ворошиловграде.

Мнение эксперта

Александр Жибров, военный летчик-ветеран 39-го отдельного разведывательного авиаполка:

Во время войны в Афганистане я выполнял аналогичные задачи, летая туда на разведку с территории Советского Союза на Як-28Р. По моему мнению, Як-28Р был наиболее подходящим самолетом для решения задач разведки в ДРА. Но случалось, экипажи гибли.

Помню, что весной 1987 года 87-й ОРАП потерял экипаж, который выполнял воздушное фотографирование укрепрайонов в окрестностях Мазари-Шарифа. Очевидно, из-за облачности старший летчик Чистеев и штурман Поваренков решили выполнить задание на малой высоте. В районе боевых действий они вышли под облака, провели фотографирование, и, по всей вероятности, их Як-28Р был поражен ракетой ПЗРК «Стингер». Самолет какое-то время управлялся, но быстро терял керосин — видимо, кроме двигателя, взрыв повредил топливный бак. Экипаж успел доложить: «Двигатели остановились. Теряем топливо. Катапультируемся». Разведчики покинули самолет над районом, занятым душманами, и можно только предполагать, что их ждало.

Источник: Як-28Р в Афганистане. Воспоминания летчика 39 ОРАП.

Знаете, каким он парнем был…

Однокашники и ротный командир по Барнаульскому ВВАУЛ о Михаиле Чистееве

Юрий Липовка,
подполковник запаса (Барнаул):

Михаил был одним из лучших среди нас курсантом. У него были только отличные и хорошие отметки за теорию. А когда мы впервые поехали на полеты и подняли в воздух учебные самолеты, стало понятно, что авиация — его стихия. Он в отличие от многих из нас с первых полетов не боялся ни неба, ни самолетов.

Мечтал по окончании училища летать на истребителях, а получил распределение на Украину, в Прилуки, в дальнюю авиацию. Ну, другой бы смирился, сказал себе: полетаю немного, а дальше будет видно. А Миша чуть ли не с первых дней службы стал добиваться перевода.

И вот однажды, проходя службу в Забайкалье, получаю от него письмо. Сам этот факт меня немного удивил. Мы были хорошими товарищами, но не закадычными друзьями. Гораздо более тесная дружба связывала Мишу с Женей Игнатьевым и Сергеем Фатеевым. Эту троицу никто по отдельности на курсе, да и в училище не воспринимал, про них говорили: ЧИФы (Чистеев, Игнатьев, Фатеев).

Что же заставило Мишу написать мне?

Оказывается, он узнал, что в полку, в котором я служил, один летчик добился перевода из дальней авиации, и просил узнать и написать, как ему это удалось. По этому поводу мы переписывались довольно долго, я ближе узнал Мишу и понял, какой он целеустремленный человек. Он не хотел тратить время на освоение устаревшей авиационной техники (ТУ-16, на которых он летал, скоро были сняты с производства). По складу характера мой однокашник был профи и максималист в хорошем смысле слова.

Жаль, что его жизнь трагически оборвалась так рано. Он мог сделать прекрасную карьеру, дослужиться до генерала, а то и до главкома ВВС и на этих высоких должностях принести много пользы военной авиации.

Сергей Фатеев,
полковник запаса (Санкт-Петербург):

Мы в прошлом году ездили с Женей Игнатьевым в Хабары на могилу Миши. Стоим рядом и не верим оба, что он там лежит, что нет больше нашего третьего. Очень горько терять друзей, однокурсников. Война в Афгане забрала многих. Да и без войны сколько уже погибло. 16 человек из 149 в нашем выпуске недосчитываемся. Опасная все-таки у летчика профессия.

Евгений Игнатьев,
подполковник запаса (Барнаул):

Про Мишу еще в училище говорили (кто с завистью, кто с восхищением): «летчик от бога».

Он действительно мог дослужиться до очень больших высот. У него для этого все было: знания, талант, целеустремленность. Достаточно мягкий по натуре, он не останавливался ни перед какими преградами, мог быть даже дерзким, если того требовало дело.

Взять хотя бы ту же историю с переводом в разведку. Ведь он со своим рапортом дошел до главкома ВВС и добился! И вот что важно: делал он это не ради карьеры, а ради того, чтобы в нужное время быть в нужном для Родины месте. Миша был очень общественным человеком и патриотом.

После училища наша троица (ЧИФы — Чистеев, Игнатьев, Фатеев) не очень часто встречалась. Разбросало-то нас в разные концы Советского Союза: Миша на Украине, потом в Узбекистане, Сергей Фатеев — в Ленинграде, я — в Североморске. Но мы всегда были в курсе дел друг друга, перезванивались. Последний телефонный разговор с Мишей, состоявшийся осенью 1986 года, запомнился мне больше всего. И не только потому что стал последним. Уж очень он получился необычным.

Я приехал в Барнаул в отпуск. И Сергей, и Миша знали, что я здесь. Сергей позвонил мне на домашний телефон по межгороду, мы стали разговаривать. И вдруг слышу голос телефонистки: «С вами хотят разговаривать!» — «Так я, вроде, уже разговариваю…» — «Так вас соединять?» — «Соединяйте!», — ответил я, решив, что, видимо, на линии какие-то помехи и телефонистка заново соединит меня с Ленинградом. И вдруг в трубке — голос Миши. И Сергей тоже на линии! Такое онлайн-общение по тем временам было чудом. И как Миша в своем Узбекистане угадал время для звонка! Мы все трое так обрадовались, что можем общаться в таком режиме, что спросите меня, о чем мы говорили (о каких-то бытовых мелочах, детях, семейных делах) — о чем конкретно, не вспомню. А вот восторг от того, что мы были вместе, помню. Больше мы не общались и не встречались до Мишиной гибели. Я запомнил его счастливым.

Анатолий Едунов,
комадир роты БВВАУЛ:

А я вот выделял Мишу, если так можно выразиться, его ровностью: хорошо успевающий, здоровый, подтянутый, исполнительный курсант. На него всегда можно было положиться. Не было случая, чтобы он не выполнил какого-то поручения, не выпустил боевой листок. И еще он был очень доброжелательный. Я люблю доброжелательных людей. С ними, жизнь светлее. А когда приходит время испытаний, они становятся героями.

«Покушение» на главкома

Чтобы пересесть на истребитель, старший лейтенант Чистеев много раз писал рапорты. Возвращали один — писал другой, пытаясь найти более весомые аргументы, терпеливо ходил по инстанциям. Добрался до самого верха — выше только главком ВВС. В 1984 году, когда случилась эта история, главкомом был Павел Степанович Кутахов, выдающийся военный летчик-истребитель, дважды Герой Советского Союза. Михаил решил, что такой человек его поймет. Попытался записаться на прием — отказали. Тогда он пробрался на подмосковную дачу главкома и затаился, ожидая его приезда и удобного случая обратиться.

Охрана Михаила вычислила, доложила Павлу Степановичу. Тот аж побагровел от такой дерзости: «А ну-ка, тащите сюда этого… террориста!». Мишу привели. Он попытался объяснить, как и по какой причине оказался на даче. Кутахов выслушал и сурово спросил: «Сынок, ты понимаешь, что можешь вообще отсюда не выйти и до конца своей жизни больше не увидеть ни одного самолета?!» — «Понимаю. Но выбора мне не оставили…».

«Увести», — скомандовал главком и стал сердито мерить кабинет шагами. Потом резко остановился и крикнул вслед удаляющейся охране: «А ну-ка… давайте его назад!"
О чем думал при этом Кутахов? О том, что сам был когда-то таким же молодым, ершистым и дерзким и если бы не был, то вряд ли бы сумел столького достичь и столько сделать для возрождения и развития отечественных ВВС за 15 главкомовских лет? Или…

— Давайте Ваш рапорт и отправляйтесь побыстрее в Прилуки, а то как бы Вас там не арестовали. Документы о переводе получите в полку.

Слушаю, товарищ главком! — просиял лицом Михаил.

— И не дерзите больше! Второй раз Вам подобное с рук не сойдет. Желаю удачи!

Первые жертвы

1987 год был тяжелым для летчиков в Афганистане. Боевики объявили его годом борьбы с авиацией.

Основную ставку в этой борьбе отряды оппозиции делали на применение переносных зенитно-ракетных комплексов, прежде всего американских «Стингеров». На апрель 1987 года на вооружение был взят 341 ПЗРК. В дальнейшем поставки росли еще более быстрыми темпами. Всего за время войны против советских войск отряды оппозиции получили около 3000 ПЗРК.

Одной из первых жертв такой политики стал уроженец Барнаула, выпускник БВВАУЛ 1984 года Константин Павлюков, служивший в 378-й отдельном полку штурмовой авиации под началом Александра Руцкого. Сбитый ракетой «Стингер», 23-летний Константин катапультировался, попал в окружение и вступил в неравный бой с душманами. Когда кончились боеприпасы, израненный летчик последней гранатой взорвал себя и нескольких приблизившихся бандитов.

Указом президиума Верховного Совета СССР от 28 сентября 1987 года Константину Павлюкову присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Спустя неполных три месяца судьбу Константина повторил выпускник БВВАУЛ Михаил Чистеев. Только Мише было еще труднее: он был без оружия.

Семья алтайского военного летчика Михаила Чистеева, почти 27 лет назад геройски погибшего в Афганистане, надеется, что его мужество будет по достоинству оценено Россией.
Того же хотят однокашники и наставники Михаила Алексеевича по Барнаульскому высшему военному училищу летчиков, Совет ветеранов БВВАУЛ и алтайские летчики-«афганцы».

КНИГА Памяти 12-го выпуска Барнаульского ВВАУЛ 1982 года

Аборкин Валерий
Бат Игорь
Бурмистров Александр
Глиненко Анатолий
Дегтярев Павел
Долгов Владимир
Зеленцов Александр
Карпов Сергей
Килин Сергей
Лапшин Федор
Минаков Владимир
Павличенко Сергей
Середенко Андрей
Чистеев Михаил
Шеварыкин Вячеслав
Шелепайло Игорь

Справка

Потери СССР в Афганистане

Всего за период с 25 декабря 1979 года по 15 февраля 1989 года в войсках, находившихся на территории ДРА, прошло военную службу 620000 чел., из них:

в частях Советской Армии 525000 чел.,
рабочих и служащих СА 21000 чел.,
в пограничных и других подразделениях КГБ СССР 90000 чел.,
в формированиях МВД СССР 5000 чел.,
Общие безвозвратные людские потери составили 14453 чел., в т. ч. в авиации — 465 чел.,
В Алтайском крае крае (вместе с Горно-Алтайской областью) погибло 152 и пропало без вести 3 чел.

Еще одна героиня

Рита Чистеева.
Рита Чистеева.
Олег Богданов
Рита Чистеева с внуками.
Рита Чистеева с внуками.
Олег Богданов

В этой истории есть еще одна героиня. Это Рита Чистеева — жена старшего лейтенанта Михаила Чистеева. Язык не поворачивается называть ее вдовой. Всю себя она посвятила памяти мужа, воспитанию его детей и внуков. Для нее он жив. Ей даже в голову не приходило еще раз выйти замуж.

Вот только справляться со всеми заботами в одиночку очень трудно. Привыкла с юных лет купаться в любви и заботах Миши. А без него все надо одной, одной. Даже Машеньку уже без него рожала (когда случилась трагедия с Мишей, была на седьмом месяце беременности).

Как выдержала такое испытание, как поднимала дочерей на учительскую зарплату и на скромную пенсию за мужа, сама не знает. Родители помогали продуктами, Мишины сокурсники вносили половину платы за Ксюшину учебу в вузе. А вот Маше не удалось дать высшего образования. И двухкомнатная квартирка на 8-м этаже площадью 43 кв. м., которую выделили семье в Барнауле по линии Министерства обороны после гибели Михаила, давно стала мала. Теперь в ней живут трое взрослых (девчонки-то выросли!) и трое детей — их сыновья и дочка. Спать приходится по очереди. Напряглись мама и дочки — купили небольшую дачку в черте города, чтобы летом можно было разгрузить свое тесное жилье, оздоровить детей на свежем воздухе.

Но разве это правильно, что семья погибшего на войне летчика, не уронившего офицерской чести, не предавшего интересы Родины, должна сама пожизненно решать все свои проблемы? Отца и мужа у нее отняли навсегда, а рассчитались одноразово малюсенькой квартиркой.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость