Жизнь

Сибирский Кампанелла

В поисках города Солнца Евгений Коновалов исколесил по России три тысячи километров дорог. Те, кто встречал этого великана, не догадывались, что пальцы на его ногах ампутированы. Он продал дом, чтобы купить велосипед, но сегодня велосипед украли…

Степь да степь кругом

Евгений — беженец из Казахстана. Когда Союз развалился, двухметровый рыжий киномеханик из поселка Чарска Семипалатинской области сильно затосковал. — Услышал несколько раз презрительное"урус" — почувствовал себя чужаком … Не хотелось жить под аккомпанемент «харк-тьфу.» Стал говорить матери, сестре: «Давайте девчонки, кнопочки, поедем в Россию».

«Девчонкам-кнопочкам» срываться с места было боязно. Но вскоре сестра вышла замуж и перебралась в село Петропавловка, что вблизи Российской границы. Оказавшись у нее в гостях, Евгений вечером сел к окну и с ностальгией стал смотреть на огни соседней русской деревни. Вернувшись в Чарск, упрямый парень вновь начал прения с матерью. Теперь уже звал в Петропавловку к сестре. Та пожимала плечами: какая разница?

Но как-то вечером вдруг сама вымолвила: сколупываться отсюда надо. У Евгения, который в это время растапливал печку, чуть дрова не выпали из рук. Слава тебе, господи. Было это в 1996 году. В начале марта Варвара Николаевна присмотрела небольшой домик в Петропавловке. Евгений поехал туда откидывать с крыши снег. Добирался на попутной машине, которая не доехала 15 километров до Петропавловки. — Решил идти пешком, — вспоминает собеседник. Я же ездил на велосипеде в тех местах. В поисках знакомой дороги Евгений размечтался. Вот обустрою мать, а сам сяду на велосипед и поеду по соседним русским деревням искать работу и жилье. Мечтал, мечтал и вдруг остановился. — Вижу: хренотень, ерунда несусветная — не та дорога. Заблудился…

Ампутация

Уже на рассвете заблудший встретил местного парня, который растолковал, где нужная дорога. — Шагнул я в ее сторону, и вдруг чувствую боль где-то внизу. Остановился, затоптался. Вижу — едет попутка. Довезли меня мужики до деревни. А в дом я вполз по-пластунски. Давай снимать обувь, она не снимается. Рванул полусапожки изо всех сил. Посмотрел на ноги: пальцы, однако, не жильцы… Сейчас он носит обувь 45-го размера вместо былого 47-го…

Белые мухи

Вот тебе и велопробег, — загрустил Евгений после больницы. Куда я на фиг теперь поеду, хожу-то еле-еле. Тем не менее Коновалов не желал быть горемычным инвалидом. Он старался помогать матери по хозяйству, носил воду, топил печку. А в сумерках садился к окну и смотрел на заветные огни соседней алтайской деревни. Ну уж дудки, я сидеть не буду, — решил однажды. Обрезки мои заживут — все равно поеду.

«На крыло!»

— Весной я стал вставать «на крыло», — рассказывает Евгений. — Сел на велосипед, припедалил, получается. По разным окрестным деревням, аулам поездил — терпимо. 20 километров, 30, 50, 60… Больновато, но терпимо. Все, — решил, — протестировался. В мае 1997 года Коновалов, попрощавшись с матерью, сел на велосипед и порулил в Алтайский край. С собой был спальник, сшитый из старого покрывала, полторашка с водой и сухари. Ночевал на полянах, густо заросших травой. А чуть свет — снова в путь. Приезжая в деревни, шел в управу, говорил, что хочет жить и работать в России, что Родина нужна как воздух. Но там пожимали плечами: жилья нет, работы нет… — Как-то на одной из окраин попросил мужика местного дать воды попить, — вспоминает странник. — Тот показал, где хороший колодец находится. Съездил я, возвращаюсь, он говорит: «Попил? А теперь поесть бы зашел. Жена приглашает». Были моменты. Мир не без добрых людей.

В то лето ни работы, ни жилья на Алтае Коновалов так и не нашел. Вернулся в Петропавловку зимовать. А весной поколесил снова. Сезон-98 тоже прошел с нулевым результатом. Я уже перепугался. Вернулся к двум китам: скот-огород, огород-скот. Готовился к сезону-99.

Мы будем жить с тобой в маленькой хижине

Летом 1999 года, объехав Рубцовский, Угловский, Немецкий районы, наш герой поехал в Шипуново. Попалась ему газета про крепкое тамошнее хозяйство Быково. Найдя главу, снова спросил о работе, но в Быкове нужны были только трактористы и комбайнеры. Выехав за окраину села, велосипедист увидел стройку, а рядом палатку. Разговорились с местным парнем. Тот посоветовал съездить в деревню Барчиха. — Потелепался я до этой деревни, а там и впрямь нашелся маленький домик для продажи. С радостной вестью покрутил домой. С порога заявил матери: «Нашел!» Осенью мать и сын, продав дом в Казахстане и погрузив пожитки в КамАЗ, поехали в Барчиху. Избушка оказалась очень холодной и гнилой. Даже переложенная печка не спасала от холода. Промерзнув два года, мать Варвара Николаевна объявила, что пойдет в Шипуновский дом престарелых, где тепло .

Поиск города Солнца

Путь к мечте гораздо интересней, чем ее осуществление. Евгений это понял по собственному опыту. Но жить без мечты он не мог, и вскоре она замерцала, как когда-то мерцал мечтой свет огоньков соседней деревни Как-то во «Взгляде"он увидел фермера, переселенца из Казахстана, который приглашал земляков в Тамбов для совместного обустройства жизни. В передаче это прозвучало как «город Солнца». Не выдержала душа поэта. Собрался Евгений в Тамбов. Продал избушку за 12 тысяч рублей, купил за семь тысяч хороший дорожный велосипед и рванул в даль светлую. Мать, которая к тому времени отогревалась в доме престарелых, перекрестила птенца на дорогу.

Но в Тамбове мечтателя тоже ждало разочарование. — Один бурьян был у фермера, никакой новой деревни. Жители окрестных деревень прозвали его кишкомотом за занудство и придирчивость, — рассказывает Евгений. — Страшно огорченный, поехал я оттуда. Столько думок передумал…

Он знает: город будет!

— Ладно, — вдруг сказал себе Коновалов. У этого — неудача. Но черт побери, кому-то это все-таки должно быть нужно. И тут он погнал велосипед в Москву, чтобы через телевидение найти единомышленников, которые хотели бы создать «оазис» в России. Крутя педали, Евгений уже представлял свою новую цель. Теперь он хотел построить необыкновенный ноополис с особыми плюс-домами, которые уже вовсю строятся в Германии. Он видел в нем электромобили, монорельсовую дорогу, дельталеты, парапланы…

Большое горе перед «Большой стиркой»

В Москве в поисках телевидения наш земляк оказался на съемках какой-то массовки. После того как попытался рассказать о своей мечте, к нему подошла дама, представилась шеф-редактором «Большой стирки» и пригласила на съемку передачи Малахова. Назначила дату — 5 сентября, попросила прийти вместе с велосипедом. Все дни до съемок путешественник жил в Останкинском парке. Это случилось за три дня до передачи. Евгений вышел с хлебом из магазина и его бросило в холодный пот. Велосипеда не было. Приехал… В тот же день он позвонил на телевидение: так и так, во всей красе прийти не смогу… — Бог с ним, приходите, — ответили на том конце провода.

После того, как на съемке Коновалов вновь рассказал о своей мечте, ему торжественно подкатили новый обычный велосипед. — Честно говоря, я не знал, что делать, — признался Евгений. Ведь ехать куда-то далеко на этом велосипеде было сущим безумием. Я пошел за кулисы, тихонько говорю ассистенту: «Извините, мне крайне неудобно, но он мне лишний». «Ну и ладно, — говорят, — не нужен так не нужен, сдадим обратно».

Бомж

Домой на Алтай Евгений добирался в почтовом вагоне. У него теперь не было ни дома, ни велосипеда. Только мечта осталась. Зиму провел в Барнауле в общежитии строительного колледжа. Над странником сжалилась комендант Людмила Андреевна Иванова. Чуть только запахло весной, шебутного чудика снова потянуло в дорогу. Решил он поехать в Германию просить плюс-дома для Немецкого района. Думал наивно, что найдет денег на велосипед у спонсоров, но не вышло. Единственной, кто откликнулся на необычную просьбу, была Алла Старовойтова, генеральный директор «Алейскзернопродукта». Она выделила две с половиной тысячи. Но их на велосипед не хватило.

Нынешнюю зиму он провел в больнице Немецкого района. — Как-то разговорился о своих планах с водителем «скорой». Тот выслушал, говорит: «Тебе к психиатру надо». «Ты, — говорю, — дружище, не первый, который меня туда посылаешь. По всей видимости, я ненормальный. Но я такой ненормальный, который стремится к нормальности. Люди уезжают в Германию, а почему бы Германию к нам не привезти? Я могу ковыряться в навозе, чистить снег, дрова колоть. Но я попытаюсь создать город Солнца. Хотя бы попытаюсь. Давайте рассудим, люди добрые. То, о чем я говорю, в природе существует. Только не у нас на территории. Счастье надо создавать в своем доме. Я так считаю, и никто меня не переубедит.

Сейчас Евгению дали благословение на время поработать на территории Никольской церкви. Живет он там же, в мастерской и кладовке. Коновалов очень благодарен за приют отцу Михаилу Капранову. Но душу его уже будоражит весеннее солнце. Мечту ведь из сердца не выкинешь…

Кто такой Кампанелла и что такое «Город Солнца»?

Идея «Города Солнца» принадлжежит итальянскому философу Томмазо Кампанелла, одному из представителей раннего утопического коммунизма. Кампанелла мечтал о единстве и благоденствии человечества. В 1599 он пытался поднять восстание с целью освобождения Италии от испанского владычества. Заговор был раскрыт, и Кампанелла после жестоких пыток был брошен в тюрьму, где провел 27 лет. Там он написал свою утопию «Город Солнца» — об идеальном обществе, в котором отсутствует частная собственность, всеобщий труд гарантирует изобилие и существует строгая регламентация быта. Свой коммунистический идеал Кампанелла обосновывал велением разума и законами природы.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость