Жизнь

Между войной и миром. Как одна серая стена делает Андрея Болконского второстепенным героем

В Барнауле отгремели два показа спектакля «Война и мир» театра им. Евгения Вахтангова. Пока блестящие народные артисты и их молодые коллеги пять часов проживали события четырехтомника, корреспондент altapress.ru раз за разом отвлекался от них на серую стену. Чем же она притягивает внимание и зачем вообще нужна, поделимся своими соображениями в разборе.

"Война и Мир" театра им. Е. Вахтангова.
"Война и Мир" театра им. Е. Вахтангова.
Кирилл Ботаев.

Весь спектакль на зрительный зал смотрит огромная серая стена в шесть тонн, которая бесшумно перемещается по сцене. У нее есть техническая функция: формировать пространство и передавать состояние героев.

Первый бал Наташи Ростовой: она стоит в нерешительности у самой авансцены, в узком «коридорчике». Тут стена — одним рывком, так, что мы задерживаем дыхание, — отъезжает от края, открывая путь яркому и мягкому свету, гремит вальс: сцена в момент превращается в огромный зал, по которому Ростова уже кружится вместе с Болконским.

Также она повышает напряжение и показывает дислокацию театра военных действий. От дальних гулов взрывов где-то вдалеке мы приходим к огромной тени солдата на стене, чья рука уже «колоть устала».

Еще стена — один из ключевых образов в спектакле. Это рубеж, граница между войной и миром, светскими страстями и обычной жизнью.

Основная масса хрестоматийных моментов из романа: кутеж с медведем, дуэль Пьера с Долоховым, смерть Лизы, (о ужас!) небо Аустерлица и дуб — остались где-то за ней.

Из-за этого Андрей Болконский (Виктор Добронравов) уходит на второй план и производит легкое впечатление «позера». Потому что его становление произошло за глухой стеной — мы слышим только речи. Его переживания скрыты событиями, которые мы не видим, и подчеркнутой холодностью к окружающим. Поэтому князь со своими речами из серии «я знаю эту жизнь», жесткостью может быть несколько неприятен и непонятен.

«Война и Мир» театра им. Е. Вахтангова.
Кирилл Ботаев.

На первый план с пацифистским посылом выходит Пьер Безухов. При этом он в исполнении Дениса Самойлова большую часть спектакля выступает, как ни странно звучит, комик-релифом. Что вполне укладывается в его толстовский образ самого «смешного и рассеянного человека на свете». Но чем дальше мы идем, тем больше смех до слез превращается в смех сквозь слезы.

Если, как говорит Наташа Ростова, Пьер — «темно-синий с красным и четырехугольный», то князь Болконский — прямой и каменный, как стена. Сама Ростова (Ася Домская) — в начале белая и прыгучая. Но, как и полагается, она взрослеет и поддается силе притяжения. Старик Болконский в исполнении Евгения Князева очень экспрессивен и ироничен.

Все они, небольшие люди, стоят за огромной тяжелой стеной-историей. Если обрушится — мало никому не покажется.

Слава, скрывающаяся на полях сражения, интриги — не важны, поэтому они и отгорожены стеной, как что-то лишнее.

Война пройдет, слава растает как дым, скандалы забудутся — а частная жизнь человека и его близких окажется крупнее и важнее любого исторического события.

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь! Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость