Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Фотофакты. Красноармеец Насонов «вернулся» к семье через 70 лет после гибели под Ленинградом

7 ноября в Бийске проводили в последний путь красноармейца Митрофана Насонова. Он погиб, защищая Ленинград, в 1943-м в районе Невского пятачка у деревни Березовка. А вернуться домой спустя более 70 лет солдату помогли жители этой деревни и местные поисковики.

Похороны Митрофана Палладьевича Насонова.
Похороны Митрофана Палладьевича Насонова.
Тамара Дмитриенко

Ладанка сохранила имя

Анна Шабалина, боец поискового отряда «Невский пятачок», вспоминает, как это было:

— В августе нынешнего года к нам обратился житель деревни Березовка, на участке которого проводились земляные работы и при прокладке дренажной канавы были обнаружены останки людей. При дальнейшем обследовании мы установили, что это красноармейцы. Вероятнее всего строители наткнулись на заброшенное госпитальное захоронение находившегося в 1943 году в районе Березовки 95-го подвижного полевого госпиталя. По алфавитному списку книги умерших этого госпиталя здесь было похоронено 254 человека.

В августе-сентябре мы подняли 125 бойцов. К сожалению, имена только четырех из них удалось прочитать. Митрофан Палладьевич Насонов — один из этой четверки.

— Господь Бог принес мне отца, — шепчет растроганная Валентина Митрофановна, 86-летняя дочь погибшего, творя вместе с другими родственниками погибшего моление-упокоение раба Божьего Митрофана.

Не будем спорить, чего больше в счастливом возвращении солдата — Божественного провидения или упорного труда ленинградских поисковиков. Главное — солдат вернулся на родину.

Он и сам сделал все, чтобы информация о его судьбе дошла до семьи. В кармане у Митрофана Насонова поисковики нашли сразу три (!) «медальона»: стандартный армейский с пластмассовым корпусом, деревянный и ладанку* с кадровым бланком. В первом записка не сохранилась, второй оказался пуст. Частично уцелел бумажный вкладыш только в ладанке. С огромным трудом в нем удалось восстановить обрывки нескольких строк:

Митрофан Палладьевич Насонов.
Митрофан Палладьевич Насонов.
Галина Буймова
Фамилия — На…
Год рождения — 1906
Уроженец — район Алтайск… Ст. Белокур…
Адрес семьи:
Фамилия — Насоно… Алтайс… Бий… Сах-завод
Каким РВК призван — Бий…

Но этого оказалось достаточно для дальнейшего установления судьбы солдата и поиска родственников. Случай уникальный! Металлические личные опознавательные знаки, как правило, ржавеют, бумага пропитывается ржавчиной, и чтение записки становится невозможным.

Под огнем танков

Митрофан Палладьевич Насонов, подобно отцу, матери, пятерым братьям и двум сестрам был человек глубоко верующий, поэтому нет ничего удивительного, что он продублировал кадровый листок из солдатского медальона в ладанке. И Бог ли услышал его молитвы, материал ли ладанки оказался надежнее, чем у стандартного «медальона"-смертника, но именно ладанка сохранила и через 70 лет донесла до семьи последний привет солдата.

— Ваш земляк служил в 123-й стрелковой дивизии, которая очень много повоевала на нашей земле — на Ленинградском и Волховском фронтах, в 1944 году участвовала в полном снятии блокады Ленинграда, а за освобождение города Луги получила почетное наименование Лужской, — дополняет рассказ Анны Шабалиной заместитель командира ПО «Невский пятачок» Анатолий Кушнер, передавая внуку солдата медальон и личные вещи погибшего. — Митрофан Палладьевич Насонов воевал рядом с нашим Невским пятачком. Во время прорыва он и его однополчане попали в тяжелое положение, оказавшись в песчаном карьере, с двух сторон простреливаемом танками (вся местность была пристреляна, потому что там уже третий год шли бои). И на четвертый день дивизию отвели на переформирование, потому что потери составили 80 процентов личного состава. Подбирали и выводили, выносили всех, кто дышал и не дышал. По дороге очень многие умирали, не приходя в сознание и не сообщив фамилий и адресов, их хоронили как неизвестных солдат. Слава Богу, что ваш земляк вернулся домой. Мы очень рады, что можем передать останки родственникам.

«Вставай, страна огромная!»

Песня, поднимавшая на борьбу с фашизмом в годы Великой Отечественной войны советский народ, заполняет все пространство гражданского кладбища, привыкшего к совсем иной траурной музыке прощания. Но сегодня здесь хоронят солдата — и она уместна. Как ни велик был соблазн упокоить воина на другом кладбище на аллее Славы, рядом с такими же, как он, защитниками Отечества, родственники решили иначе: пусть лежит на скромном семейном погосте рядом с женой Федосьей Степановной и другими родными.

— Как жили рядом дружно, так пусть и покоятся, — говорит Екатерина Алексеевна Селиванова, племянница Митрофана Палладьевича, дочь его брата Алексея.

— Я дядю Митрофана и родителей, и братьев, и сестер его хорошо знала, — продолжает она. — Семья у Насоновых была очень большая, работящая и дружная. Родители пришли на Алтай из Тамбовской губернии и поселились в Старой Белокурихе. Срубили дом-пятистенок — жить стали, детей рожать. В основном мальчики у них рождались. Парнями стали - начали один за другим снох в родительский дом приводить: одна, две, три, четыре… А тут уж и дядя Митрофан пятую засватал — тетю Федосью. Тесно стало в двух комнатушках: в каждой молодой семье дети пошли.

Летом часть семьи перебиралась на заимку в горах. Взрослые пахали, сеяли, ребятишки за лошадьми и домашним скотом присматривали. Насоновы были единоличниками и правильной веры придерживались. Вот за веру и пострадали.

В 1931 году обвинили их в распространении культа, конфисковали часть имущества, Главу семейства Палладия Федотыча и Митрофана в Нарым сослали. Теть Феня с мужем не поехала, ушла с детьми к своим родителям. Ну, а остальным, кто в насоновском дому остался, знающие люди подсказали: разделите хозяйство, разойдитесь по разным дворам, не то вас всех сошлют. И разошлись, построили три дома в Старой Белокурихе. Зажили просторнее и спокойнее. Бог миловал, больше никого не арестовали. Я уж в новом дому родилась.
Перед войной дед и дядя Митрофан вернулись из ссылки. Митрофан в Белокурихе не остался, забрал семью и увез в Бийск, устроился работать на сахарный завод. Пожили немного, сына Толика нажили, а тут — война…

Не простым для Митрофана Палладьевича и других мужчин в большой дружной семье Насоновых было решение взять в руки оружие. Вера не позволяла. Все они исповедовали библейскую заповедь «Не убий!». Но коли речь заходила о судьбе Отечества, не могли остаться в стороне.

Самый старший сын Палладия Федотовича Насонова Терентий воевал с германцем и погиб еще в Первую мировую войну. Сыновья Петр, Митрофан, Алексей и внук Андрей подхватили эстафету в Великую Отечественную. Сражались честно, храбро, смело и тоже сложили головы в боях. Их имена занесены в Книгу памяти Алтайского края и по селу Старая Белокуриха, где родились, и по городу Бийску, откуда призывались.

Имена есть, а фронтовые судьбы еще продолжают устанавливаться.

Год назад внуку Петра Палладьевича Николаю Федоровичу Насонову удалось проследить боевой путь деда (он и его сын Андрей погибли с разницей в несколько месяцев под Ржевом и похоронены в 100 километрах друг от друга). Андрей Петрович был на фронте сапером, погиб, вызвав на себя огонь наших артиллеристов. Подполз на 100 м к немецким окопам.

Немцы пошли в атаку, а он скорректировал огонь: «Вот он я, стреляйте!».

Теперь вот Митрофан Палладьевич вернулся из Ленинграда.

А вот судьба Алексея Палладьевича семье до сих пор неизвестна. Лет пять-шесть назад прошло, якобы, по радио обращение поисковиков к старобелокурихинцам с просьбой оказать помощь в розыске родственников Алексея Палладьевича, но до семьи она дошла нескоро и безадресно.

Просьба к нашим читателям: если кто-то слышал эту информацию и может что-то дополнить, просим сообщить автору этой публикации по телефону: 89132170821 или по e-mail: tadmit2009@yandex.ru.

Пускай традиция прервется!

— Мероприятие, ради которого мы собрались сегодня, уже стало традицией, — сказал глава города Бийска Николай Нонко, открывая траурный митинг на кладбище. — Эта традиция печальная и в то же время очень светлая. С 2010 года благодаря активной работе поисковых отрядов на бийскую землю с полей войны вернулся уже пятый красноармеец — герой, который пал смертью храбрых, защищая свою страну, нашу общую Родину.

Я искренне надеюсь, что когда-нибудь эта печальная, но светлая традиция прервется, потому что благодаря деятельности Поискового движения России будет найден и с почестями похоронен последний солдат Великой Отечественной войны.

— Низкий поклон вам, ребята, за ту большую кропотливую работу, которую вы делаете, — сказал мэр, обращаясь к присутствовавшим представителям поискового движения. -Благодаря ей подрастающее поколение будет знать настоящую правду о войне, будет знать, какой страшной ценой досталась Победа.

Но главные слова и чувства обращены в час прощания к вернувшемуся с фронта домой солдату.

Михаил Насонов,
внук погибшего:

Тяжело говорить. Но это светлый день. Для любого бойца война кончается тогда, когда он вернулся домой, когда его похоронили в родной земле. Дед, ты приехал домой. Вечная тебе память. Твое продолжение осталось в твоих внуках, внучках, правнуках. Спи спокойно! Теперь ты дома.

Марина Кифус,
внучка погибшего:

Марина Кифус, внучка погибшего.
Марина Кифус, внучка погибшего.
Тамара Дмитриенко
Низкий поклон всем, кто принимает участие в перезахоронении нашего отца, деда и прадеда на родной земле, всем, кто сделал возможным его возвращение домой.

Моя бабушка, жена Митрофана Палладьевича, всю жизнь ждала его и в самые трудные минуты мысленно обращалась к нему за поддержкой и советом. И дед, говорила бабушка, всегда был рядом. Теперь ее мечта осуществилась. Спасибо поисковикам из Санкт-Петербурга за то, что дали возможность воссоединиться двум любящим людям, вернули Митрофана Палладьевича семье.

Большинство из потомков не знало деда. Его не стало, когда мы еще не родились. Но его отношение к жизни, вере, делу, которому служишь, обычаи, традиции, которые он завел в семье, переходили из поколения в поколение и строго блюлись по старшинству его сыном.

Главная заповедь, которую оставил нам Митрофан Палладьевич: «Не убей!». Не убей ни словом, ни делом. Но в грозный для Родины час, когда Земля кипела, этот человек сознательно взял в руки оружие и пошел на фронт, чтобы ценой своей жизни остановить безумие. Вечная ему память! А для нас он вечный пример.

Больно, горько, светло

Наталья Некрасова,
член координационного совета Поискового движения России по Сибирскому федеральному округу:

Наталья Некрасова, член координационного совета Поискового движения России по Сибирскому федеральному округу.
Наталья Некрасова, член координационного совета Поискового движения России по Сибирскому федеральному округу.
Тамара Дмитриенко
Сегодня на этом малом клочке малой родины происходит уникальное событие. Представители региональных отделений Поискового движения России из Ленинградской и Новосибирской областей, Алтайского края и Республики Алтай собрались, чтобы вместе с родственниками и земляками проводить в последний путь красноармейца Насонова.

Больно, горько, светло и уютно, потому что сегодня солдат возвращается домой, возвращается издалека, защитив нашу Родину от коричневой чумы. Долг нашей организации как можно скорее найти и вернуть родным всех, кого можно найти и опознать.

Земля по-прежнему стреляет

Светлана Кушнер,
волонтер, жена заместителя командира поискового отряда «Невский пятачок» Анатолия Кушнера (Деда):

Светлана Кушнер, волонтер.
Светлана Кушнер, волонтер.
Тамара Дмитриенко
Родилась в Невской Дубровке. Наш поселок всегда считался тыловым, потому что никогда на его землю не ступала нога фашистов. Но три года поселок был фронтовой полосой, и снарядов в его земле накопилась уйма. В детстве и юности, приходя на братское кладбище, я не подозревала, что число захороненных на нем защитников (60 тысяч) очень сильно расходится с числом погибших на Невском Пятачке (около 500 тысяч). А поняв, сколько неупокоенных солдат в нашей земле, уже во взрослом возрасте стала волонтером поискового движения.

Я учитель начальных классов. Моих малых деток на раскоп не поведешь, да и во всех воевавших регионах законодательно запрещено формирование поисковых отрядов из детей и подростков, потому что земля до сих пор стреляет. А поскольку в Невской Дубровке нет детей-поисковиков, я «прибилась» к взрослым. Помогаю мужу и его ребятам, главным образом, чистить косточки поднятых солдат, готовлю еду, стираю.

В Бийск приехала не случайно. Митрофан Палладьевич Насонов — это и мой солдат. Ребята его подняли, а я косточки отчистила. Думаете, это очень простая работа? Ничего подобного.

Я один раз сидела на раскопе, чистила косточки. Перебираю и вдруг ловлю себя на мысли, что косточка у меня в руках почему-то слишком тяжелая. Присмотрелась — а это «лимонка». Положила её на землю, а что дальше предпринять не знаю. Сижу и думаю: а как гранаты взрываются? Как это все произойдет со мной? Хорошо в этот момент подошел опытный поисковик, спрашивает: «Что у вас там?» — «Лимонка». - «А ну-ка давайте ее сюда!» — осторожно взял и унес.

_____________________

*Личный опознавательный знак (ЛОЗ) старого образца — металлическая коробочка с крышкой.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость