Жизнь

Куда страну ведет реформа. Что думают юрист и экономист о монетизации льгот

В стране постепенно утихают страсти по монетизации льгот. Власти в спешном порядке начали исправлять ошибки: повышать пенсии, выплаты, зарплаты, давать новые обещания. А народ ждет, какие пенсии он получит, какие льготы государство оставит и что вообще будет в стране дальше. Что думают об этом эксперты?

В это промежуточное затишье: от «начала митингов» до «чего ожидаем в будущем» — уже можно сделать какие-то выводы. Например, ответить на вопрос: «Почему наcеление встретило реформу митингами и протестами?», и спрогнозировать, как дальше будет развиваться ситуация. Об этом мы спросили наших экспертов, людей, не вовлеченных в противостояние власти и льготников.

Под магией цифр

Вячеслав Селиверстов, начальник Управления государственной защиты прав человека аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ, заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор:

— Реформа была продумана не до конца. Все находились под магией цифр, которые озвучивались с экранов телевидения, что все подготовлено, на обеспечение льгот тратится огромная сумма, исчисляемая в миллиардах рублей. А до конкретного человека власти не дошли. Хотя правильнее было бы сначала прикинуть положение каждого льготника в каждом конкретном регионе России. Для этого нужна более длительная подготовка.

Согласно Конституции РФ государство обязано обеспечить надлежащий уровень социального развития человека, надлежащий уровень его благосостояния, создать условия для этого. Другой вопрос, каким образом оно это сделает. Развитием ли частного бизнеса, повышением зарплат, пенсий. При этом после реформы не должен снизиться уровень жизни людей.

У нас около трети населения живет ниже черты бедности, и льготы компенсировали им недостаток пенсий и зарплат. Если льготы убирают, то нужно значительно поднять уровень материального обеспечения льготников. Государство этого до конца не предусмотрело.

К сожалению, положение людей ухудшилось еще и тем, что монетизация льгот совпала с реформой ЖКХ и с началом года, когда традиционно повышаются цены на все. К тому же все наложилось на длительные праздники, во время которых люди потратились, расслабились. Реформа совпала с незавершенной административной реформой — перестройкой министерств и ведомств, сокращением их числа, перераспределением их функций. Это снизило управленческое воздействие на монетизацию и на возможность ее проведения.

Но, вступивши в воду, выходить из нее нельзя. Надо устранять те пробелы, которые не были продуманы. Нужно проводить мониторинг положения отдельных категорий граждан. И не просто решать вопрос, сколько денег выделить, а конкретно на уровне каждого региона отслеживать, как меняется положение той или иной категории льготников. И стараться удержать эту ситуацию, чтобы решить вопрос цивилизованными методами. Нельзя допускать митинговой стихии, поскольку она не приведет к улучшению экономического положения. И в то же время нельзя закрывать глаза на массовые нарушения прав человека, которые были допущены в процессе этой реформы. Самое главное нарушение — в результате реформы нарушено право каждого человека на достойную жизнь.

В стране порочная система начисления пенсий

Павел Раменский, управляющий директор ПК «Сибэнергомаш ОАО «Энергомашкорпорация»:

— Если люди вышли на митинги протестов, значит, условия их жизни реально ухудшились. Сама реформа, монетизация льгот, необходима. Но она должна была проводиться иначе. Во-первых, не так решительно. Во-вторых, не так масштабно, но более продуманно.

Возможно, сначала надо было попробовать ввести ее в качестве эксперимента в нескольких крупных регионах, а потом уже переносить на всю Российскую Федерацию. Может быть, ее надо было развести по срокам, проводить более длительный период времени, чтобы люди могли адаптироваться.

Кроме самой реформы на людей повлияло скачкообразное повышение тарифов с 1 января. Подорожало все: электроэнергия, газ, услуги жилищно-коммунального хозяйства, телефонные услуги. И если бы правительство провело монетизацию не с 1 января, а, скажем, с 1 марта или, предположим, с 1 июля, то не было бы того, что есть сейчас. Страна решительно идет в рыночную экономику: тарифы повышаются быстрее, чем корректируются льготы, выплаты и зарплаты бюджетникам. Это несовпадение и привело к социальному взрыву.

Если бы люди получали достойную пенсию, обеспечивающую необходимый прожиточный минимум, льготы сами по себе остались бы для очень узкой группы лиц, например участников Великой Отечественной войны. Но поскольку сегодня государство не в состоянии платить людям достойную пенсию, оно вынуждено работать с льготами.

И поэтому ответственность за проводимую реформу лежит на всем государстве, на всех ветвях власти: на правительстве, Госдуме, федеральном, региональном управлении. И они не должны перекладывать ответственность друг на друга, их действия должны строго соответствовать полномочиям, обязанности должны быть распределены. А то, чем они сейчас занимаются — ссылаются на всех, кроме себя, — недостойно государственных мужей.

Сейчас государство пытается исправить свои ошибки и спешит повысить базовую часть пенсий. Но если тарифы на жилищно-коммунальные услуги будут расти такими же темпами, что и сейчас, то, я думаю, неизбежен другой конфликт. Помимо пенсионеров, льготников, в стране есть другие слои трудящегося населения, которые имеют очень низкий доход. Это учителя, врачи, простые рабочие. Это чрезвычайно незащищенные люди с низкооплачиваемыми специальностями. Например, медсестра в поликлинике получает 2500 рублей. Но вот парадокс: сейчас и заводской рабочий с заработной платой 10 тысяч рублей, и высококлассный специалист, получающий около 20−30 тысяч рублей, при выходе на пенсию будут получать одинаковую пенсию — и размер ее не превысит трех тысяч рублей. А тарифы ЖКХ, плата за квартиру растут, и на одну пенсию уже не прожить.

Система исчисления пенсии у нас в стране порочна. Она изначально делает людей нищими, как только человек выходит на пенсию. Вот в этих слоях населения уже сегодня и зарождается напряжение, которое в будущем выльется в конфликт.

___________________

Мнение федерального чиновника

Александр Суриков, помощник полномочного представителя президента РФ в СФО:

— Замечу, что не везде в Сибирском федеральном округе народ реагирует на реформу митингами и протестами. Не было ни одной акции в Кузбассе, в Красноярском крае, в Хакассии, в Тыве. Потому что в этих регионах соответствующие администрации работают эффективно. Сама по себе монетизация с учетом принятого закона и заданий, которые высказал президент, не должна ухудшать жизнь населения. В некоторых же зонах, исполняя закон, не подумали об этом. В том числе и в Алтайском крае.

Кроме этого, администрации некоторых субъектов Федерации забыли, что вопросы льгот отнесены к исключительной компетенции субъектов Федерации, а не городов и районов. Администрация Алтайского края должна была заложить ресурсы на эту реформу, должна была дать деньги городской администрации на транспортные затраты, чтобы сохранить льготы. А администрация края занимается тем, что выдает всем невыполнимые задания.

В некоторых субъектах Федерации привыкли делать так. Говорят: «Нам тяжело с бюджетом». Тяжело кому? Тяжело чиновнику, тяжело главе. Но при чем здесь народ? Вот в этом вся трагедия. Кроме этого, на Алтае — единственной территории в России — тарифы подняли в два раза. Ну, кто такие вещи вытворяет? Жуть какая-то. На таком фоне никакая монетизация не пройдет. Я считаю, что это полная потеря управляемости, непонимание вопроса и действий.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость