Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Жизнь

Как и чем окультуривать Барнаул?

Проект «Барнаул — культурная столица», презентованный властями в конце прошлого года, каким бы сырым и казенным он пока ни казался, привлекает уже самой идеей — навсегда отказаться от мысли «в Барнауле некуда сходить и нечего показать». Другой вопрос — как этого добиться с имеющимся на сегодня «культурным багажом», небольшим количеством идей и совсем небольшим — денег. При должном подходе изменение культурного пространства городской среды дает выдающиеся результаты — примеров успешных проектов сейчас немало не только в столице и за рубежом, но и в провинциальной России. В сегодняшнем «Дискуссионном клубе» мы обсуждаем, каким должен быть этот подход.

Барнаул.
Барнаул.
Михаил Хаустов

Елена Безру­кова,
начальник краевого управления по культуре:

Конкуренто­способность культуры Барнаула следует оценить высоко. Краевая столица обладает значительным историко-культурным наследием. Представлены театральное, музыкальное и изобразительно искусство, музейная и библиотечная сфера, система художественного образования.

Расчет и теплые эмоции

Александр Старцев,
доктор исторических наук:

Один мой студент, учившийся на историческом факультете, окончив вуз, уехал в Новосибирск. Спустя годы я встретил его, спросил, почему он уехал. Он отвечает: «В Новосибирске хорошо зарабатывать». И добавляет после паузы: «Но жить, я вам честно скажу, лучше в Барнауле». Такое мнение я слышал не единожды. Барнаул действительно вызывает у людей теплые эмоции. Так вот, может быть, сила и привлекательность нашего города как раз в том, что он является местом, где хорошо жить? Думаю, из этого кое-что может получиться.

Не будем забывать о том, что нам есть чем гордиться с точки зрения истории. В первую очередь я, конечно, говорю о Колывано-Воскресенском заводе, Демидовской площади и так далее. Но у нас к концу XVIII века, вспомните, техническая библиотека барнаульского завода была едва ли не больше, чем в тогдашнем московском университете. Кто об этом знает?

Дальше смотрим: Барнаул был не только горным, но и — во второй половине XIX века — торговым центром. Причем главная торговая улица, на которой можно было купить все от булавки до шляпки, до сих пор лучше всех исторических улиц в городе сохранилась. Я говорю о самой старой улице — Льва Толстого. Кто мешает ею заняться? Кто мешает ее реконструировать?

Но не думаю, что на одном только историческом аспекте стоит останавливаться. Спрос можно еще и формировать. Допустим, где у нас родина Деда Мороза? Великий Устюг. А почему? Он там действительно родился? Культурная привлекательность города должна не только изыскиваться из истории, но и формироваться из тех задач, которые мы перед собой ставим.

И еще, в 2011 году я выступал в Томске на конференции, где рассказывал про парки России. У томичей была идея реконструировать свой самый старый парк. И прежде чем изготовить проект, они посчитали за сезон, сколько через парк прошло пенсионеров, сколько студентов, сколько детей и так далее. Получили данные и стали направленно работать с самыми активными группами. Так что, может, и нам, прежде чем говорить о брендах и называть Барнаул культурной и туристической столицей, стоит сначала сесть и просчитать: на что мы реально можем претендовать?

Чужая история

Николай Быков,
кандидат географических наук:

О каких культурно-исторических ресурсах Барнаула идет речь? Мы постоянно говорим о богатом наследии и потенциале, параллельно ругая себя за плохое знание собственных корней. Отчасти так оно и есть — достаточно посмотреть на то, в каком состоянии сегодня Барнаульский сереброплавильный завод и все, что с ним связано. При этом на примере Екатеринбурга — еще одного горного города — мы видим совершенно другое отношение к горно-рудному производству. Там масса историко-архитектурных памятников, поддерживаемых в надлежащем состоянии, и так далее. Но мне кажется, Барнаулу сегодня позиционировать себя только одной историей невозможно. Это вряд ли будет интересно большому количеству людей, они за чужой историей не поедут — это факт, и так Барнаул никогда не станет культурным центром.

Пора, мне кажется, создавать различные современные бренды: думать о мероприятиях, интересных событиях и так далее. Кроме того, я думаю, идея привлечь сюда европейцев — так же реальна, как строительство хрустального моста. Самый большой процент гостей Барнаула составляют, по моим наблюдениям, жители края. Почему все мечтают о далеком будущем, перспективах и так далее, в то время как реальный ресурс свободного времени местных жителей практически не задействован?!

Нужно достучаться

Любовь Шамина,
искусствовед галереи «Кармин», заслуженный работник культуры:

Для превращения Барнаула в культурную столицу должны быть мобилизованы все возможные ресурсы. Не только государственные и образовательно-художественные учреждения, но и частные галереи, павильоны, любительские театры… Как, по большому счету, можно себе представить культурную столицу? Это театры с глубокими спектаклями, богатые музеи и картинные галереи с разнообразными экспозициями, всевозможные события, достойная архитектура и порядок на улицах, в конце концов. Культура в людях воспитывается тогда, когда их окружает красота.

Но такие результаты сами собой не придут. И я убеждена, что многое, конечно, зависит от руководителей. В нашей стране пока все начинается с указа сверху. Значит, нужен такой указ. Вот Баварин как делал — спрашивал на планерке: кто был на такой-то выставке в художественном музее? Ах, не были?! Чтоб сходили! И доходило до смешного: его подчиненные делегациями приходили после таких планерок. За ними подтягивались предприниматели и другие деловые люди. Помогали…

Не обойтись и без информационной поддержки. Люди должны знать о том, что делается в городе. А то у нас составляют программы, планы мероприятий, в которых числится, грубо говоря, три музея. Там нет ни «Туриной горы», ни «Кармин», ни того, ни другого. А откуда об этом узнают, например, дети?

Опрос. Чем гордиться Барнаулу?

Александр Родионов,
писатель, краевед:

Барнаул — русская промышленная цивилизация. Очень отличная от туземной, которую я ни­сколько не умаляю. Здесь люди начали не просто заниматься земледелием, но стали добывать руду, обогащать ее, кормить империю. В городе до сих пор не существует музея, рассказывающего о главном — об истоке города.

Сергей Мансков,
кандидат филологических наук:

Барнаул — единственный город, который начинался не с крепости, не с острога. Мы город, который в большей степени был свободным, в котором не было крепостного права в ярко выраженной форме, что было характерным для центральной России. Значит, барнаульцы на протяжении трех веков своего существования — преимущественно свободные люди.

Андрей Бондарович,
путешественник, географ:

Мы часто говорим: у нас блеклый, неинтересный и так далее город, но на самом деле во многих городах и странах нет ничего выдающегося. Просто в них вкладывают деньги, и эти расходы несопоставимы с тем, что есть в России.

С деньгами мы сможем многое: реконструировать здания, восстановить сереброплавильный завод и нагорное кладбище, создать археологические музеи, наладить ночную жизнь города и организовать фестивали…

Борис Мильграм — о пермской культурной революции

Сделать культуру движущей силой региона — идея не просто смелая, а едва ли не сумасшедшая. Но пермякам это, похоже, удалось: о проекте «Пермь — культурная столица России» действительно знает вся страна.

Борис Мильграм,
заместитель председателя правительства региона:

Все последние годы России культура (не как отрасль, а как инструментарий) оказалась в социальном блоке. И финансировалась соответственно, последней по степени важности: сначала нужно вылечить больных, накормить бедных и так далее. Мы же изначально предложили посмотреть на нее иначе, как на инструмент развития. Сделали объектом культуры не художника в широком смысле слова, как это было последние 20 лет, а жителя. Так удалось уйти с уровня, когда город должен помогать театрам и библиотекам, на уровень, когда происходит наоборот.

Основной же задачей стало изменение качества жизни. Зачем? Потому что мы хотим остановить миграцию из Пермского края. Мы вступили в конкурентную борьбу за качественного (т. е. образованного, стремящегося к самореализации) человека.

Собственно, что такое столичность? Это возможность выбора. Вот мы и предложили людям спектр разнообразных впечатлений: открыли новые музеи, делаем множество фестивалей и т. д. Сейчас в Пермь можно привезти любого уровня спектакль или концерт — публика к этому готова.

Конечно, все развивалось постепенно. Появилось восемь крупных фестивалей, потом 12, потом 15. В 2011 году мы провели огромный фестиваль длиной в месяц — «Белые ночи Перми». Мы насытили пространство досуга, приблизили к зрителям мировые художественные ценности, и к нам наконец стали привозить известных художников, исполнителей, спектакли со всего мира. Затем пошли дальше и стали выводить искусство на улицы…

Конечно, с продвижением проекта связан ряд имен. Сначала губернатор Олег Чиркунов поставил задачу найти возможности для развития Пермского края. В попытке ее решить культура оказалась наиболее готовой и эффективной. На этом пути оказались бизнесмен Сергей Гордеев, который спровоцировал эти процессы, Марат Гельман, который привез сюда современное искусство, и другие.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость