Жизнь

Письмо в «СК». Юрий Гейко: «Это первый росток гражданственности…»

«Дело Щербинского» стало для меня «поворотным». Я этого не ожидал, честно говоря. И не только для меня. Пройдет много времени (пара-тройка десятилетий, я думаю), и в учебниках новейшей истории России — благополучной России, пусть еще не богатой, но уже зажиточной, почти демократической России (а я в это верю) — «дело Щербинского» будет фигурировать как ПЕРВЫЙ пример пробуждающейся гражданственности нации. Первый росток.

Ведь никогда еще за всю многовековую историю России на ее улицы не выходили БЛАГОПОЛУЧНЫЕ (не считая горстки декабристов), а всегда выходили ГОЛОДНЫЕ.

А 11 и 12 февраля 2006 года вышли многие тысячи людей, имеющие автомобили, компьютеры и приличную зарплату.

И этот росток гражданственности вырос на российской «почве» под почти 15-летним «солнышком» свободы слова. Какое-никакое, а оно светило. А 15 лет -это как раз новое поколение. Люди под свалившимися на них противоречивыми, диаметрально противоположными фактами, оценками начали думать сами, стали учиться думать, ведь столетия думали за них царь-батюшка, генсек, политбюро, радио, газеты, телевидение.

А теперь конкретнее. «Дело Щербинского», как я понимаю уже сейчас, оказалось власти, что называется, «в самую масть». Отсюда и такой ошеломляющий результат.

Как это ни дико слышать, но власть наша нынешняя действительно хочет демократических преобразований в стране. Вероятно, хочет потому, что поняла наконец-то, что не понять уже невозможно. Потому что не понять этого — смертельно опасно: процветающая страна — это демократическая страна. А именно: на первых порах власть хочет ликвидации привилегий (пока на дорогах), реформы судебной системы, МВД, армии.

Я уверен, что власть осознает размеры коррупции в стране. Понимает, что если Россию что и погубит, то — коррупция. Не эта власть ее породила, она приняла ее по наследству. Ей пришлось коррупцией пользоваться, перераспределяя ее, чтобы не остаться бедной властью. А теперь власть готова к борьбе с ней. Как? В России этот процесс смертельный. Многие считают его вообще невозможным. Но он возможен и несмертелен. Если производить его постепенно, плавно, не делая резких движений.

А теперь раскрою тайну: знаете, с чего началась моя позиция в «деле Щербинского»?

Помню, был поздний октябрьский вечер, когда на задворках теленовостей сообщили, что закончившееся следствие признало виновником ДТП, в котором погиб Евдокимов, водителя «Тойоты», которую задел губернаторский «Мерседес». Жена влетела в мою комнату, я выстукивал на компе очередной выпуск «Автоликбеза»: «Ты слышал?! Во дают!» — «Да там обоюдка», — машинально, не вникая, ответил я. «Ты что, с ума сошел! Какая обоюдка?!»

Мы поругались в тот вечер так, что у Дюжевой началась истерика. А все ее истерики за 26 лет совместной жизни я могу сосчитать на пальцах одной руки.

А поскольку я жену очень люблю и мне необходимо было реабилитироваться перед ней, то уже на следующий день я сидел в кабинете заместителя начальника ГИБДД России, который был там, на месте гибели Евдокимова. И который разложил передо мной схемы трагедии в масштабе, фотографии трупов, разбитого «мерса» и вмятого крыла «Тойоты»… Все стало ясно.

И почти в один день, 1 ноября, у меня вышло два материала: первая передача на «Авторадио» и первая публикация в «Новой газете» о полной невиновности Щербинского. Вот и все".

Ваш Юрий ГЕЙКО.

Справка «СК»

Марина Дюжева — жена Юрия Гейко, заслуженная артистка России. Читателям «СК» известна по фильмам «Покровские ворота», «Мимино», «По семейным обстоятельствам», «Государственная граница», «Трактир на Пятницкой» и многим другим.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость