Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Жизнь
670

«Важно, чтобы люди не пострадали»: гендиректор холдинга «Алтайлес» ответил на самые острые вопросы о трудностях компании

Вот уже несколько месяцев новости о холдинге «Алтайлес» то и дело оказываются в повестке СМИ. Они рассказывают о судебных процессах, в результате которых крупнейший в крае арендатор лесных угодий лишился 11 договоров аренды участков. Кроме этого, в адрес «Алтайлеса» регулярно поступают жалобы по поводу рубок деревьев. Накануне Дня работника лесной отрасли гендиректор холдинга Иван Ключников рассказал, как компания решает возникшие проблемы — сохраняет сложные производства и штат.

Гендиректор холдинга Иван Ключников.
Гендиректор холдинга Иван Ключников.
Фото: ЛКХ "Алтайлес"

Сложный диалог в судах

— Минприроды Алтайского края через суд пытается расторгнуть более 10 договоров аренды участков для заготовки древесины, заключенных с предприятиями холдинга «Алтайлес». В какой стадии сейчас находятся судебные процессы?

— Министерство подало иски по 14 договорам аренды участков, на которых работала наша компания. Суды уже приняли решение о расторжении 11 договоров, связанных с реализацией приоритетного федерального инвестпроекта на «Каменском ЛДК». Но мы продолжаем их оспаривать в Верховном суде РФ.

Иски еще по трем договорам, заключенным с предприятием «Содружество», сейчас рассматриваются в судах: по двум договорам — в Арбитражном суде Алтайского края, еще по одному — в апелляционном суде в Томске. Решения по ним пока не вынесены.

Все эти договоры аренды охватывают примерно треть площадей, где «Алтайлес» заготавливал древесину, а именно более 0,6 млн гектаров.

В целом же мы ведем работу более чем по 20 искам от Минприроды. Они касаются реализации инвестиционных проектов, пересмотра размера арендной платы, претензий о необоснованном обогащении и других поводов.

Для нас такое количество исков беспрецедентно. Ничего подобного с холдингом «Алтайлес» раньше не происходило.

— Чем, по вашему мнению, объясняется такой ажиотаж с исками?

— Минприроды ссылается на то, что установка разобраться с тем, как реализуются федеральные инвестпроекты, идет сверху — от Федерального агентства лесного хозяйства.

Однако выявить и исправить какие-то нарушения — это одно, а расторгать договоры аренды — совсем другое. Насколько нам известно, контролирующий орган об этом не просит, такая реакция — собственная инициатива регионального министерства.

Фото: ЛКХ «Алтайлес»

Нужно ведь понимать, что за расторжением договоров аренды на такие огромные площади последует множество событий, которые негативно отразятся на социальной сфере и экономике региона.

По этой причине мы предлагаем госоргану обсуждать эту ситуацию и искать из нее разумный выход. Но этот диалог идет очень тяжело, мы ощущаем противодействие со стороны министерства.

Инвестпроекты далеко не единственная форма сотрудничества между государством и бизнесом в сфере лесного хозяйства. Есть те же конкурсы на выделение участков, мы готовы в них участвовать с нашим штатом сотрудников и производствами. Но видим, что со стороны Минприроды идет нежелание давать участки именно «Алтайлесу», а другие арендаторы в конкурсах участвуют вполне успешно.

Почему так происходит, нам остается только догадываться. На уровне слухов вокруг нас циркулирует много разной информации. В том числе говорят об интересе крупного федерального бизнеса к лесу в регионах и, в частности, в Алтайском крае, но я бы не хотел это обсуждать.

— В чем суть позиции «Алтайлеса» в судебных разбирательствах с Минприроды?

— Министерство обвиняет предприятия «Алтайлеса» в недобросовестном использовании предоставленных ресурсов. Однако, по нашему мнению, нужно еще разобраться, кто в этой ситуации ведет себя недобросовестно — госорган или арендатор.

Факты, о которых идет речь в исках, касаются не текущего года и даже не прошлого. Это договоренности пятилетней давности, которые все это время нормально работали, о чем Минприроды было прекрасно осведомлено.

Все свои действия, в том числе связанные с привлечением подрядчиков для работы на участках, мы согласовывали с госорганом в разных формах: сначала устно, потом письменно — в виде дополнительных соглашений к договорам аренды. В конце концов, министерство в полном объеме получало плату за аренду участков от наших подрядчиков! А теперь нас обвиняют в необоснованном обогащении.

В судах Минприроды апеллирует к тому, что текущая нормативная база, касающаяся реализации инвестпроектов, не предполагает изменения условий договоров. Однако любой бизнес меняется как живой организм, в том числе в связи с изменением среды, поэтому на практике небольшие корректировки — норма.

Фото: ЛКХ «Алтайлес»

Масштабные сокращения в бизнесе

— Как расторжение договоров повлияло на ваш бизнес?

— Расторжение договоров началось в конце 2019 года, то есть относительно недавно, но последствия уже ощущаются. Если ситуация продолжит развиваться по тому же сценарию, то все станет только хуже.

Нам пришлось сократить штат. Ликвидировано предприятие «Залесовский лес», которое на момент ликвидации было рентабельным. Прекратили деятельность «Фрунзенский лесхоз», «Косихинский лесхоз».

Из-за уменьшения сырьевой базы начали падать объемы производства некоторых видов продукции. Есть территории, где у нас уже нет участков в аренде, но есть производства по переработке пиломатериалов. Сейчас мы завозим туда сырье из других районов в расчете на то, что в будущем нам все же удастся вернуть участки.

Если в ближайшее время станет понятно, что вернуть их не удастся, то зачем нам оставлять эти производства? Возить пиломатериалы за 160 км, чтобы их переработать, а потом везти в другую сторону? Очевидно, что это не оправдано экономически. Работу предприятий придется приостановить.

Следующее звено в цепочке — это продажи, их снижение мы тоже ощутим в ближайшее время. Негативные последствия сегодняшних событий холдинг будет чувствовать еще год или полтора.

— Скольких людей с предприятий холдинга «Алтайлес» сократили?

— Нам пришлось сократить более 200 человек в Залесовском, Косихинском, Красногорском, Ключевском, Топчихинском, Егорьевском, Первомайском районах. Но параллельно мы договаривались с КАУ «Алтайлес», чтобы их взяли на работу туда. Кроме этого, мы передавали свою технику в аренду краевому учреждению. Нам было важно не оставить людей без работы.

Брать в КАУ хотели далеко не всех. Складывалась интересная ситуация: на встречах краевого уровня представители Минприроды убеждали нас, что готовы забрать всех наших сотрудников. Зато, когда мы обращались в КАУ, нам говорили: «У нас нет штатного расписания, и когда будет — не известно».

Мы знаем, что некоторых людей из КАУ быстро уволили, другие сами приняли решение уйти, и теперь они заняты не в лесной отрасли. Это печально, потому что каждый специалист в нашем деле представляет большую ценность и найти их не так просто.

Сейчас Минприроды отчитывается о том, как оно решило сложившуюся социальную проблему. В частности, с удовольствием рассказывает о Ключевском районе, где ситуация действительно более-менее благополучная, но умалчивает о других территориях. А мы знаем, что там обстановка удручающая, потому что постоянно находимся на связи с администрациями районов и с нашими бывшими сотрудниками.

Фото: ЛКХ «Алтайлес»

— В начале сентября в СМИ были сообщения о том, что осенью планируются еще сокращения. Так ли это?

— Да, мы уже уведомили о сокращении 154 человека. Это сотрудники предприятия «Алеусский лес» (Панкрушиха), они задействованы как на работах в лесу, так и в переработке.

Ситуация в Панкрушихе сложная, на «Каменском ЛДК» тоже. Раньше «Алеусский лес» заготавливал 100 тыс. кубометров древесины в год, в перспективе в случае заключения договора аренды после аукциона будут заготавливать около 13 тыс. кубометров. Этих объемов недостаточно для того коллектива, который создан, мы говорили об этом Минприроды.

У нас нет задачи сократить штат, наоборот, мы пытаемся его максимально сохранить. К тому же нам важно, чтобы люди не пострадали. Как им объяснить, почему они лишились работы? Потому что в министерстве кто-то вдруг решил, что я несколько лет назад подписал не те документы? Звучит нелепо.

Когда инвестор вкладывает деньги, он понимает свои риски, в этом смысле ему проще пережить потери. Сотрудники же предприятий остались без работы просто так, никакой их вины или ответственности здесь нет.

Минприроды заявляет, что жителей районов устраивает работа на краевом предприятии. Но что будет с нашими производствами? Они же могут закрыться.

Чтобы создать такие предприятия с нуля, нужны инвестиции и много времени на развитие. Одно дело — открыть небольшое лесопильное производство с посредственным качеством продукции, и другое — крупный комбинат, выпускающий товары, востребованные на мировом рынке.

Нам известно, что на тех участках, которые мы арендовали, заготовку древесины сейчас ведут бригады, работающие в тени. Ощущение, что подходы в лесной отрасли края откатились назад лет на 20.

— Видите ли вы какое-то позитивное для вас решение в этой ситуации?

— Мы пока ждем, какие решения примет суд по всем делам. Нам понятно, что Минприроды не планирует отзывать иски, там намерены четко и последовательно идти до конца. Спрогнозировать, чью сторону займет суд, невозможно. По уже состоявшимся процессам мы видим, что судьи чаще идут навстречу госорганам.

Что будет в случае пессимистичного сценария развития событий, я вам рассказал. Хорошо, если ситуация изменится в нашу пользу хоть в чем-то.

Фото: ЛКХ «Алтайлес»

Инвестиции — дело неблагодарное

— Есть ли у холдинга инвестиционные проекты, которые планируется реализовать в 2020 году?

— В связи со сложной ситуацией, в которой оказался холдинг, работа по инвестпроектам была приостановлена. В этом году мы на краевом уровне инициировали инвестпроект по модернизации «Павловского ДОКа» — планировалось запустить переработку плит в другие продукты, которые востребованы на мебельном и строительном рынках. Его стоимость оценивалась в 2 млрд рублей.

Однако мы не получили положительную оценку и поддержку от края. На основе многолетнего опыта работы в регионе мы пришли к выводу, что реализовывать здесь инвестпроекты — дело неблагодарное. Мы были бы рады, если бы нам хотя бы не мешали.

В России сейчас благоприятные условия для инвестиций — ключевая ставка низкая, поэтому очень доступные кредиты. Вкладываться можно, и мы направили свои усилия на небольшие локальные улучшения.

Например, приобрели оборудование для переработки отходов на предприятии «Новичиха лес». Оно позволит увеличить выпуск брикетов. Занимаемся совершенствованием технологий и отладкой качества продукции на «Павловском ДОКе», потому что в этом году объем производства там значительно увеличился.

Ищем новые технологии и приобретаем новую технику для работы в лесу. Все наши производства участвуют в федеральной программе по повышению производительности труда от ФЦК, и мы очень довольны результатами. Но эти мероприятия не имеют никакого масштабного финансового эффекта, это микроулучшения, назвать их инвестпроектами нельзя.

— Как на работу холдинга повлияла пандемия?

— Значительно влияла и влияет. Весомая часть нашей продукции уходит на экспорт в другие страны, поэтому мы почувствовали эффект от пандемии уже в феврале — денежный поток начал сокращаться. Конец марта и апрель стали черным периодом, мы выполняли все предписания президента. Старались сохранить персонал, и из-за карантина у нас никого не сократили.

В конце апреля и в мае мы начали потихоньку двигаться и искать альтернативные варианты работы в новой реальности. Сейчас рынки восстановились примерно на 80%, то есть ситуация уже практически выправилась для нашего бизнеса.

Так как география холдинга в крае широкая, мы постоянно получаем предписания Роспотребнадзора в связи с пандемией и принимаем по ним меры. Эта сложность пока остается, но она есть у всех.

Самоизоляция оказала и положительное влияние на наш бизнес. Произошел всплеск продаж по некоторым видам продукции — той, что нужна для ремонта. Например, продажи европанелей на российском рынке выросли в 20 раз. У людей дошли руки до того, что раньше было делать некогда.

Семьи, которые проводили самоизоляцию в квартирах, всерьез задумались о загородном жилье. Осознали, что хорошо было бы иметь свой небольшой участок. С мая жители страны начали массово скупать землю и строить себе загородные дома, а значит, вырос спрос на нашу продукцию.

Фото: ЛКХ «Алтайлес»

Разъяснительная работа по жалобам

— Жители районов края периодически жалуются на рубки леса, которые проводят предприятия холдинга «Алтайлес». Во время проверок контролирующие органы не находят нарушений законодательства. Как вы относитесь к такой гражданской активности?

— Жалобы, которые поступали по поводу нашей деятельности за все годы работы, имели разную природу. Часть из них приходит от населения, другая — от активистов, которые занимаются личным пиаром, третья — от тех, кто работает на заказ, лоббирует чьи-то интересы и имеет финансирование.

Если говорить о жалобах от населения, то это норма. Лес — государственное достояние, любой гражданин России относится к нему как к своему, и здесь нет ничего плохого. К тому же у нас свободная страна, и каждый может высказать свою позицию.

Однако мы понимаем, что человек не может быть специалистом во всем. Со стороны часто кажется, что ты бы сделал чужую работу лучше. Но когда общаешься с профессионалами, получаешь от них разъяснения, то осознаешь, почему все происходит именно так.

У нас уже сформировалась система работы с подобными жалобами. Мы не прячемся, не убегаем, а наоборот — пытаемся простым и понятным языком разъяснить людям, что мы делаем в лесу. Обычно местные жители районов края охотно идут на диалог и реагируют на нашу информацию адекватно.

Также мы работаем со школьниками, вывозим их на экскурсии в лес, рассказываем об особенностях нашей профессии. А еще призываем своих сотрудников дома и в кругу друзей открыто говорить о работе, пояснять спорные моменты, когда о них заходит речь в разговоре.

С двумя другими категориями жалобщиков работа ведется иначе, с ними сложнее. Некоторые из них в личных разговорах прямо говорили нам: «Вы бизнес, а значит, априори зло, вам никто не поверит». Кто-то из них даже карьеру себе сделал на благодатной экологической теме.

Наш главный принцип в коммуникации с этими людьми — никакой агрессии. Мы, насколько это возможно, опровергаем ложь, которую они транслируют. И общаемся с ними всегда максимально корректно.

Фото: ЛКХ «Алтайлес»

Поддержка тем, кто остался

— Как «Алтайлес» отмечает день работника лесной отрасли? Что бы вы хотели пожелать коллегам и всем жителям Алтайского края?

— Настроение у нас, конечно, не очень праздничное — год был тяжелым. Пандемия и ситуация с договорами аренды создали большую неопределенность, которая негативно отразилась на компании и работниках лесной отрасли.

Все сотрудники нашего холдинга переживают за тех, кого проблемы коснулись непосредственно, кто лишился работы или может потерять ее в ближайшем будущем. Тем не менее мы отметим праздник, чтобы отблагодарить людей, которые вопреки трудностям внесли большой вклад в развитие нашего бизнеса и лесной отрасли в целом.

В компании есть сотрудники, которые бились за результат больше других, они получат премии. Кроме этого, мы приняли решение начиная с октября на 10% повысить зарплату всем рабочим, занятым на наших предприятиях. Надеемся, что эта мера поддержит людей и хотя бы отчасти компенсирует их переживания.

Накануне праздника я бы хотел пожелать всем ясных целей и движения к ним. Пусть у каждого будет больше радости в жизни, потому что я вижу, что сейчас ее не хватает. Коллегам желаю понимания от жителей нашего региона и уважения к их труду. Этот труд созидательный, его результаты служат нам долгие годы. Всем счастья, здоровья и благополучия! Мы продолжим двигаться вперед, несмотря ни на что.

  • Новости компаний
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость