Жизнь

Побратим Семипалатинска. В начале 1960-х годов на секретном полигоне Сары-Шаган в казахстанской степи Бет-Пак-Дала велись испытания по перехвату и уничтожению баллистических ракет с ядерными боеголовками

То, о чем рассказывал позвонивший в редакцию человек, поначалу казалось неправдоподобным: какой-то огромный секретный полигон посреди бескрайней степи, парящие над ним американские спутники-шпионы и в довершение — высотные ядерные взрывы…

Но говоривший называл географические объекты, с которыми соседствовал полигон, указывал номера располагавшихся на нем площадок и войсковых частей.

— Вы служили на этом полигоне?

— Да.

— И секретность не помешает вам рассказать о том, что там происходило?

— Я давал подписку о неразглашении на двадцать лет. Срок ее действия давно истек.

Встреча

Мы договорились встретиться, проговорили несколько часов. 62-летний барнаулец Владимир Костюрин оказался человеком эрудированным, образованным, наблюдательным, бывалым.

— Я служил в Центральном Казахстане, на 18-й площадке полигона Сары-Шаган. Это в 350 километрах от закрытого города Приозерска на берегу озера Балхаш, где располагалось управление полигоном, и в 50 километрах от Байконура. А весь полигон — это тысячи квадратных километров мелкосопочника с огромным количеством подобных площадок, — собеседник взял ручку и нарисовал схему полигона, обозначив его привязку к названным объектам. А потом стал вспоминать по порядку: как служил, как наблюдал, как расспрашивал солдат-старослужащих и офицеров о том, что происходило на полигоне до него. После общения с Владимиром Семеновичем сомнения в существовании полигона Сары-Шаган у меня не осталось. Нужно было лишь найти официальное подтверждение сказанному.

Рассказ Костюрина

— В начале ноября 1963 года ранним утром меня и еще 13 алтайских призывников (хорошо помню из нашей команды трех Валер: Козлова, Фирсова и Ланга) привезли поездом из Барнаула на железнодорожную станцию Сары-Шаган на берегу Балхаша. Подошел автобус, и мы поехали дальше. Ехали долго, много часов. Наша 18-я площадка была самой крайней, дальше уже начинался Байконур. Здесь мы прошли трехмесячный курс молодого бойца, приняли присягу, и я попал в СЕВ — службу единого времени. Хотя в военном билете у меня был код, обозначающий, что я отношусь к железнодорожным войскам, а на погонах были пушки.

На полигоне проводили испытания ракетных систем — ПВО, межконтинентальных.

— А вы не помните, какие это были ракеты?

— 75-й комплекс. Мы его испытали и сдали Государственной комиссии. В 1964 или 1965 году комплекс был принят на вооружение. А ракета там была В860.

Мы сбивали самолеты и ракеты. Скажем, запускали с Капяра (испытательный военный полигон Капустин Яр в Астраханской области. — Прим. автора) ракету, а на нашем полигоне ее сбивали другой ракетой. От станции, которую я обслуживал, зависела синхронная работа многих технических устройств, отслеживавших испытания. Помню, что было шесть станций КТ — это ленинградские телескопы, заряженные фотопленкой. Когда проходили испытания, эти телескопы наводили на точку, и они со скоростью 1200 кадров в минуту фиксировали происходящее и давали очень наглядную картину. Были также телеметрические, радиолокационные станции «Висла», «Кама». И все они зависели от СЕВа.

— Самолеты, которые вы расстреливали, были старые?

-Да, и взлетали на автопилоте. Либо Ту-16, либо МиГ-15, МиГ-17. И еще над нашим полигоном практически раз пять-шесть в неделю сбивали американские спутники-шпионы.

— Да что вы!

— Да-да. Для американских спутников была ракета А350Ж. Она могла сбивать спутники, которые летят на высоте более 350 километров.

На нашей площадке служило всего около 70 солдат и офицеров. Вокруг на сотни километров ни одной живой души, кроме змей и сусликов. Продукты нам завозили один раз в год. Зимой мела такая дикая пурга, что машины не могли пробиться. В случае крайней нужды использовались вертолеты.

Один раз в год к нам приезжала машина, напичканная медицинским оборудованием. Нас обследовали, брали на анализ кровь и мочу — и машина уезжала. Потом приходили бумаги, и с нашей площадки комиссовывали двух, трех, четырех человек по состоянию здоровья. Говорили: кто-то якобы с головой не дружит, у кого-то что-то с легкими. Истинных причин болезни мы не знали. Спустя много, когда стали появляться публикации про Семипалатинский полигон, я сделал вывод, что это было связано с атомными взрывами. Ракеты, которые сбивали на нашем полигоне, не всегда были, если так можно выразиться, холостыми учебными целями. Порой они несли ядерный заряд. Ребята-старослужащие рассказали, что в августе 1963 года был последний взрыв в атмосфере между 18-й, 24-й и 2-й площадками на высоте 20 километров. За три предыдущие года на их памяти это был четвертый или пятый ядерный взрыв.

— Как люди, которые вам это рассказывали, определяли, что проводились ядерные взрывы?

— Все окна технических зданий (у нас же там аппаратуры было много) полностью были закрыты, тщательно задраены черным материалом. Все телескопические станции были полностью зачехлены. Оставалась только телеметрическая аппаратура. Заделывали все щели, ходили в противогазах, надевали специальные костюмы. И после взрыва прятались. В течение пяти-семи часов из здания вообще никто не выходил. На этот счет был приказ, хотя никаких химических испытаний не проводилось. Значит, остается ядерный взрыв.

Потерянный билет

Владимир Костюрин убежден, что люди, служившие на полигоне Сары-Шаган, должны быть отнесены к группе особого риска, как те, что служили на Семипалатинском полигоне и ликвидировали последствия аварии на Чернобыльской АЭС, но они несправедливо остались без внимания государства.

— Я помню, как примерно в 1994 году Чекунков (председатель комитета администрации края по ликвидации последствий многолетнего воздействия ядерных взрывов на Семипалатинском полигоне. — Прим. автора), выступая по радио, сказал: те, кто служил в Центральном Казахстане на известном полигоне в районе озера Балхаш, обращайтесь в военкоматы, принято решение правительства о выделении средств для тех, кто там служил. Я, естественно, пошел в Центральный военкомат, к которому был приписан, отдал свой военный билет, и мне сказали: позвоните через месяц-два. В течение полугода я звонил, а потом пришел выяснить, в чем дело. Мне сказали: ваш военный билет отправили в Ленинград, там есть какой-то институт (Военно-медицинская академия. — Прим. автора), который ведет регистр людей, подвергшихся радиационному воздействию. Отправили, а в дороге или где-то еще он потерялся. А вскоре меня сняли с военного учета по возрасту.

В поисках истины

Обо всем услышанном от Владимира Костюрина я рассказала в управлении «Главалтайсоцзащита», которому сейчас преданы функции «Алтайкомрадиации», и центре соцобеспечения Алтайского крайвоенкомата. Но здесь ничего не знали об испытательном полигоне Сары-Шаган. Из официального ответа следовало, что ни по каким документам, предусматривающим льготы и компенсации, военнослужащие с такого полигона не проходят. В порядке частного мнения сотрудники крайвоенкомата заметили:

— Какие ядерные взрывы в атмосфере или в космосе! На тот момент между СССР и США действовал договор, запрещающий их проведение. А уж история с военным билетом и вовсе из области фантастики.

Одним словом, этого не может быть, потому что не может быть никогда.

Ну, а как же история с Семипалатинским полигоном? Ведь его тоже до поры до времени как бы не существовало, а когда копнули, выяснилось, что от ядерных испытаний на этом полигоне пострадала огромная территория страны, в том числе чуть ли не весь Алтайский край.

Я решила продолжить расследование. И знаете что? Нашла и полигон Сары-Шаган, и подтверждение того, что в начале 1960-х голов здесь было произведено по крайней мере четыре высотных ядерных взрыва, и даже людей, которые в то время служили на полигоне. Об этом — в следующей публикации. Пока скажу лишь, что Сары-Шаган (10-й Государственный испытательный полигон Министерства обороны РФ, расположенный на территориях Жезказганской, Жамбылской, Актюбинской, Кзыл-Ординской областей Казахстана) — то самое место, где рождалась и отрабатывалась непревзойденная система советской противоракетной обороны. 4 марта 1961 года здесь впервые в отечественной и мировой практике был осуществлен перехват баллистической ракеты — поражение ее головной части средствами ПРО на траектории полета. Американцы смогли добиться такого успеха лишь 23 года спустя. Утром 22 октября 1962 года со стартовой позиции полигона Капустин Яр была запущена баллистическая ракета Р-12, в головной части которой размещался ядерный заряд мощностью 300 килотонн, свидетельствует член-корреспондент Российской академии космонавтики А.Б. Железняков (Испытания ядерного оружия в космосе, Журнал «Атомная стратегия» № 17, июнь 2005 г.).. Спустя 11 минут на высоте около 300 километров зажглось искусственное cолнце. Так ли безопасны были его лучи для тех, кто нес службу на полигоне и жил в его окрестностях и по розе ветров?
В отличие от Семипалатинского полигона, который является перевернутой страницей нашей истории, полигон Сары-Шаган продолжает действовать и работать на оборону страны, недавно Россия продлила договор на его аренду с Казахстаном.

Последний пуск с полигона Капустин Яр (Астраханская область) в сторону полигона Сары-Шаган был предпринят ракетными войсками стратегического назначения в конце апреля 2006 года. РВСН осуществили пуск ракеты К65М-Р. Впервые эта ракета стартовала с прототипом новой опытной унифицированной головной части, которая после испытаний будет устанавливаться на стратегические баллистические ракеты морского и наземного базирования «Булава» и «Тополь-М», предназначенных для преодоления американской системы ПРО.

Ракета К65М-Р была разработана в 70-е годы в омском ПО «Полет» на базе ракеты космического назначения 11К65М «Космос-3М» специально для испытаний боевого оснащения. Все ее пуски проходили по суборбитальной траектории из Капустина Яра на полигон Сары-Шаган.

Примечание. Сары-Шаган в переводе с казахского означает «золотой залив», Бет-Пак-Дала — «голодная степь».

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь! Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость