Жизнь

Просвещенные бюрократы. Кем были дореволюционные предшественники губернаторов Алтая

В конце XIX века перед начальниками Алтайского округа — предшественниками нынешних губернаторов — Кабинет Его Императорского Величества (Е.И.В.) поставил задачи, которые раньше им решать не приходилось. Чиновники должны были направить регион по новому курсу, на который он пытался «вырулить» с 1860-х годов — увы, без особого успеха.

Адам Кублицкий-Пиоттух и его семья — супруга Софья и сыновья Андрей и Феликс, друзья детства поэта Александра Блока.
Адам Кублицкий-Пиоттух и его семья — супруга Софья и сыновья Андрей и Феликс, друзья детства поэта Александра Блока.

Годы перед революцией стали временем великих проектов. Алтай соединили двумя железнодорожными ветками с Транссибом. Только во время столыпинских переселений здесь появилось более 3,4 тыс. новых поселков. Кем были начальники Алтайского округа, решавшие поставленные задачи? Просвещенные бюрократы, но не кабинетные «сидельцы» — все они до назначения успели проявить себя на какой-то «живой» работе. И все они были «варягами».

Харизматичный Болдырев

Василий Болдырев помогал Алтаю и после отъезда в Москву.
Василий Болдырев помогал Алтаю и после отъезда в Москву.
Алтайский горный округ потерял слово «горный» в 1896 году, когда его начальником был Василий Болдырев — боевой полковник и человек кипучего темперамента. В 1892 году, в момент назначения, ему было 42 года — по нынешним временам почти юноша для управленца.

За это время он успел пройти русско-турецкую войну — будучи командиром роты, получил под Плевной четыре пулевых ранения. После войны Болдырев окончил военно-юридическую академию и поработал на госслужбе — военным судьей в Казани, помощником военного прокурора и прокурором в Санкт-Петербурге.

Когда полковник прибыл на Алтай, кабинетские заводы уже приносили одни убытки. Территория, которая больше 100 лет давала казне доходы за счет продажи золота, серебра и меди, должна была переориентироваться на аграрное производство, промышленность и торговлю.

Вообще-то старт этому курсу дали еще реформы 1860-х годов. В конце 1860-х на Алтай хлынули крестьяне-переселенцы. Но приезжие сплошь и рядом самовольно занимали землю, варварски рубили лес. А после строительства Транссиба поток только возрос — проблемы обострились. Всплеск народной энергии нуждался не только в регулировании, но и в помощи — не хватало школ, больниц, отмежеванных участков. Организацией всего этого и занялся энергичный Болдырев.

Почетный гражданин

Прежде всего полковник понял, насколько важно знать, что происходит на вверенной ему территории. В 1894 году он, находясь в Петербурге, лично приглашает знаменитого исследователя и публициста Николая Ядринцева возглавить статбюро, созданное для подробнейшего изучения быта переселенцев и старожилов. А уже сам Ядринцев, формируя штаты, позвал на работу ссыльного народника Сергея Швецова. Болдырев, служащий Кабинета Е.И.В., этому не препятствовал.

В 1896 году всю территорию округа разбивают на 12 имений, у каждого — свой управляющий. Это было первое в истории региона административно-территориальное деление.

Начальник округа обязан был не только контролировать деятельность новой структуры, но и организовать работы по обустройству поселенцев и межеванию земель — каждый выделенный клочок земли должен был приносить доходы казне. Также он активно занимался организацией строительства 30 школ в переселенческих поселках — деньги на это выделил Кабинет к 150-летию округа.

Болдырев поддерживает любые разумные идеи гражданского общества. Он возглавляет Общество любителей исследования Алтая, Добровольное пожарное общество, добивается передачи сгоревшего здания барнаульской гаупт­вахты под Народный дом (ныне здание филармонии) и сам подыскивает архитектора в Петербурге, который бесплатно готовит проект. Обществу попечения о начальном образовании по его ходатайству передают Аптекарский сад, где вскоре открывается великолепный парк для горожан (сегодня парк Центрального района).

Болдырев был переведен в Санкт-Петербург в 1900 году, а Барнаульская дума присвоила ему звание почетного гражданина города. Интересно, что, находясь в Москве, он помогал своим бывшим землякам — например, ходатайствовал об открытии у нас сельхозинститута.

Дядя Адася

Адам Кублицкий-Пиоттух, выходец из старинного польского рода.
Адам Кублицкий-Пиоттух, выходец из старинного польского рода.
После Болдырева начальником округа стал 45-летний Адам Кублицкий-Пиоттух. Выходец из старого польского рода, давно обрусевшего и, сказать по правде, обедневшего, он сумел окончить юрфак Петербургского университета. Учился на медные гроши, зарабатывая репетиторством, и, по отзывам, стал отличным юристом. А за счет своей фантастической работоспособности и административного таланта сделал блестящую карьеру, не имея никаких связей: к 1897 году он был уже статским советником (чин соответствует полковничьему).

Одно из первых действий Кублицкого на посту начальника округа выглядит «пиаром»: он стал добровольно отчислять часть жалования в пользу Общества Красного Креста. Но, видимо, это был искренний порыв — надо знать все его благородное семейство. Супруга Кублицкого была тетей поэта Александра Блока (сестрой матери), сам Блок называл его «дядя Адася». Именно Адам Кублицкий-Пиоттух помог матери Блока грамотно оформить развод с отцом поэта, после чего та вышла замуж за родного брата дяди Адаси. Так что наш начальник округа был дважды родственником Блоку.

Обе семьи были весьма близки, дети Кублицких дружили с будущим поэтом. Пишут, что в сложные моменты жизни Блок прислушивался к мнению позитивиста и практика дяди Адаси. Тот, кстати, приглашал Блока в Барнаул, но поэт так и не приехал.

О том, что сделал Кублицкий-Пиоттух для Алтая, написано мало — скорее всего, он продолжал начатые его предшественником дела. Известно, что он много ездил по территории округа, поддерживал идеи введения в Сибири земства — современники весьма оценили инициированную им общественную дискуссию. Кроме того, он помогал Обществу любителей исследования Алтая — в частности, предоставил ему две комнаты в здании лаборатории округа, в которых предполагалось разместить фонд библиотеки и коллекции музея (а это было давней мечтой общественников). Алтайская командировка для Кублицкого-Пиоттуха закончилась в 1904 году.

Барон-промышленник

Владимир Меллер-Закомельский.
Владимир Меллер-Закомельский.
Самым коротким было правление Владимира Меллера-Закомельского, барона, промышленника, земского деятеля: он прослужил начальником округа полтора года. Уже после революции сказочник Павел Бажов напишет, будто бы этот человек был палачом и вешателем. Но это неправда — жестоким подавлением восстаний «прославился» его дальний родственник.

Владимир Меллер-Закомельский происходил из славной семьи: его предки были героями войны 1812 года. Как сын генерала и внук военного министра, он был зачислен в Пажеский корпус и стал одним из лучших его воспитанников, а затем, отслужив корнетом в элитном конном полке лейб-гвардии, вышел в отставку.

Отец его удачно женился на внучке уральского купца Расторгуева (матери Владимира), владевшего на Южном Урале Кыштымскими чугунолитейным и железоделательным заводами. А по наследству стал их совладельцем и будущий начальник Алтайского округа — после ухода с военной службы он с головой ушел в управление заводами.

Со временем Меллер-Закомельский покупает имение недалеко от Санкт-Петербурга, его избирают гласным (депутатом) Петербургского губернского земского собрания. А в 1904 году он принимает предложение Министерства императорского двора и уделов занять место начальника Алтайского округа — тогда барону исполнился 41 год.

Мавр сделал дело

К тому моменту деловой мир Сибири бурно обсуждал идею продажи кабинетских земель округа. Промышленникам казалось абсолютно очевидным: без возможности выкупа участков под предприятиями развитие производства невозможно. Но продажа земли, принадлежавшей, по сути, императору, как казалось чиновникам Кабинета, разрушит экономические основы власти.

Считается, что задачей Меллер-Закомельского в округе было понять ситуацию на месте и предложить решение не в ущерб Кабинету, что он, собственно, и сделал: подготовил проект «вечной аренды» кабинетских земель.

Условия получения участка по его проекту не вызвали никакого энтузиазма у промышленников: проект, например, запрещал передачу земли в залог под кредит. Специальная комиссия Министерства императорского двора проект одобрила… Но ни одного договора «вечной аренды» в Алтайском округе так и не заключили. Уже в 1905 году Меллер-Закомельский возвращается на госслужбу и в управление кыштымскими заводами. Мавр сделал свое дело.

Судьба генерал-майора

После завершения работы в Алтайском округе многие из его экс-начальников сделали карьеру в столице. Василий Болдырев в 1900 году получил чин генерал-майора и был назначен заведующим земельно-заводским отделом Кабинета в Санкт-Петербурге. Известно, что его дети (по крайней мере, часть) остались в СССР, двое сыновей стали филологами, один математиком, а один из внуков, Александр Болдырев, чудом переживший период репрессий, стал известным востоковедом. Сам Василий Болдырев умер в 1916 году.

Дядя Блока

Адам Кублицкий-Пиоттух вернулся в Санкт-Петербург на должность директора Департамента земельных имуществ, в 1915 году стал сенатором. В 1917 году имение Кублицких было разгромлено, семья переехала в Москву. Кублицкий-Пиоттух после революции оказался востребован. К тому моменту он стал крупнейшим специалистом лесного хозяйства, поэтому работал профессором Лесного института, написал много работ, посвященных лесной отрасли, как мог противостоял хищническому использованию лесов. Умер он в 1932 году. Один из его сыновей, Феликс, стал переводчиком и публицистом.

Судьба барона

Судьба Владимира Меллер-Закомельского была весьма извилистой. Уехав с Алтая, он работал в Особом совещании о мерах к укреплению крестьянского землевладения (там занимались упрощением законов о передаче земли крестьянам в частную собственность), комиссии по местному управлению, сотрудничая с Петром Столыпиным. Затем дважды был избран председателем Петербургской губернской управы, два срока отработал сенатором — членом Государственного Совета России. После революции Меллер-Закомельский возглавил Союз государственного объединения России, который взаимодействовал с Добровольческой армией, где служили его сын и зять. В 1920 году барон умер в Константинополе от тифа.

В конце XIX века перед начальниками Алтайского округа — предшественниками нынешних губернаторов — Кабинет Его Императорского Величества (Е.И.В.) поставил задачи, которые раньше им решать не приходилось. Чиновники должны были направить регион по новому курсу, на который он пытался «вырулить» с 1860-х годов — увы, без особого успеха.

Продолжение в следующем номере газеты «Свободный курс».

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость