Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Специалисты еще три года назад предупреждали барнаульских чиновников, что менять старые деревья на березы и елки не просто бесполезно — вредно

После недавних ураганов на барнаульских улицах повсюду валялись тополя. Могучие на вид деревья не выдерживали напора ветра и ломались как былиночки. Многим барнаульским тополям уже давно стукнуло пятьдесят. Три года назад их начали было менять на уже взрослые березы и елки, потратили на это кучу денег, но проект постепенно засох. Также постепенно засохли многие березы. Сейчас деревья уже не пересаживаются — вместо этого весной городские службы провели санитарную обрезку тополей. Между тем биологи, экологи и врачи утверждают, что предупреждали администрацию Барнаула о том, что менять тополя на березы и елки нельзя. Что это не просто бесполезно — вредно. Но к мнению специалистов никто почему-то не прислушался.

Справка «СК»

Тополя на Ленинском проспекте начали вырубать в январе 2002 года. На участке между улицами Никитина и Анатолия было срублено пять тополей и посажено 27 лип, между улицами Пролетарской и Интернациональной вместо тополей было посажено 82 березы и 85 елей. Возраст пересаженных берез — 15−16 лет, высота 6−8 метров. Деревья высаживали необычным способом: в зимнее время, с комом земли на корнях. Для этого использовалась специальная машина.

«Тополиный пух не вызывают аллергию»

Людмила Голощапова, главный аллерголог Барнаула:

— Тополь поглощает гораздо больше вредных веществ, чем другие растения. И неверно думать, что тополиный пух — это аллерген. Просто он появляется одновременно с пыльцой различных растений, которая вызывает аллергию. А вот на березу аллергия существует, и никуда мы ее не денем. В Барнауле не менее пяти тысяч человек страдают от этого вида аллергии. И забывать о них как-то неправильно.

плохо отчищает воздух, быстрее, чем тополь, гибнет. Я считаю, что решение о замене тополей березами было принято нерационально. А мнения аллергологов тогда не спрашивали…

Другой вопрос, что тополя состарились. Заменять их было необходимо. Но не на березы…

«Нужен мониторинг»

Игорь Суторихин, заместитель директора Института водных и экологических проблем Сибирского отделения Российской академии наук, заведующий лабораторией экологии и атмосферы, профессор, доктор физико-математических наук:

— Году в 97−98-м группа студентов на биологическом факультете заинтересовалась проблемой пыльцы растений, тем, как она распространяется по городу. Оказалось, что основные компоненты, которые с середины апреля и до начала июля присутствуют в атмосфере, — это пыльца березы, пыльца тополя и тополиный пух. Причем пыльца березы — это очень сильный аллерген.

Мы предлагали администрации города провести мониторинг зеленых насаждений. А просто так вот взять и спилить все тополя — это была, я считаю, непродуманная акция. За тополями, конечно, нужно следить, особенно когда они достигают определенного возраста и становятся хрупкими, но специалисты всегда смогут определить возраст деревьев и необходимость их замены.

Как из нее выходить — тоже, в принципе, ясно. Я хотел бы привести пример: в Кемерове без учета мнения специалистов никаких вырубок и посадок не проводится — там очень строго на этот счет.

«Должна быть система озеленения города»

Галина Соколова, декан биологического факультета Алтайского государственного университета:

— Примерно три года назад, когда возможность замены тополей на другие деревья только обсуждалась, к нам обратилась за помощью служба озеленения города. Мы составили проект, в котором предполагалась высадка целой группы деревьев: кленов, яблонь, кустарников. Потом в администрации нам сказали, что на проект нет денег, а зимой высадили эти березы-крупномеры.

Самые первые деревья, высаженные от площади Октября до кинотеатра «Россия», еще прижились, потому что за ними ухаживали, а последние — вон они, под окнами, — все уже сохнут. При такой погоде их надо поливать хотя бы раз в два-три дня. Еще и без распорок березы высадили — поэтому взрослые деревья с неукрепившимися корнями просто завалились набок. И сегодня их уже не выправить.

Вы поймите, никто не ратует за тополя! Тополя, конечно, и пух дают, и хрупкие… Хотя они быстро растут и очень хорошо поглощают вредные вещества. Правда, есть пирамидальные тополя, у них нет пуха, но в наших условиях они вряд ли переживут свою первую зиму.

Самое печальное, что в городе нет долгосрочной программы озеленения хотя бы на три-пять лет. Вот сейчас, видимо, в городском бюджете кончились деньги на этот проект. Весной они снова делали омолаживающую обрезку тополей. Но делали не всегда правильно. Некоторые тополя обросли свежими ветками, а некоторые так постригли, что они точно засохнут. Я понимаю, что у города мало денег — но можно составить план озеленения и понемногу, но каждый год его выполнять.

«Если так рассуждать, тогда вообще нужно все деревья вырубить»

Владимир Колганов, мэр Барнаула:

— То, что мы вырубаем сегодня ряд тополей… Иногда это санитарная вырубка, связанная с безопасностью, иногда необходимость, связанная с ремонтом инженерных сетей. Тем не менее повальной вырубки тополей мы не допустим, — сказал корреспонденту «СК» мэр Барнаула Владимир Колганов. — Хотя они и пушат, крона, та листва, которая есть, способствует экологии, поэтому рубить деревья бездумно мы не будем разрешать.

 — Я знаю, что перед началом зеленой реконструкции Ленинского проспекта ученые-ботаники Алтайского госуниверситета предупреждали, что нельзя менять тополь на березу и сосну, что в экологическом плане это губительно.

— Такого заявления они никогда не делали. Может быть, с вами в частной беседе. А вот нам они официально направили письмо-рекомендацию, в котором и береза, и сосна имеют место так же, как яблоня, вяз, рябина. Единственное, о чем нас предупреждали, — о нецелесообразности совмещать рядом березу и ель. Это было. Тем не менее пока они стоят.

 — Береза гораздо более опасный аллерген, чем тополь.

— Если так рассуждать, тогда вообще нужно все леса и деревья вырубить, потому что они на каждого человека индивидуально действуют. Вы, наверное, знаете, что есть даже такая теория, что у каждого человека свое дерево. Если исходить из этой теории, тогда нам надо будет сажать в городе очень разнообразный лес, который может даже не вырасти. Поэтому будут те деревья, которые рекомендовали нам ученые. Будем их сажать, в том числе и березу.

По нашим данным, пересадка одного дерева в грунте обходится бюджету Барнаула в сумму от 3 до 7 тысяч рублей. Столь большие деньги платятся за обеспечивающую высокую приживаемость «холодную» технологию, позаимствованную в Германии. Между тем, если бы озеленители Барнаула интересовались историей своего города, они бы знали, что импортная технология — местное изобретение.

На это указывает профессор АлтГУ, директор Кузбасского ботанического сада, доктор биологических наук Андрей Куприянов. 11 ноября 2002 года в письме автору этих строк он заметил: «Сегодня шел по проспекту и видел, как корявые тополя меняют на стройные ели, и вспомнил, что метод этот (зимней транспортировки посадочного материала) предложил пастор Эрик Лаксман, который жил в Барнауле в 1764—1768 годах». (Позже, в 2003 году, вышла книга профессора «Арабески ботаники», за которую автора удостоели в Демидовской премии.

— Способ Лаксмана позволял растения транспортировать в течение всей длинной сибирской зимы. В настоящее время этот способ переоткрыт и широко используется в садовом строительстве. Особенно если это касается пересадки крупномерных хвойных растений. Для этого впитомнике в феврале тракторной фрезой вырезают монолит почвы с корнями. Захватывают растение с комом краном и ставят на машину. Потом в заранее приготовленные ямы ставят вырезанные растения. При этом достигается полная сохранность и приживаемость растений. Жаль, что озеленители никогда не вспоминают автора этого остроумного метода, — комментирует профессор Куприянов.

Тамара ДМИТРИЕНКО, Влад КОМЯКОВ.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость