Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Такая работа

Андрей Никитин.
Андрей Никитин.
Анна Зайкова

Еще не успел пройти в прокат фильм «Битва за Севастополь», а перед показом других фильмов зрителям демонстрируют трейлеры еще двух российских картин про войну: ремейк «А зори здесь тихие…» (премьера 30 апреля) и «Дорога на Берлин» (премьера 7 мая).

Кто-то в кинотеатре шушукается во время показа этих трейлеров:

— Погнали волну про войну, сейчас только про нее и будут снимать.

— Ага, будто ничего другого у нас нет.

— Я вот не понимаю, зачем эти «Зори» переснимать каждый раз?

— В «Севастополе» тоже все переврали, у нее отец в кино Павличенко, а в жизни у нее девичья фамилия Белова. А Павличенко — это по первому мужу фамилия. Как отец может быть Павличенко?

— Ну да, все лишь бы приукрасить, и про сына довоенного забыли…

А ведь хорошо, что такие разговоры возникают, — люди-то на такое кино идут и тонкости биографии выдающейся снайперши знают.

Нет, конечно, кроме войны у нас много чего есть. И фильмы были и будут еще про разное. Вот параллельно с «Битвой за Севастополь» в «Киномире» идут «Территория» про геологов, детский фильм «Призрак», комедия «Мама дорогая!». Один к трем получается.

А снимать про войну не перестанут. «Война — это такая жизнь», — говорит герой Евгения Цыганова в «Севастополе». И про такую жизнь снимают разные фильмы.

Важно, чтобы мы понимали, что показывать «такую жизнь» — это такая работа. И не только для киношников, но и для родителей школьников.

Иногда надо поднимать себя с дивана, брать за руку дитя и вести его на такое кино. И обязательно в кинотеатр, чтобы на большом экране, чтобы видеть сидящих рядом, чтобы слышать, как они всхлипывают… А потом с ребенком долго разговаривать. И это тоже работа.

И в этой связи возникает потребность переснимать «А зори здесь тихие…». Человеку в то время, когда песни «жили» десятилетиями, кино показывали по телевизору редко, скачать его было невозможно, и поэтому из памяти одну картину не вытесняли десятки идущих ей на смену (в течение дня!), этого не понять. Он думает, что раз черно-белые «Зори» — это шедевр, то надобности в другой интерпретации этой истории просто нет. А вот эти ребята, с которыми надо работать в кино, живут в мире постоянно сменяющихся новостей и новинок. И поэтому для них «старое» зачастую не то, что было в 70-е, а то, что было два года назад.

Надо переснимать, чтобы потом поднимать себя с дивана, брать дитя и вести его на новое прочтение старой истории. И это, повторюсь, такая работа. Снимать, переснимать, вести и разговаривать.

И необязательно, чтобы все в этом кино было на 100% правдой. Да, снайпер Людмила Павличенко имела другую девичью фамилию, и у нее был сын, которого она оставила, чтобы уйти на фронт. Ну и что, это так важно для картины? А реальные прототипы повести Васильева «А зори здесь тихие…» вообще были мужчинами, ну додумал их художник, чтобы было еще пронзительнее. Потому что искусство — это тоже такая работа. И если она сделана хорошо, то привести туда дитя не стыдно, а потом можно о многом с ним поговорить.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость