Экономика

Важная бумага-1996. Интервью создателя первой в Барнауле сети супермаркетов незадолго до ее краха

Барнаулец Евгений Мухин (ныне живущий в Сочи) в начале 1990-х открыл вместе с партнерами первые в Барнауле супермаркеты в формате самообслуживания. В них продавали виски по цене двух пар кожаных сапог и конфеты ценой в четверть средней зарплаты за коробку. Первое в СМИ интервью с ним вышло в «Свободном курсе» в декабре 1996 года. Для фирмы это уже был закат. Но никто об этом не подозревал — даже сам Мухин.

Бизнесмен.
Бизнесмен.
Pixabay.com

Почему Мухин, или от автора

В 1990-х годах мы с интересом присматривались к тем, кто с нуля создавал бизнес. Еще недавно они были инженерами, учителями, юрисконсультами, на комсомольских собраниях осуждали буржуазный образ жизни. А теперь сами стали буржуазией.

Но главное — перед ними открылся мир и невероятные возможности. Мы пытались понять тогда, что за люди теперь куют ВВП страны, каков их подход к делу и как повлияли на них деньги и возможности — в те годы в газете вышла серия интервью с бизнесменами.

Евгений Мухин, гендиректор фирмы «Профи», — один из них. Он быстро взлетел на местный «олимп»: начинал с «комков» (коммерческих киосков), а уже 1992-м открыл супермаркет — первый в Барнауле.

К декабрю 1996-го, когда мы встретились, это была уже торговая сеть — пусть небольшая, всего пять-семь торговых точек, но тоже первая в Алтайском крае. Самому Мухину было всего 29.

Барнаул, пр. Красноармейский. На месте розового здания в 1990-е годы был супермаркет фирмы «Профи».
Altapress.ru

Будущее наступило внезапно

Супермаркеты фирмы «Профи» впечатляли яркими упаковками, невиданными товарами и — ну, конечно же, — дороговизной. Сам Мухин, недавний выпускник юрфака, хоть и носил стильные пиджаки и дорогие часы, выглядел скорее скромно. И перед журналистом держался «без понтов».

О том, что ездит на новеньком Volvo, говорил, скромничая: «Это экономит время».

Офис фирмы располагался не в самом престижном месте — на первом этаже старой многоэтажки на пр. Комсомольском, 75 — наискосок от нынешнего главного здания Сбера, которого тогда, впрочем, еще не было.

В интервью Мухин старался подать себя и свой бизнес в лучшем виде. Но честно признался, что не представляет будущее своего дела через пять лет. Будущее наступило внезапно: в 1997-м супермаркеты закрылись. Вот о чем он рассказал незадолго до краха.

В 1990-е в этом здании был супермаркет фирмы «Профи». Здание снесено.
Барнаул.фм.

«У меня был час времени на название»

— Евгений Анатольевич, есть такая точка зрения, что большинство нынешних российских бизнесменов пришли в бизнес из партийно-хозяйственной номенклатуры. Вы-то откуда взялись?

— Никаких постов в партийных или хозяйственных органах я не занимал. Окончил вуз, работал два года юристом на Барнаульском комбинате стеновых материалов. Потом организовал свою фирму. А что касается моего собственного происхождения, то оно у меня, скажем так, рабоче-крестьянское. Мама у меня проработала всю свою жизнь в аптеке, отец — в учебном пожарном отряде.

— С чего начинался ваш бизнес?

— С обычных коммерческих киосков. Четыре года назад единственным способом выразить себя в торговле были коммерческие киоски — если, конечно, не было большого капитала. Мы начинали практически с нуля.

Сначала у нас был один киоск, потом их стало пять, затем стали заниматься оптовой торговлей — мороженым, продуктами питания, начали открывать свои магазины. Самый первый кисок мы поставили напротив кинотеатра «Первомайский» (здесь сейчас торговый центр «Гулливер». — Прим. Altapress.ru), и этот киоск, кстати, вообще был первым в этом районе.

ТЦ «Гулливер». В 1990-е здесь был рынок, стояли киоски. Первым был киоск Евгения Мухина и его компаньонов.
Altapress.ru

— Вы говорите «мы», у нас — это значит, что вы были не один?

— Да, и, кроме работы, у нас было и остается еще одно совместное увлечение — футбол. Мы так и продолжаем работать вместе и играть вместе.

— Откуда взялось название «Профи» — не ваше ли увлечение спортом тут сыграло роль?

— У меня был час времени для того, чтобы придумать название. Все, что у меня было за все предыдущее время, как-то сложилось в эти пять букв.

— В нашей стране к торговле еще недавно относились… как бы это сказать — без одобрения. Вам не нужно было в себе что-то преодолевать, когда вы занялись коммерцией?

— Да нет, у меня никакого комплекса не было. Это было просто дело. Тем более что почти сразу мы стали делать и производственный цех — сейчас это уже фактически мини-заводик. Мы сами производим и пиццу, и всякие полуфабрикаты, недавно купили коптильный цех, в планах пекарня.

А если бы у нас были какие-то начальные накопления, мы, может быть, и начали бы с производства. Наш опыт говорит, что при нормальной организации дела и в наших условиях производство вполне способно выжить.

Евгений Мухин, 1996 год.
Олег Богданов, «Свободный курс».
Евгений Мухин, Сочи, 2010-е.
www.aksport.ru

Одним из партнеров Мухина и соучредителем «Профи» был Андрей Караваев, в те годы замдиректора по производству. После отъезда Мухина он создал фирму «Элора», которая продолжила производственное направление. Сегодня она делает салаты, полуфабрикаты, выпечку, замороженные продукты и кондитерские изделия. В Барнауле он развивает сеть кулинарных магазинов «Печки-Lavoчки» — их девять.

«Печки-Lавочки».
instagram.com/pechki_lavochki_brn

«У нас наладились большие связи»

— В ваших магазинах продается много алкоголя. С чем это связано? С тем, что вы сами к нему неравнодушны?

— Мы начинали свой бизнес с маленьких киосочков, которые торговали спиртным. Затем переросли в оптовую фирму, и у нас наладились большие связи по всей России с поставщиками. Причем с поставщиками именно качественного спиртного.

Эти связи во многом и определяют наш ассортимент, и, думаю, сейчас в Барнауле вряд ли кому-то удастся предложить покупателям такой же набор продукции, как у нас. Но, естественно, хотя и не отношу себя к людям, которые много выпивают, — праздники есть праздники…

— Напротив одного из ваших магазинов (на рынке «Первомайском») сидит пожилая дама, которая торгует продуктами со своего огорода. У нее всегда все дороже, чем у других, хотя и качеством обычно повыше. Я полагаю — это у нее такая ценовая стратегия. Зайдешь через дорогу в ваш супермаркет — и там все дорого. Это у вас тоже такая стратегия или случайно получается?

— Поначалу мы торговали только импортной продукцией, и сложилось представление, что мы — дорогая фирма. На самом деле сейчас многие товары у нас дешевле, чем, допустим, в «Сотом» или «Под шпилем», к нам ходят и пенсионеры, и ветераны.

Часть действительно дорогих товаров — это высококачественные продукты питания, и никто их не сможет продавать дешевле.

Уличная торговля.
Олег Богданов

— Интересно, как наши коммерсанты решают, что именно привезти их-за рубежа, — там ведь десятки тысяч разных товаров? Вы что-то пробуете на вкус? Везете что подешевле?

— Важно не то — дешево это или дорого, а важно — продается или нет. Мы четыре года занимаемся изучением рынка, и считаю, стали профессионалами по спиртным напиткам, по замороженным продуктам, по мороженому. За это время нам удалось понять спрос покупателей, и мы просто стараемся ему соответствовать.

— Некоторые политики возмущаются, что к нам завозится много импортной продукции, которая отечественного товаропроизводителя, по их мнению, разоряет. Объясните популярно, почему вы не торгуете отечественным сыром, курицей и прочим?

— Мы работаем с обеими кондитерскими фабриками Барнаула, с «Алтайскими макаронами», со вторым и пятым хлебокомбинатами — со всеми, кто чего-нибудь добился. Недавно наладили контакты с Овчинниковским мясокомбинатом (признан банкротом в 2011 году. — Прим. Altapress.ru). Продукция этого комбината — лучшая в крае, отнести ее к дорогой нельзя.

Импортное осталось, пожалуй, только спиртное — причем элитное, да еще то, что наши производители делать не могут: полуфабрикаты, приправы, соусы. Будет у нас производиться конкурентный товар — ради Бога. Нам однозначно будет выгоднее продавать наш, родной товар, чем везти что-то издалека.

Кондитерская фабрика «Алтай»
архив ООО «Кондитерская фирма»

Цены в супермаркете «Профи»

Цены на ряд товаров в супермаркетах «Профи» впечатляли. Так, на полках была колбаса по 16,8 тыс. рублей за 100 граммов. Между тем, в среднем килограмм (не 100 грамм!) колбасы в стране в 1996 году стоил 11,4 тыс. рублей (данные Росстата).

Бутылка виски «Джонни Уокер» в «Профи» стоила 967 тыс. рублей, коробка португальских конфет — 216 тыс.

Для сравнения: в том же году пара женских кожаных сапог в среднем по стране стоила 445 тыс. рублей, а средняя зарплата была — от 655 тыс. рублей в начале 1996 года до 1 млн в конце.

Евгений Мухин, директор ФК «Сочи». 2014 год.
Скан сюжета vesti-sochi.tv

«Мне не хватает жесткости»

— А говорят, в фирме «Профи» не такие уж большие зарплаты. Это так?

— У нас есть работники, которые в принципе не работают подолгу — например, продавцы, которых сейчас больше 100 человек. Я считаю, что просто неразумно платить высокую зарплату людям, которые проработают в фирме месяц-полтора и уйдут.

Те, кто в нашей фирме достаточно давно, чей профессиональный уровень сомнению не подлежит, получают вполне достойную зарплату. А если кто-то выполняет все требования, приносит что-то свое, новое — мы стараемся его отблагодарить, чем можем.

— Как вы реагируете на то, что кто-то не выполняет ваших требований, совершит какой-то просчет? Вы жесткий руководитель?

— Нет, мне порой этой жесткости как раз не хватает. А отношения строятся по-разному. Если человек работает достаточно давно и сделал какой-то просчет — к нему будет более лояльное отношение. Если он только пришел, для фирмы ничего еще не сделал и начинает совершать просчет за просчетом, наверное, лучше с таким человеком расстаться.

Владимир Гордейчик

Владимир Гордейчик, один из бывших сотрудников фирмы «Профи», рассказывал altapress.ru в 2014 году, какой был спрос на вакансии продавца. Фирме нужно было 12 продавцов. Разместили объявление — на собеседование пришли 300! «Выбирали вшестером часов 10. В итоге набрали таких звезд, что впоследствии многие вышли замуж за богатых сегодня людей города», — говорил Гордейчик.

«Вольво — это удобно и экономит много времени»

— Я слышала, что представители новой русской буржуазии во французских ресторанах выпивают за один вечер бутылку конька высшей марки. Тогда как сами французы в этом ресторане едва «осиливают» две таких бутылки за год. Это стремление к роскоши — оно у вас есть? В одежде? В чем-то еще?

— То, чем я пользуюсь, должно быть хорошим, качественным, удобным, — вот и все.

— Ну, а автомобиль у вас какой? Хороший, качественный?

— «Вольво 850-Т5». Это удобно и экономит много времени

— А живете вы…

— В обычной квартире обычного дома. Никаких коттеджей я не построил. Просто в определенный момент надо было выбирать — или что-то строить, или делать дело. Насколько я знаю, все, кто у нас возглавляет достаточно крупные фирмы в крае, поступили также. А коттеджи строят совсем другие люди.

— Дайте, пожалуйста, рецепт успеха «от Мухина». Входят ли в него, допустим, связи (имелось в виду — во власти. — Прим. Altapress.ru)?

— Связи? Однозначно нет. Успех — это, наверное, очень много труда, порядочность, доля везения и чуть-чуть предвидения.

Дом под шпилем в Барнауле.
Олег Богданов

«Мы всегда немного отстаем от Новосибирска»

— У нас, на Алтае, крупных торговых фирм — раз, два и обчелся. С чем это, по-вашему, связано? Может, капиталу у нас неуютно, и он уходит в другие регионы? Или нет способных людей?

— Еще не время, наверное. Для того, чтобы возникли крупные торговые компании, требуется какое-то накопление капитала. В Москве оно произошло достаточно быстро. В Новосибирске — позже, но уже сейчас там много крупных торговых компаний. Гораздо больше, чем было год назад.

Мы — чуть-чуть на окраине и всегда немного отстаем от Новосибирска. Поэтому, думаю, через год-два и у нас сформируется круг крупных торговых компаний, которые смогут этот начальный капитал собрать и занять достойное место в бизнесе. И вложить эти деньги в экономику края.

— Сейчас в торговле появилась конкуренция. Вы конкурентов не боитесь? Или, допустим, не пытаетесь с ними договориться о разделе рынка?

— Поделить рынок мы пытались года два назад. Но я понял, что из этого ничего не получится и в конечном итоге рынок поделит сама экономика.

— Ну и последний вопрос: какой вы видите свою фирму через пять лет?

— Направление нашей работы определяется каждый квартал, поэтому так далеко я не заглядываю. Сейчас основные наши помыслы связаны с открытием сети продовольственных магазинов в Барнауле. Мы хотим, чтобы они были лучше других.

Сочи, мини-маркет торговой сети «Кайрос» Евгения Мухина.
ru.esosedi.org

Что было дальше

А в 1997 году супермаркеты неожиданно прекратили работу. Редакция отправила меня выяснять обстоятельства. В офисе фирмы было почти пусто — несколько растерянных людей не знали, что сказать. Мухина не было.

Бизнесмен Олег Баварин, сдававший в аренду под супермаркет здание на пр. Красноармейском, 58 (ныне снесенное), рассказал: «Он мне задолжал за аренду».

Кто-то из коллег услышал, что из магазинов вывезли почти все товары, а причастен к этому таинственный Фонд социальной помощи заключенным. Его источник называл это возможной причиной краха.

Евгений Мухин, директор ФК «Сочи». 2014 год.
Скан сюжета vesti-sochi.tv

Так появилась заметка о крахе «Профи». А вскоре мне позвонил раздраженный представитель фонда и «забил мне стрелку» — предложил встретиться. Коллеги предупредили: работают там ну очень непростые люди — но я согласилась.

Фонд арендовал площади в Доме быта пр. Ленина, 106. Общались мы по-дружески. Главный объяснил, что фонд действительно вывез из супермаркета товары — но они просто забрали свое. Очевидно, фонд помощи заключенным был одним из поставщиков в магазины фирмы.

Я предложила опубликовать уточнение — тот не настаивал. «Мы про вас узнавали, о вас говорят уважительно», — объяснил он. Комплимент мне показался сомнительным, тем не менее простились мы, что называется, на позитиве. Уточнение «СК» все же опубликовал.

Сейчас же говорят, что «Профи», скорее всего, была закредитована и не смогла расплатиться.

Уличная торговля. Пенсионерка.
Михаил Хаустов

Что случилось с Евгением Мухиным

А 30-летний к тому моменту Мухин уехал в город черных ночей — Сочи. Со стороны это выглядело как бегство от проблем — казалось, он не пытался спасти бизнес, которому он и его компаньоны отдали столько энергии.

В том интервью «СК» он поведал, что женат, воспитывает двоих детей. Но на юг он подался не с женой, а с молоденькой докторшей Яной Рудковской — ныне известной бизнесвумен, телеведущей, продюсером и вообще — гламурной дивой.

Пишут, что в Сочи Мухин оказал ей посильную помощь в открытии салонов красоты — и она это не отрицала. Они расстались в 2001-м — Рудковская вышла замуж за бизнесмена покруче — шурина мэра Москвы.

Яна Рудковская, наше время.
@rudkovskayaofficial

Сам же Евгений Мухин занялся привычной ему торговлей. В 2010-х годах у него была крупная сеть мини- и супермаркетов «Кайрос» в Сочи (около 40 магазинов, кафе и распредцентр). Но фирма, которая их развивала, обанкротилась.

Разорились и другие юрлица Мухина, которые подхватили торговый бизнес. А затем признали банкротом и самого гражданина Евгения Мухина — он задолжал кредиторам 118 млн рублей. Процедура реализации его имущества до сих пор продолжается под присмотром суда.

В 2014 году он попытался помочь развитию любимого футбола — возглавил клуб «Сочи». Обещал возродить сочинский футбол, но вступил в конфликты с братьями Акелькиными — кстати, тоже выходцами с Алтая. Хватило его ненадолго — вскоре он ушел с поста директора ФК, а потом закрылся и сам клуб.

А начало казалось многообещающим.

Кто такой Евгений Мухин

Родился 14 марта 1967 года в Барнауле. Закончил школу № 74, юрфак АлтГУ. В студенческие годы был на хорошему счету. Служил в армии. Два года работал юристом на промышленном предприятии. Затем занялся бизнесом.

Подпишитесь на главные новости нашего сайта через соц-сети

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость