Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

В Барнауле в братской могиле похоронили останки казненных

19 декабря в братской могиле на Булыгинском кладбище упокоились останки, найденные на Павловском тракте.

Семь чёрных гробов с распятиями на крышках стояли у края большой могилы. В 11 часов 30 минут к месту захоронения приехали казаки, журналисты, представители власти. Часть казаков встала в почётный караул. Один, особенно колоритный даже сбросил полушубок, скрывающий дедовские медали.

В Барнауле в братской могиле похоронили останки казненных.
В Барнауле в братской могиле похоронили останки казненных.
Анна Зайкова

Впереди на пригорке как большое белое крыло высился памятник «Умершим от ран в госпиталях Барнаула». Где-то рядом был камень репрессированным калмыкам.

— На этом кладбище похоронены Чеглецов, друг Есенина, — рассказывал кому-то Михаил Зимогор, представляющий пресс-центр городской администрации.

Неподалеку с большим венком стояли представители краевой администрации во главе с заместителем губернатора Николаем Черепановым, который стойко мёрз, переминаясь с ноги на ногу. Ноги через какое-то время у всех стали замерзать, но церемония не начиналась, ждали священников.

Наконец, появились батюшки с кадилом. В морозной тишине райской птицей запели девушки из церковного хора о православных рабах божьих, положивших животы на поле брани. Некоторые из мужчин сняли шапки и перекрестились. Казаки обнажили шашки.

После отпевания прозвучало несколько коротких речей.

Почетный атаман Сибири Юрий Абрашкин сказал, что после великой трагедии, когда брат шел на брата, Бог спас Россию, и она выстояла в Великой Отечественной.

— Теперь же опять раздоры между партиями и организациями. А партия должна быть одна, — подытожил атаман — это вера в Бога.

После этого выступающий призвал всех молиться, чтобы Бог простил невинно-убиенным людям все их грехи и даровал царствие небесное.

Председатель общественного движения сообщество Российских немцев на Алтае Александр Дитц поклонившись останкам жертв гражданской, вспомнил и о сталинских репрессиях.

— Я думаю, что задача государства, гражданского общества и религиозных конфессий сделать всё, чтобы ни один человек, безвинно пострадавший в годы репрессий не остался неопознанным и не захороненным. А так же чтобы огласили списки всех невинно погибших и в тех местах, где стояли лагеря и расстреливались тысячи людей сегодня стояли памятники.

Сотрудник НПЦ «Наследие» Наталья Кунгурова рассказала о том, что на сегодня известно о тех, кого будут хоронить.

Наталья Кунгурова,
сотрудник НПЦ «Наследие»:

Наши соотечественники были убиты в мае 1923 года. Про 28 человек, которых удалось найти на Павловском тракте известно только то, что это люди военные. И большей частью очень молодые. Им было 20−30 лет. Из всех погибших нам известна всего лишь одно имя — Николая Осиповича Кузьменко из 3-го Барнаульского стрелкового полка, награжденного орденом святой Анны второй степени с мечами. Кузьменко — участник сибирского ледового похода Армии Колчака.

Пусть это захоронение будет символом примирения, — заметила Кунгурова. — Хватит делить на красных и белых.

— Конечно хватит, — поддержал кто-то из присутствовавших. — С немцами уже давно замирились, а они 20 миллионов укокошили. А со своими соотечественниками не можем. Все ругаемся…

Могила изнутри была обита досками и чем-то напоминала большую лодку. Казаки бережно на белых простынях опустили гробы вниз. Они легли рядом как черные клавиши.

На чьем-то мобильнике зазвучал гимн радости Бетховена.

— Слава Богу теперь они хорошо лежат, — промолвил кто-то из казаков. — Да они и там хорошо лежали, -вдруг заметил другой. Бог он и из суши и с воды, хоть откуда к себе забирает.

— И все же лучше здесь, — не согласился товарищ.

Со словами «Пусть земля Вам будет пухом!», пришедшие проститься бросали горсти земли в братскую могилу. После мужчины взяли лопаты.

— Лучше бы трактором сдвинули, сказал замерзший и уставший чиновник из краевой администрации, быстрее бы было.

Хорошо еще сказал тихо. Пожалуй, не поняли бы казаки бульдозерную логику.

Песок падал с лопат вниз как в огромных песочных часах, напоминающих о вечности, жизни и смерти.

Когда над могилой установили черный крест и положили венки и цветы, сквозь серую хмарь выглянуло солнце

— Это божье око называется, — заметил начальник штаба барнаульского казачьего общества Андрей Останин. — Мы в 1996 казаков в деревне Сибирячихе перезахоранивали, которых в гражданскую тоже шашками порубили и вповалку свалили. И тоже весь день хмарь была, а как крест поставили, и в небе вдруг засияло.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость