Почему алтайский мед должен стоить как новозеландский

Наша встреча с председателем Союза пчеловодов и переработчиков Алтайского края Сергеем Тастаном состоялась накануне его поездки в Китай на международную профильную выставку. Там Тастан планировал не только представить образцы алтайской продукции, но и пообщаться с производителями одного из самых известных сортов меда манука. Его цена составляет до 16 тыс. рублей за килограмм. Сергей Тастан считает, что алтайский мед может стоить не дешевле, что сделает пчеловодство более доходным бизнесом. О том, как этого добиться, собеседник рассказал в интервью altapress.ru.

Сергей Тастан.
Сергей Тастан. Фото: Анна Зайкова. altapress.ru

— Сергей Дмитриевич, четыре года назад в интервью газете "Ваше дело" вы сказали, цитирую: "Если нам удастся внедрить все наши задумки, через два года у нас будет лучшее пчеловодство в мире". Это произошло?

— Если говорить комплексно и обо всем Алтайском крае — нет. Но о нескольких пчеловодческих хозяйствах региона можно сказать, что они являются лучшими в России и сейчас доводятся до уровня ведущей мировой практики.

Во-первых, в этих хозяйствах получают только качественную продукцию пчеловодства. Во-вторых, труд там максимально механизирован — оборудование привезено из США, Канады и Европы. Благодаря этому труд пчеловода облегчен и сделан рентабельным. Например, один пчеловод, привлекая на сезонные работы два-три человека, сейчас может обслуживать до 1 тыс. пчелосемей. Раньше это было нереально. В данное время пчеловодство — это бизнес. Хороший бизнес.

— А что не удалось сделать за эти четыре года?

— В Алтайском крае не удалось защитить региональный бренд "Алтайский мед", особые свойства которого определяются исключительно характерными для данного географического объекта природными условиями или людскими факторами.

Все остальное на региональном уровне сделано. Понимаете, как субъект Российской Федерации мы не можем перешагнуть через федеральные нормативные правовые акты. А еще необходим регламент Таможенного союза, доработка Г­ОСТов и принятие ряда международных документов. Проект отраслевого регламента нами подготовлен, но еще не принят Таможенным союзом.

— Ранее также много говорилось о важности принятия местного закона о пчеловодстве. Его в итоге приняли. Но были сомнения в том, что он заработает. В итоге заработал ли он и принес ли какую-то пользу для отрасли?

— Закон Алтайского края о пчеловодстве признан лучшим не только на территории России, но и в СНГ. Многие страны сейчас берут его за основу.

— Все-таки региональный закон поспособствовал развитию пчеловодства в Алтайском крае?

— Конечно. В нем, например, предусмотрен план размещения пасек. Если ранее их размещали по принципу "кто где хотел", то сейчас на карте четко разнесены все кочевые и стационарные пасеки. И пчеловод благодаря этим планам знает, куда в течение сезона он точно поедет. При этом если фермеры раньше требовали с пчеловода по фляге меда с "точки", где он размещает свои ульи, то сейчас уже фермеры платят или создают нектарный конвейер пчелам. В Алтайском крае уже реальная конкуренция между фермерами за пчеловода.

Кроме того, мы проводили научные эксперименты в районах края и убедились, что присутствие пчелосемей значительно повышает урожайность у аграриев. И пчела возрождает дикорастущие культуры на сенокосах, естественных пастбищах и лесных ресурсах.

И что самое главное. Сегодня в крае примерно 500 тыс. пчелосемей. Но региону нужно минимум 5 млн пчелосемей. Если мы разовьем пчеловодство до этой нормы, то мы возродим нашу фауну. Там, где есть пчела, все возрождается. Во-вторых, мы существенно повысим урожайность сельхозкультур, в три-четыре раза. Это уже мультипликативный эффект вложения каждого рубля в пчеловодство. При этом Алтайский край сможет обеспечить той же гречихой весь мир.

Размытый бренд

— Сейчас многое делается для продвижения и позиционирования нашего региона. В том числе и по "медовому" направлению. По вашим ощущениям, сегодня есть восприятие алтайского меда как регионального бренда? Я спрашиваю не с точки зрения юридического оформления бренда, а именно о восприятии у потребителя.

— В мире есть самый известный и раскрученный вид меда — это манука. Его производят в Новой Зеландии. Килограмм мануки стоит 16 тыс. рублей в пересчете на российскую валюту. Так наша задача, чтобы при слове "Алтай" наш мед был равноценен мануке. И по цене, и по степени известности, эксклюзивности.

Я когда выезжаю на международные конференции и ярмарки, всегда беру с собой образцы нашего меда. И, встречаясь с экспертами, всегда получаю очень высокую оценку алтайского меда. При этом на образцах зачастую специально не указано, что это мед именно из Алтайского края.

Что касается восприятия потребителей, то бренд "Алтайский мед", скажем так, несколько размыт. Потому что на сегодняшний день он законно не зарегистрирован. Есть Гражданский кодекс РФ, там ясно написано, что такое наименование места происхождения товара (НМПТ). И черным по белому указано, что НМПТ регистрируется согласно природным свойствам.

— Может быть, причина "размывания" бренда еще и в том, что под видом алтайского меда много продается совсем иной продукции?

— Безусловно. Фальсификатчиков очень много. И я прямо их так называю. Под видом алтайского меда они могут продавать в городах России и мира все что угодно. И многие люди уже забыли, что такое вкус настоящего меда из нашего региона.

В Барнауле открыли ярмарку мёда.
В Барнауле открыли ярмарку мёда.

40 новых продуктов

В 2014 году в крае действовало более 30 предприятий, перерабатывающих мед и пчелопродукты. Большая часть из них занимается фасовкой меда для оптовой и розничной реализации, другие используют мед и продукцию пчеловодства (пыльцу, пергу, прополис, маточное молочко, гомогенат трутневого расплода и другое) для производства многокомпонентных композиций, биологически активных добавок (БАД) и пищевой продукции направленного оздоровительного действия. Сегодня в крае работают 14 таких предприятий. Общий ассортимент вырабатываемой продукции включает более 300 наименований, объем перерабатываемого меда достигает 3,5 тыс. тонн. В 2014 году разработано и запущено в производство более 40 н­овых продуктов на основе сырья пчеловодства.

Как отпечатки пальцев

— Если говорить о защите продукции, то летом прошлого года кооператив Юрия Богуславского "Алтай — медовый край" получил свидетельство о регистрации НМПТ на алтайский мед. А вместе со свидетельством и право контролировать продавцов. Какие-то видимые результаты уже есть?

— Нет. Более того, как сообщали СМИ, этот кооператив даже предпринимал попытку выдать право на алтайский мед соседним регионам. Что категорически запрещено. А еще право на алтайский мед едва не ушло в Китай. Мы своевременно пресекли эту сделку.

Что касается контроля над продавцами. Мы предлагали руководству кооператива "Алтай — медовый край" обратить внимание на тех переработчиков, которые поставляют свою продукцию под видом алтайского меда в торговые сети края. Но этого не происходит. По какой причине — нам известно, ведь методика, по которой они зарегистрировали наименование места происхождения товара, это химический состав, что и нужно фальсификатчикам.

Ведь сегодня фальсификатчики в России имеют настолько современные технологии, что способны изготовить любой химический состав. И потом выдавать этот "продукт" за алтайский мед. Хотя во всем мире определение НМПТ проводится только по пыльцевым зернам! Потому что их невозможность подделать. Это как у человека отпечатки пальцев — все строго индивидуально.

При этом мы считаем, что брендом должен владеть не Тастан, Богуславский или кто-то еще. Владельцем должен быть орган исполнительной власти. По примеру бренда "Золотой Алтай". Бренд — это достояние жителей всего Алтайского края, а не какой-то коммерческой фирмы или общественной организации.

Мы сейчас ведем научную работу по оценке биохимического состава алтайского меда. И когда мы раскроем весь его потенциал, сравняемся с медом манука. Такую задачу мы себе поставили дополнительно к анализу по пыльцевым зернам.

— Возглавляемая вами ассоциация в свое время тоже обращалась в Роспатент, чтобы зарегистрировать право на алтайский мед.

— Согласно установленной процедуре мы не имеем права обратиться в Роспатент без ходатайства субъекта Российской Федерации. Такое ходатайство нам не дали. Но его дали кооперативу "Алтай — медовый край".

В Барнауле открыли ярмарку мёда.
В Барнауле открыли ярмарку мёда.

Не просто торговать

— Сейчас медовые ярмарки в краевом центре стали заметным событием. Еще несколько лет назад вокруг их проведения между объединениями пчеловодов были даже конфликтные ситуации. Конфликт разрешился? Всем понятно, кто и где может организовывать такие ярмарки?

— Мы подавали заявление первыми, но нам официально отказали. И тут же выдали разрешение на ту же площадку возле театра драмы Богуславскому. На той площадке с пчеловодов теперь в день собирают до 3 тыс. рублей. Хотя экономика там такова, что за место нужно брать максимум 600 рублей.

Мы же сами сейчас больше работаем в других регионах и на экспорт. У ассоциации комплексный подход. У нас задача не просто торговать. У нас задача развития: племенная деятельность, поставка маток, оборудования, инвентаря, промышленные технологии и т. д. И, конечно, раскрутка и защита бренда "Алтайский мед".

— Можете назвать крупнейшие перерабатывающие компании региона?

— Это "Алтайский пчелоцентр", "Медовик Алтая", "Мед Алтая". Есть крупные компании, которые занимаются не только пчелопродуктами. Например, "Алтайский букет", "Алтай-Старовер". Требования к технологиям и оборудованию там очень высокие.

— В свое время вы поднимали тему создания кооперации в пчеловодстве. Она еще актуальная для отрасли?

— Конечно. Первый настоящий кооператив работает в Змеиногорском районе. Моя задача — помочь пчеловодам в правильном оформлении документов при регистрации. Скоро кооператив будет в Калманском районе. Идет подготовка и в других районах. Затем можно будет регистрировать уже краевой кооператив. И главная его функция — совсем не торговая. У нас пчеловоды-промышленники, которые содержат свыше 1 тыс. пчелосемей и производят большие объемы меда. Им нужно обновлять оборудование и инвентарь, осваивать новые технологии. В этом кооперативы и будут оказывать услуги пчеловодам, независимо от форм собственности и количества пчелосемей, в расчет на пчелопродукцию.

Специальный вопрос

— Насколько, на ваш взгляд, сегодня важно проявлять гражданскую позицию? Как это нужно делать? Какой поступок вы бы назвали гражданским?

— Самое первое — это патриотизм. Я сам родился в селе Курья, очень люблю родной край. И мечтаю оставить здесь след. Чтобы потом о тебе помнили. Работа над законом о пчеловодстве — первый такой маленький штрих. Когда мы возродим полноценное пчеловодство, мы создадим условия для самообеспечения и самодостаточности жизни на селе, тем же пчеловодам. Тогда моя задача в этом п­лане будет выполнена.

Сергей Тастан.
Сергей Тастан.

О чем еще рассказал собеседник

Об устаревших правилах

— Правила содержания пчелосемей были утверждены еще в 1978 году. Они полностью не соответствовали реальности еще на день принятия. В них не была принята во внимание биология пчелы — как она развивается, какая у нее кормовая база. Сколько нужно пчелосемей на один гектар сельхозкультур и т. д., не было прописано. При каких технологиях можно получить качественный продукт пчеловодства.

О федеральной площадке

— Именно в Алтайском крае мы инициировали создание Нацио­нальной ассоциации пчеловодов и переработчиков продукции пчеловодства. Я являюсь председателем ее правления. Ассоциация была создана для того, чтобы решать рабочие вопросы на федеральном уровне. Потому что на региональном уровне, повторюсь, мы сделали все, что было возможно. Теперь с созданием национальной ассоциации у нас есть площадка на федеральном уровне.

Досье

Сергей Тастан.
Сергей Тастан.
Сергей Дмитриевич Тастан родился 13 мая 1962 года в Курьинском районе Алтайского края. Окончил АлтГТУ по специальности "инженер-механик". Затем 20 лет работал в других отраслях народного хозяйства, именно поэтому его изначально мало знали в пчеловодстве. Потом занимался собственным бизнесом. Союз пчеловодов и переработчиков Алтайского края возглавил в 2010 году. Готовит к защите кандидатскую диссертацию в Российском аграрном университете им. Тимирязева по теме "Ротационная технология пчеловождения". Входит в экспертный совет при Министерстве сельского хозяйства. Заместитель председателя экспертного совета по пчеловодству при комитете по аграрным вопросам в Государственной Думе.

Сергей Тастан женат, у него есть дочери и сын.

Факт

Для сбора килограмма меда требуется 4500 вылетов пчел.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров