Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
3505

Тайна захоронения на Павловском тракте. Версии

Кто бы мог подумать, что очередной поход за металлоломом одной из жительниц столицы края приоткроет неизведанные страницы истории Барнаула. 12 октября женщина шла по свежему следу грейдера, который накануне прошелся по пустырю за автосалоном на Павловском тракте, и вместо железяк увидела торчащие из земли кости.

Судя по найденным бумагам, Николай Кузьменко много ездил по железной дороге.
Судя по найденным бумагам, Николай Кузьменко много ездил по железной дороге.
Олег Богданов

Так началась история неизвестного захоронения, которая уже обросла различными версиями и подробностями.

Находкой сразу же занялись ученые-археологи и Следственный комитет при прокуратуре РФ по Алтайскому краю. Выяснилось, что в овраге находятся останки 23 человек. Все мужчины, на черепах и костях — следы рубленых ран. Установить приблизительное время, когда произошли трагические события, помогли вещи, найденные на месте захоронения. С этой точки зрения самыми «говорящими» находками стали денежные купюры 1922 и 1923 годов.

Однако наибольший интерес у ученых и следователей вызвали несколько документов, которые принадлежали одному из погибших. По словам Максима Охочего, старшего следователя Следственного комитета при прокуратуре РФ по Алтайскому краю, только об этом человеке на сегодняшний день есть какая-то информация.

В кошельке, который был зашит в одежде, помимо денег, лежали несколько бумаг с разными записями, практически нечитаемыми. Стихотворение, личное письмо от женщины, адресованное некоему Николаю Кузьменко, десять пассажирских билетов на поезда различных направлений: Екатеринбург — Омск и обратно, Челябинск — Новониколаевск и т. д. В одном из билетов указывается, что путь проходил через Барнаул. Судя по билетам, Николаю Осиповичу Кузьменко приходилось довольно много перемещаться. Станции он отмечал в самодельном путевом листе. Записи также очень плохо сохранились, можно лишь сказать, что в каждой клеточке хозяин заметок ставил дату, место прибытия и делал лаконичные записи. Лучше всего сохранилась справка об аресте Николая Кузьменко Приморским отделом ГПО. Документ был выдан во Владивостоке в 1922 году.

Следствие официальных версий не выдвигает, поскольку по факту обнаружения останков уголовное дело не возбуждалось.

— Свидетелей тех событий нет, очевидцев тоже. Есть только материалы проверки, которая проводится по факту найденных останков, — рассказывает следователь Охочий. — У экспертов конкретная задача — провести судебно-медицинское исследование, чтобы документально установить пол, характер повреждений, давность, сколько времени останки могли находиться на месте обнаружения и т. д.

Также в течение ближайшей недели будут готовы результаты баллистической экспертизы пули, найденной вместе с останками. Правда, пуля нестреляная, без каких-либо повреждений.

— Огнестрельных ранений на черепах и костях не обнаружено. Очевидно, что люди зарублены шашками, есть явные следы от этого оружия, — говорит Дмитрий Карпов, эксперт Алтайского криминалистического бюро судебно-медицинской экспертизы города Барнаула.

По информации эксперта, останки будут находиться в архиве криминалистического бюро до выяснения всех обстоятельств. По словам следователя Охочего, после завершения проверки по данному факту все документы и вещи передадут в краеведческий музей.

Фрагмент письма Николаю Кузьменко от Розы Золотаревой, найденного в кошельке погибшего:

Милый дорогой Коля, я и Тася целуем тебя крепко-крепко. Письмо твое я получила. Я замуж не выходила и ни с кем не живу. А жду тебя. Если бы ты знал, как Тася за тобой скучает и как желает тебя видеть. Тася выросла большая. А она очень умная девочка и развитая, уже ей исполнится 27 мая девять лет. Коля, Коля, как мне жить тяжело, в ее время я служила. А теперь сократили, и я без денег и без службы.

Версии историков

Андрей Краснощеков,
исследователь белого движения на Алтае:

Принадлежность Николая Кузьменко к белому движению и его связь с Барнаулом не вызывают у меня сомнений. Имя капитана Кузьменко я встречал в приказе о награждении офицеров 3-го Барнаульского стрелкового полка и других сибирских частей в газете «Русская армия» (орган Ставки Колчака) от 4 мая 1919 года. Кузьменко был отмечен орденом Св. Анны 2-й степени с мечами.

История названного полка началась в июне 1918 года, когда Барнаул был занят белочешскими и белогвардейскими отрядами и в городе установилась власть Временного сибирского правительства. Ядро части составили члены подпольной антибольшевистской организации штабс-капитана А. С. Ракина, принимавшей активное участие в свержении власти большевиков в Барнауле, а также мобилизованные офицеры и добровольцы.

В ноябре 1919 года измотанный и поредевший вместе со всей 1-й Сибирской армией 3-й Барнаульский полк был отведен в тыл и отправлен для отдыха и пополнения в Барнаул. Здесь его застало известие о крушении фронта адмирала Колчака.

Оказавшись отрезанным от основных сил отступающей на восток белой армии, в ночь с 9 на 10 декабря полк вместе с другими частями Барнаульского гарнизона оставил город, отправившись в автономный трехмесячный Сибирский ледяной поход по северным районам Восточной Сибири. После оставшийся от полка батальон, объединившись с омичами, воевал в Приморье и был расформирован незадолго до ухода белых оттуда в 1922 году.

Ирина Попова,
заместитель директора Алтай­ского государственного краеведческого музея:

Я бы не стала безальтернативно связывать происхождение захоронения с тайной расправой над группой колчаковских офицеров. Зачем везти их через всю Сибирь с Дальнего Востока, чтобы казнить в барнаульском овраге? Мы знаем, что этот путь проделал один человек — Кузьменко, арестованный и отбывавший наказание в Приморье, но не знаем, с какой целью. Возможно, он должен был выступить ответчиком или свидетелем на каком-то судебном процессе в Новониколаевске или Барнауле и в компании порубленных шашками оказался случайно.

На Алтае в то время хватало доморощенных антисоветчиков, 1920-е годы не были мирными, как это пыталась представить официальная пропаганда. В 1920 году прошли мощные антисоветские выступления в Причумышье. Сорокинский (ныне Заринский) район буквально бушевал. Бывшие командиры партизанских отрядов Г. Ф. Рогов, И. П. Новоселов, П. Ф. Леонов, Ф. Д. Плотников выступили против очень жестких мероприятий советской власти по отношению к крестьянству (весь хлеб на Алтае забирала продразверстка, ежегодно изымалось более 30 млн. пудов зерна из 110 млн. по всей Сибири). Власть ответила усиливающимися репрессиями, созданием ЧОНов (частей особого назначения по борьбе с контрреволюцией) и ГУЛАГов местного значения.

Летопись эпохи телеграфной строкой выглядит устрашающе: голод, разруха, тиф и… закручивание гаек. Змеиногорску предписывается «немедленно приступить к приведению тюрьмы в соответствие с требованиями Советской карательной политики». Бийску выделяется 70 лошадей «на формирование карбатальона». В Славгородском уезде все селения приборовой полосы объявляются ответственными за действия бандитов, а все взрослые мужчины заложниками, «которые будут отвечать своей головой за всякое нападение со стороны бандитов на органы советской власти.

Евгения Демчик,
заведующая кафедрой отечественной истории АлтГУ:

Подобная расправа, когда людей десятками рубят шашками, — нетипичное явление для 1923 года и явно незаконное. Это было возможно еще в 20-м, 21-м и даже 22-м году, когда в тогдашней Алтайской губернии были отмечены массовые недовольства на почве продовольственной политики властей. В марте 1921 года было принято решение о переходе к новой экономической политике, НЭПу. Продразверстку для крестьян заменяли на фиксированный продналог, чтобы стимулировать крестьянское хозяйство. Однако Алтайская губерния рассматривалась большевиками в качестве стратегического хлебного региона, и в отличие от других территорий для местных крестьян оставили продразверстку. Осенью 1921 года зажиточные крестьяне начали выступать против такой политики, начались так называемые кулацкие мятежи. При местных Советах и губисполкомах создавались ревтрибуналы с особыми полномочиями — «тройки», которые учиняли суд на месте с целью заставить крестьян сдать хлеб.

Но к 1923 году организованных войск, бандформирований, исчисляемых десятками, которые с оружием в руках сопротивлялись советской власти, уже не было. Архивные документы не дают оснований говорить об этом.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Расскажи новость