Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Жизнь

Матрос с «Варяга»

Барнаульская внучка героя легендарного крейсера рассказывает о судьбедедушки.

В последние дни в России снова заговорили о Курильских островах. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Москва не исключает варианта, при котором два из четырех спорных островов Южно-Курильской гряды отойдут Японии при выполнении ряда условий, в том числе и подписания мирного договора между странами. Формально Россия и Япония по сей день находятся в состоянии войны. Начавшейся сто лет назад и свернувшейся за этот век до «курильского вопроса» и знаменитой строчки «врагу не сдается наш гордый „Варяг“…». Сейчас в Барнауле живет Любовь Николаевна Егорова — внучка героя легендарного крейсера «Варяг», участвовавшего в Русско-японской войне.

Агапий Анисимович Топорков был одним из оставшихся в живых после неравного кровопролитного сражения крейсера «Варяг» с японской эскадрильей. После битвы Топорков попал в плен к японцам. Лишь спустя год русский царь выкупил своего героя и представил его к награде — Георгиевскому кресту. Но в годы советской власти у героя с «Варяга» отобрали все награды и отправили на десять лет в ГУЛАГ…

Элитный крейсер

В начале XX века молоденького парнишку из Орловской губернии Агапия Топоркова, как и всех остальных, призвали на царскую службу. Попал он на «Варяг" — самый быстроходный в то время российский крейсер. Служить на элитном «Варяге» было счастьем. Призывники должны были обладать отличным здоровьем, спортивным телосложением и… симпатичной внешностью. Как-никак, лицо России. Агапию повезло. Все было при нем…

Служба на знаменитом крейсере началась просто отлично. В составе экипажа «Варяга» Топорков побывал в Лондоне на коронации английской королевы. А вскоре началась Русско-японская война.

Битва насмерть

В ночь на 9 февраля 1904 года десять японских миноносцев внезапно атаковали русскую эскадру, стоявшую в Порт-Артуре. Но об этих событиях командир крейсера «Варяг» Всеволод Руднев не знал. Корабль под его командованием находился далеко от базы — в нейтральном корейском порту Чемпульпо. Здесь же находились корабли из Англии, Франции, Италии.

«Дедушка очень много рассказывал о капитане Рудневе, — говорит Любовь Николаевна, — он восхищался им. Руднев и другие офицеры обучали матросов- выходцев из простых рабочих грамоте, помогали во всем. Вообще, с приходом на «Варяг» Руднева экипаж ожил. Даже когда после окончания сражения капитана обвиняли в том, что он поступил неправильно, дедушка говорил, что Руднев сделал все, что мог. Раненный в голову, в залитом кровью мундире, он до конца поддерживал их боевой дух. С крейсера Руднев сошел самым последним».

В то самое время, когда в Порт-Артуре ночью была атакована русская эскадра, японский крейсер «Чиода» неожиданно покинул Чемпульпо. Руднев встревожился и уже хотел было уйти в Порт-Артур. Но прибывший на «Варяг» русский посланник делать это запретил. Тогда командир «Варяга» принял решение: не сдавать корабль ни при каких условиях.

«Дедушка рассказывал, что капитан собрал весь состав «Варяга» и попросил всех переодеться в чистое белье, помолиться… — говорит Любовь Николаевна. — Все понимали, что это будет их последний бой. Экипаж корабля так и сделал».

Утром следующего дня японская эскадра прибыла в Чемпульпо. В 11.45 японцы начали бомбить русский корабль. Спустя пару минут «Варяг» открыл ответный огонь. Бой шел всего лишь час. За это время «Варяг» выпустил 1105 снарядов. Но японские корабли были более скорострельными, их снаряды обладали большой фугасной мощью, взрываясь при ударе о волну, осыпали «Варяг» градом осколков.

Поняв, что в Порт-Артур «Варягу» все равно не пробраться, Руднев с другими офицерами приняли честолюбивое решение — затопить «Варяг». Так и было сделано. Разочарованию японцев не было предела — они так и не смогли взять элитный российский крейсер. От злости даже пустили в Токио слух, будто «Варяг» уничтожен в бою.

Оставшиеся в живых члены экипажа «Варяга» выбирались из воды кто как мог. Кого-то подобрали англичане, французы и итальянцы. Кто-то вплавь добирался до берега.

Агапия Топоркова взрывной волной выбросило в море. Он ухватился за деревянные обломки «Варяга» и на них добрался до берега. Тут-то его и подобрали японцы. Целый год Топорков пробыл у них в плену. «Дедушка рассказывал, что японцы относились к русским пленникам очень хорошо. Кормили досыта, не обижали, — вспоминает Любовь Николаевна, — не как к узникам».

Царский прихвостень?

Через год Николай II выкупил своих героев из японского плена. В России матросов с «Варяга» представили к награде. Три Георгиевских креста прикрепили к мундиру Топоркова. Всем героям битвы при Чемпульпо царь назначил пожизненную пенсию — 25 рублей в год. В то время за пять рублей можно было купить дом, за три — корову.

На пенсию Агапий построил себе большой дом в селе Бородулиха Семипалатинской области. Решил жениться на девице из семьи таврических казаков. Родители невесты были довольны — жених зажиточный, видный. Хотя сама невеста поначалу была не в восторге. Но волю родителей исполнила. Тем не менее всю жизнь они прожили душа в душу. Никогда не ругались, называли друг друга только по имени-отчеству.

Агапий Анисимович был хозяином в доме. Жена никогда не противоречила ему. Все деньги в семье отдавались хозяину. А уж он потом решал, кому что купить. Любил порядок, чистоту. Даже просил свою супругу, чтобы она стрелки ему выглаживала на нижнем белье. Иначе не надевал…

У Топоркова было семь детей. Дети выросли, завели свои семьи, но все жили в одном доме — вместе с отцом. Кроме детей у Агапия жили еще и наемные работники. С ними он был на равных — обедали за одним столом. Агапий даже построил служащим отдельный дом.

«Кстати, много лет спустя, — вспоминает внучка героя, — случилась интересная история, связанная с дедушкиными работниками. Когда поехали в отпуск, я была беременна — срок уже большой. Только отъехали от Семипалатинска — у меня вдруг схватки начались. Так я и родила в поезде сына. Сошли мы в Рубцовске. Там нашли женщину, которая служила у дедушки, воспитывала его детей — моего отца, его братьев и сестер. Больше не к кому было идти в этом городе. Она нас очень хорошо приняла. И про дедушку рассказывала — все хвалила, какой он замечательный хозяин был».

К концу 20-х годов, во времена советской власти, Топорковых раскулачили. В их доме сделали почту. А самого Топоркова, объявив царским прихвостнем и забрав все Георгиевские кресты, отправили в лагеря Тюменской области. На десять лет вся семья оказалась в ссылке. «О
ГУЛАГе дедушка никогда никому ничего не рассказывал, — говорит Любовь Николаевна. — Бабушка еще, бывало, говорила, а он — нет. Она ездила к нему, еду носила. Говорит, ужас что там творилось — в баню сгоняли всех вместе — и мужчин, и женщин…».

Семья кавалеров

Вернулся Агапий Анисимович из ГУЛАГа перед началом Великой Отечественной. Было ему уже под семьдесят. 17-летний младший сын Николай как раз рвался на войну. Отец благословил сына, сказал, что он сам всегда защищал Отечество, а не царя, вот пусть и сын поступает так же. Николай оправдал надежды отца. Даже сделал то, что не удалось когда-то самому отцу, — участвовал в разгроме японцев. Вернулся с войны — вся грудь в орденах. «Дед просил его надеть все ордена, а потом они вместе шли по деревне, — улыбается Любовь Николаевна, — Сын — кавалер ордена Славы и отец — георгиевский кавалер… Вот только пощеголять своими крестами дедушка не мог — военкомат награды не вернул».

Любимая внучка героя…

«Когда родилась я, — говорит Любовь Николаевна, — дедушка во мне души не чаял. Я была очень похожа на него. Это он, кстати, мне и имя дал. Мать хотела меня по-другому назвать. А он сказал: «Любой будет». «Почему?» — удивились все. А вот, говорит, любо-не любо, а Люба, и баста! А я как-то посмотрела в словарь, оказалось, что Люба так и есть — «любовь». Потом смотрю: Агапий переводится с греческого тоже как «любовь». Да и родилась я в конце января. Как раз примерно в эти же дни произошло сражение «Варяга».

А жизнь хороша…

Говорят, что только избранные знают, когда точно умрут. Однажды утром Агапий, как обычно, встал с первыми петухами. Подошел к окошку и говорит: «Как жить-то хорошо! А ведь смерть вон моя идет». И показал рукой куда-то вперед. Потом повернулся к своей супруге и говорит: «Ставь-ка, Анна Игнатьевна, самовар, чайку хоть попить успеть… Да детей всех созови, чтоб попрощаться». Все дети тут же собрались к отцу. Он сказал всем свои заветы, наказы. Не было только старшей дочери. «Ну, где ж она? — заволновался отец. — Смерть уже вон под столом сидит, совсем близко». Старшая дочь пришла с минуты на минуту. Попрощалась с отцом, попросила у него прощения. Потом Агапий Анисимович лег на кровать, вздохнул три раза. И умер.

История о службе Агапия Топоркова на «Варяге» передается в семье Егоровых из поколение в поколение. Сейчас вот внучка Любови Николаевны, второклассница Машенька, неожиданно заинтересовалась историей Русско-японской войны. Особенно ей нравится читать про «Варяг», не желающий пощады. На котором служил ее прадедушка.

При чем здесь Курилы?

Напомним предысторию этого затянувшегося на десятилетия спорного вопроса. Вплоть до 1945 г. все Курильские острова принадлежали Японии. После поражения Страны восходящего солнца во Второй мировой войне к СССР, помимо Южного Сахалина, возвращенного после его утраты в ходе Русско-японской войны 1904−1905 г.г., отошли и Курильские острова. В 1956 г. в советско-японском договоре этот факт был юридически зафиксирован. Однако неясной осталась судьба четырех южных островов. Именно их-то Япония сейчас и требует возвратить.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость