Экономика

Байки из 90-х. Как в «лихие» годы прокуратура воевала с крупным барнаульским ритейлером, депутатами и банкиром

Лихие, святые, период беззакония и время невероятных возможностей, годы распада и, наоборот, созидания — как только ни называют 1990-е годы. Все определения, скорее всего, справедливые. Но верно и то, что это была школа, в которой миллионы людей осваивали правила и законы новой жизни. Юристы в судах брали в руки Гражданский кодекс и зачитывали судьям статьи, на которые ссылались. Прокурор начинал понимать, что может проиграть неизвестно откуда взявшемуся частнику. А депутаты узнавали, что даже из благих намерений не должны нарушать законы. Об этом — несколько историй тех лет.

Торговля в Барнауле в 90-е годы ХХ века.
Торговля в Барнауле в 90-е годы ХХ века.
Михаил Хаустов

Скандал с крупным торговым центром

Приватизация госимущества многим в те годы казалась несправедливой. Ну, как же: строили все — а досталось кучке приближенных к власти персонажей.

И, надо сказать, алтайская прокуратура, которую возглавлял в те годы Юрий Параскун, не раз пыталась вмешаться в процесс разгосударствливания. Но, конечно, возражения у нее вызывало не отсутствие справедливости, а нарушение закона.

История с торговым центром «Норд-Вест», что на пр. Ленина, 155, — это маленький, но характерный эпизод войн тех лет.

Объект недвижимости, в котором сегодня находится этот известный торговый центр, когда-то принадлежал моторному заводу. А потом перешел в частные руки — его продали. Сделку купли-продажи и попытался оспорить в арбитражном суде прокурор края.

Торговый центр «Норд-Вест».
Анна Зайкова

Прокуратура делает первый ход

В 1988 году, еще при советской власти, моторный завод начал строить 12-этажные высотки на пр. Ленина, 155 с встроенно-пристроенными помещениями — их хотели отдать под магазины, парикмахерские и все такое.

После крушения СССР, в декабре 1991 года, завод продал помещения фирме «Корал» за 5,5 млн рублей. Та деньги заплатила и обязалась достроить помещения и эксплуатировать их в соответствии с проектом. Кстати, продали их за пару недель до преобразования завода в акционерное общество.

Но на момент продажи завод был еще государственным предприятием. И в прокуратуре считали: госпредприятие продало объект, не имея на то права. В 1999 году прокуратура подала иск о признании сделки купли-продажи недействительной.

Ваучер.
Altapress.ru

На заводе заявили, однако, что строили недвижимость на свои средства и на кредиты. Кредиты вернули (вот документики). Значит, это имущество — собственность трудового коллектива и предприятия, заявил на суде представитель завода. К тому же есть закон «О предприятиях» — и он разрешает таким имуществом распоряжаться.

Первая инстанция поддержала прокурора — ведь это была сделка по приватизации, А приватизацией мог заниматься только комитет по госимуществу, чего в данном случае не было. В мае 1999 года договор купли-продажи признали недействительным.

Но апелляция, а затем и окружной суд решение изменили и прокурору отказали. Хотя в те годы часто говорили, что вы играть у государственных структур почти невозможно, частник все же победил.

Суд.
Pixabay.com

Вторая попытка

Интересно, что вернуть помещения надо было не заводу, который к тому времени акционировался, а государству. Но даже если бы в споре победил прокурор, вернуть государству эти объекты в конце 1990-х было уже проблематично.

В 1996 году фирма «Корал» вошла в состав акционерного общества «Концерн СВ». И передала ему незавершенку в качестве уставного взноса. Вскоре «Концерн СВ» официально зарегистрировал помещения за собой. Взять с «Корала» уже было нечего.

Тогда прокуратура подала иск уже к «Концерну СВ» и снова попыталась вернуть помещения государству — истребовать их из чужого незаконного владения. Но — суд ей отказал. К этому времени «Норд-Вест» уже был современным торговым центром — одним из самых крупных в Барнауле.

Барнаульский аэропорт.
Лариса Васильева

Самолетный скандал

1990-е годы, как известно, были временем экономического кризиса. Но один большой кризис складывался из тысяч маленьких. Одна из таких трагедий связана с Барнаульским авиапредприятием. В 1990-е годы оно попало в штопор. А добила его история с самолетами.

В самом начале 1990-х предприятие взяло кредит в знаменитом в те годы банке «Горный Алтай» — им руководил Рашит Губайдуллин. Деньги взяли на покупку самолетов ИЛ-76ТД. Но кредиты предприятие, увы, не вернуло.

В декабре 1995 года судебные исполнители Индустриального райсуда «изъяли» два самолета у авиапредприятия и передали их банку, о чем составили акт. Забрать самолеты! Это был настоящий скандал.

Ил-76.
wikimedia.org

Был беспроцентный, стал под 200%

Вот как воспринимал эту историю один из бывших сотрудников авиапредприятия Валерий Токаренко — свой взгляд на события он описал в книге «Игра в самолетики».

Руководство авиапредприятия возлагало на покупку этих самолетов большие надежды по зарабатыванию денег. А пока было потрачено много средств на привлечение летного состава из других авиапредприятий. Был переучен технический состав. Мы первыми в управлении получили право выполнять трудоемкие регламенты на зависть толмачевцам, — писал Токаренко.

По мнению автора, все было поставлено на эти самолеты, но их покупка и уничтожила авиапредприятие.

В барнаульском аэропорту.
Алексей Мартышкин

Предприятию был выделен государством беспроцентный кредит на покупку трех новых транспортных самолетов Ил-76 на Ташкентском авиазаводе. Но по непонятным причинам этот кредит свернул с дороги, затем прошел через банк «Горный Алтай», и из него вышел для нас уже под 200% годовых! — утверждал он.

В решения суда, впрочем, была указана ставка: не менее 83%. Но это не противоречит утверждению Токаренко: ведь 200% - это точно не менее 83. Как бы там ни было, но кредит предприятие не потянуло, а за просрочку начислялась еще и пеня 80%. Жаловались всюду — но бесполезно.

Суд отказали прокурору

Скандал этот был длинный, шумный и долгоиграющий. Прокуратура попыталась вернуть самолеты через суд. В арбитраже она заявила, что судебные исполнители нарушили закон — имущество не было предварительно описано и арестовано, утверждал прокурор. Переданное банку имущество не выставляли на продажу. Прокурор края требовал признать недействительным акт приема-передачи самолетов.

Арбитражный суд Алтайского края.
altapress.ru

Судебный процесс был резонансным, на заседания ходил сам банкир Губайдуллин. На суде выяснилось, что Минтранс России уже выдал банку свидетельства о регистрации гражданских воздушных судов и тем самым узаконил право собственности банка на самолеты.

Судебные исполнители на суде объяснили, что ни банк, ни авиапредприятие не согласились заплатить за экспертизу стоимости самолетов — из-за этого они не могли выставить их на торги. Самолеты они предлагали авиапредприятиям Омска, Новосибирска и Красноярска — но те даже не ответили. Так что имущество передали по балансовой стоимости и по соглашению сторон.

В общем, судьи прокурору отказали. Он пошел судиться дальше, и только в третьей, кассационной, инстанции выяснилось: спор надо рассматривать не в арбитраже, а в общем суде. СМИ тех лет сообщали, что позже, уже в ходе банкротства авиапредприятия, самолеты ему вернули!

Споттинг в барнаульском аэропорту.
Александр Комков.

Так и умерло предприятие

Но еще до банкротства авиапредприятия случился еще один самолетный скандал. Вскоре после изъятия самолетов банк «Горный Алтай» рухнул и сам начал банкротиться. Конкурсный управляющий банка нашел самолетам арендатора — московскую авиакомпанию «Полюс».

Но теперь уже банк-банкрот оказался должен Барнаульскому авиапредприятию за обслуживание. И в один прекрасный день авиапредприятие не выпустило самолеты из аэропорта до погашения долга. Но это была уже агония. В том же 1998 году авиапредприятие накопило большие долги перед сотрудниками, у него начали снова изымать самолеты.

Так и умерло Барнаульское авиапредприятие, потеряв весь свой парк самолетов и вертолетов порядка 100 бортов, — писал Токаренко.

Затем на базе аэропортового имущества было создано авиапредприятие «Алтай». Но своего самолетного парка у него уже нет.

90-е.

Скандал с национализацией

Подобные истории, понятно, не вселяли уверенность в том, что российское правительство взяло правильный экономический курс. Недоверие к нему в те годы не раз демонстрировали проявляли краевые депутаты. В 1999 году они приняли постановление, которое в прокуратуре (да и в суде) интерпретировали как национализацию нефтебаз и заправок. Ни много, ни мало.

Документ родился не на пустом месте. В тот момент началась реструктуризация «Нефтяной компании „Роснефть“ и „Алтайнефтепродукт“ — по сути, крупная компания поглощала мелкую. И депутаты узнали, что нефтяники взялись за дело всерьез и вознамерились сократить количество нефтебаз и АЗС в крае.

Это, считали депутаты, нанесет значительный ущерб экономике. И тогда они решили забрать ненужное нефтяникам имущество — то есть речь не шла обо всех объектах компании.

Владимир Баварин и Александр Назарчук.
Михаил Хаустов

В марте 1999 года тогдашний спикер АКЗС Александр Назарчук подписывает постановление: принять в госсобственность Алтайского края нефтебазы и АЗС, находящиеся на территории края и ликвидированные в ходе реструктуризации (в приложении перечислялись 17 ликвидируемых и 7 законсервированных нефтебаз).

При этом депутаты посоветовали администрации края депутаты создать на основе ликвидируемых нефтебаз унитарное предприятие, а властям в районах — организовать их охрану. Нефтяникам же отправили бумагу — дескать, передаем ваше добро в госсобственность.

В НК „Роснефть-Алтайнефтепродукт“ весть об этом восприняли без восторга. А прокурор края с подходом депутатов не согласился и подал иск в суд.

Арбитражный суд Алтайского края.
Altapress.ru

Эмоции не помогли

Прокурор заявил, что собственником имущества является „Роснефть-Алтайнефтепродукт“. Обращение в госсобственность (то есть национализация) должна проводиться в соответствии со статьей 303 Гражданского кодекса — то есть стоимость имущества и убытки надо возместить. Но ничего этого постановление не предусматривало.

Нефтяники на суде завили, что заксобрание превысило полномочия и вмешивается в оперативную деятельность компании. Представитель же депутатов объяснил, что АКЗС руководствуется целесообразностью, а обеспечение нефтепродуктами имеет исключительно важное для региона значение. Но эмоции не помогли.

Отчуждение может производиться только по решению суда, а для государственных нужд — только при условии предварительного равноценного возмещения», — написали судьи.

Постановление депутатов признали недействительным 11 мая 1999 года. 28 мая депутаты его оперативно отменили.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость