Жизнь

Граница. Горный роман

28 мая в Барнауле праздновали День пограничника. Вояки надевали военную форму, зеленые береты, гуляли по городу, пели, пили и вспоминали дни своей службы: как бродили с собаками по сопкам, как замерзали ночью, сидя в горах и прижимаясь друг к другу спинами, как "товарищ капитан" говорил: "Приказываю выступить на охрану государственной границы". И тогда у них, у пацанов, аж сердце заходилось от гордости.

В это время мы ехали на Барнаульскую пограничную заставу. Там около 50 пограничников стерегут 90 километров российско-монгольской границы.

Барнаульская застава

Дорога до Ташанты называется Чуйским военным трактом. Ехать приходится мимо застывших в горах водопадов. Вдоль Северо-Чуйского хребта, который похож на большую конфету, осыпанную сахарной пудрой. Мимо голубых ледников Актру. А потом по Чуйской степи, где пролегал Великий шелковый путь и где когда-то ходил Чингизхан.

В Ташанте Россия заканчивается. Здесь стоит международный контрольно-пропускной пункт. Считается, что дальше - уже монгольская земля. В нескольких метрах от пропускного пункта - Барнаульская застава.

Застава находится на высоте 2100 метров над уровнем моря. Не каждый способен выдержать разреженный воздух и нехватку кислорода (80% от необходимого объема). Уши закладывает, голова болит, тошнит, руки трясутся - здесь особенно плохо чувствуют себя "равнинные" люди - новосибирцы и кемеровчане. Хотя на всех заставах, в том числе и на Барнаульской, служат лучшие из лучших. Дорого даются ребятам и кроссы по горам. Тем не менее, как сказал начальник заставы Максим Козлов, требуется всего месяц, чтобы бойцы исползали весь участок границывдоль и поперек и выучили на нем каждую кочку, не хуже коренных потомков Чингизхана.

Ни один суслик не пройдет

Сутки на заставе начинаются в 20.00. Начальник заставы объявляет приказ об охране границы и наряды пограничников отправляются в горы. Граница - линия столбов-полосатиков в 12 километрах от заставы. И больше ничего. Настоящие пограничные укрепления стоят на самой заставе. Здесь вдоль всей границы проходит контрольно-следовая полоса - двухметровый забор из колючей проволоки (раньше здесь была еще и сигнализация) и вспаханный участок земли шириной в три метра. На нем прекрасно видны следы, так что вряд ли здесь кто-то пройдет незамеченным.

Границу нарушают и наши, и монголы. В основном, чтобы воровать друг у друга лошадей. Воры днем высматривают, а ночью угоняют табуны. Одну-двух лошадей успевают пустить на колбасу. Остальных пограничники разыскивают по горячим следам. Контрабанда тоже бывает - россияне несут монгола спирт и чай, а те иногда пытаются протащить через границу шкурки сурков, шерсть и козий пух.

Нарушителей замечают быстро. Всадники на сопках выдают сами себя - пыль от лошадиных копыт видно за 40 километров, тем более, с 30-метровой вышки, на которой и днем и ночью стоит солдат. Там установлена пограничная труба. Она увеличивает изображение так, что в пяти-семи километрах можно различить номер автомобиля. А в двух километрах отчетливо видно, как бьется сердце суслика, вылезшего из норы.

Нарушителем границы считается и огонь. Пожар надо обязательно тушить на своей земле. Выгорит чужая - гарантирован небольшой, но неприятный международный скандал.

Но вообще-то с Монголией у нас дружба и любовь. Не зря ее называли 16-й республикой Советского Союза, там живут, в общем, мирные люди. К тому же Баян-Ульгийский аймак Монголии, ближайший к границе, состоит почти из одних казахов. Они же живут и на нашей территории в приграничных поселках Ташанте и Кош-Агаче.

Человек и собака

Псы - тоже пограничники. Поэтому к ним на границе относятся особенно нежно. У них есть свои "казармы" и своя столовая. Их дрессируют со щенячьего возраста, и через год из собаки получается готовый боец.

- Ну, пойди попробуй, - сказал начальник отряда полковник Евгений Кузьмин. Два инструктора на площадке держали мохнатых овчарок за ошейники.

- Да... Да уж... Я сам их иногда боюсь, - ответил начальник кинологической службы Александр Чердаков, подбираясь к собакам.

Рада и Алтай, которые еще несколько минут назад покорно прижимали уши, с лаем взвились на дыбы, защищая хозяев. Для них, понятно, не существует ни чинов, ни должностей. Человек и собака понимают друг друга с полуслова. Даже с полужеста. В случае опасности инструктору достаточно махнуть рукой, и пес бросится в бой.

Просто горы и все

Барнаульская - только одна из многих застав. Сам Алтайский пограничный отряд Забайкальского регионального пограничного управления ФСБ, окруженный горами и намертво обмотанный колючей проволокой, стоит в поселке Акташ. Он "отвечает" за границы сразу четырех государств - России, Монголии, Китая и Казахстана. Всего 850 километров границы.

В поселке четыре тысячи жителей, которые все свое время заготавливают дрова или пасут скот - больше никакой работы здесь нет. И еще руины фабрики по производству ртути, где до сих пор навалом и россыпью лежат жидкие серебристые шарики.

Мы спросили, как как называются горы вокруг Акташа.

- Как-то называются по-алтайски, но нам, русским, произнести это очень сложно, - сказал дежурный по столовой узбек Тимур Байкенов. - Поэтому мы их называем просто горы. И вообще добро пожаловать в наш кишлак городского типа.

27 сентября прошлого года эти самые горы вздрогнули. Вековые сосны со склонов падали макушками вниз и складывались ровными рядками. У солдат в это время был банный час. Выбежали голышом, прикрываясь тазиками. А 1 октября, когда толчки достигали силы 8,2 балла, "личный состав" выпрыгивал из столовой, вынося окна вместе с косяками. Это шоу теперь вспоминают с улыбками, тогда было не до смеха.

Легенды и мифы

На Барнаульской заставе есть свои легенды, которые передаются из поколения в поколение. И свои страшилки, которыми дембеля пугают вновь прибывших пацанов.

Говорят, что живет на границе стая волков, которые не пускают через сопку. Они не боятся оружия. Иногда даже ложатся всей стаей под колеса автомобиля, чтобы машины не проехали к границе и нападают на пограничников.

Что давным давно на границе, где сейчас находится пост "Передовой" (небольшой домик), заблудилась неизвестной национальности женщина и замерзла. И теперь она приходит на пост, стучится в окна и тянет к солдатам длинные зеленые руки. Естественно, ее никогда никто не видел. Но православный крест там на всякий случай поставили...

И еще, что на 40-м участке границы совершенно отчетливо слышно, как по горам едет ГАЗ-66. А потом шум внезапно исчезает. Говорят, что здесь несколько лет назад разбились насмерть шесть пограничников, ехавших на заставу. Весь этот район собаки изрыли носами - и никаких следов. Но многие бывшие и нынешние служивые могут лично подтвердить, что слышали мотор газика.

Рассказывают и о могилах древних монголов. Будто ночью в ущелье Уландрык, где со времен Чингизхана находится кладбище, мертвые монголы в боевом одеянии встают из могил и перекрывают дорогу пограничным нарядам.

Щит России

Даже дедовщина на заставе особенная. Потому что слабаки здесь не приживаются изначально, слишком высоки требования. А "пара раз в пятак от "деда" вырабатывает полезную злость и побуждает молодежь больше времени тратить на спорт, что в конечном счете даже полезно.

Круглосуточно вдоль границы ходят вооруженные часовые. Одновременно по заранее проложенному маршруту ходит дозор. Еще несколько человек круглые сутки проверяют контрольно-следовую полосу, днем и в лунные ночи тут можно заметить даже самый маленький след. Где-то в горах еще лежит "секрет" - замаскированные наблюдатели. И еще возле пограничных столбов стоит разведывательно-поисковая группа, сменяемая раз в неделю.

Редко какой солдат добровольно покинул заставу и попросился в Акташ. Хотя очень тяжело каждый день ходить в горы, сутками не спать и вообще два года "отдыхать" от всякой цивилизации.

Пограничники говорят, что нужно обязательно служить на заставе, чтобы почувствовать, что "погранвойска - щит России" и каждый год 28 мая в Барнауле гордо надевать зеленый берет.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии
Новости партнеров
Рассказать новость