Экономика

Важная бумага-1991. Интервью с одним из первых предпринимателей на Алтае из плеяды спекулянтов

Сразу обращаем особое внимание на то, что это интервью было опубликовано в газете «Свободный курс» 30 лет назад — в то время, когда Советский Союз уже вовсю трещал по швам — вернее, по границам еще союзных республик. Но статьи Уголовного кодекса СССР, карающие за «нетрудовые доходы», еще не были отменены. Статья 154 УК приписывалась тем гражданам, которые скупали и продавали товар с целью наживы. В стране советской это правонарушение называлось «спекуляцией». За такие действия предусматривалось наказание до 7 лет тюремного заключения, причем с конфискацией имущества.

Герб СССР заменяют на герб России.
Герб СССР заменяют на герб России.
Михаил Хаустов

От ведущего рубрики

Если бы подобная статья действовала до сих пор, в места не столь отдаленные можно было бы отправить сотни тысяч и даже миллионы граждан России: от генеральных директоров крупнейших торговых компаний до владельцев единственной мелкой торговой точки.

Действительно, по нынешним временам кажется диким, что человек, просто закупающий оптовые партии товаров по одним ценам, реализующий их по другим и получающий с этого определенную прибыль, был вынужден рисковать свободой (и даже жизнью!) и не только скрывать свою фамилию от читателей, но и «шифроваться» от друзей и знакомых.

Кстати, корреспондент «Свободного курса» Ирина Чанцева, беседовавшая тогда с бизнес-подпольщиком, сейчас и сама является известной предпринимательницей, владелицей магазинов стильной женской одежды. Воистину, «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется»…

Леонид Вихрев, директор школы практической журналистики ИД «Алтапресс».
Анна Зайкова.

Пусть вас не удивляют цифры и цены, упоминающиеся в материале. Помните, что коробок спичек стоил тогда 1 копейку, проезд в трамвае — 3 копейки, беляш с мясом — 17 копеек, а ваш покорный слуга, пришедший после университета на должность корреспондента газеты «За Родину» завода «Трансмаш», получал тогда 60 рублей аванса и 67 рублей зарплаты. Правда, квартальные премии были весьма неплохи…

Но это, как говорится, другая история.

Человек, в кармане которого 50 штук

Он сам не знает, как называется его профессия. С точки зрения тех, кто больше любит считать чужие деньги, он — спекулянт. Себя он ощущает коммерсантом. В его руках деньги могут делать деньги. А это во всем мире называется коммерцией.

На Старом базара убирают палатки с Мало-Тобольской. 2013 год.
Анна Зайкова

Он никогда не воровал, не приписывал, не брал взяток, короче, перед своей совестью чист. Но от соседей, друзей, даже родственников тщательно скрывает свою деятельность. Значит, «теневик».

Жаль, что сегодня нельзя записать в трудовой книжке «коммивояжер». А работа Игоря К. как нельзя лучше подходит к этой должности — когда-то, в дореволюционные времена, почетной и уважаемой, а сейчас легко подходящей под статьи УК о нетрудовых доходах.

— Сколько времени прошло с тех пор, когда коммерция стала твоей единственной профессией?

— Чуть больше года.

— А я ожидала услышать о стаже со школьной скамьи, о постепенном привыкании к вкусу «легких» денег. С чего началась твоя карьера коммерсанта?

— По профессии я врач. Лечил людей и получал свои 110 рублей. А чуть больше года назад решил как-то сделать жене подарок на день рождения, зашел в коммерческий магазин и увидел, что даже за весь оклад доктора я ничего не могу купить.

Памятник «челнокам» в Бердске.
Анастасия Солодкова

Решил попробовать съездить к западным границам, купить что-нибудь и постараться перепродажей окупить свои расходы. До этого я даже на барахолке никогда не был. Весь мой первоначальный капитал равнялся двум тысячам рублей — подарок родителей на свадьбу.

Первый раз привез по мелочи — жевательную резинку, помаду. Цель второй поездки была уже не просто «окупиться», а «наварить» деньги. После чего с работы уволился, трудовую книжку положил дома и целый год катался сам по себе. Совсем недавно стал трудиться на одну фирму.

— Первоначальный капитал равнялся двум тысячам. Какой капитал у тебя сегодня крутится в обороте?

— Не меньше 50 тысяч в поездку.

Типичное торговое место челнока из 90-х. На земле кусок ткани, а на ней «мальвины», «монтаны», «ливайсы» и «пирамиды» за какие-то совершенно нереальные деньги.
открытые источники

— Какую прибыль можно с них «снять»?

— Совершенно не напрягаясь — 20 тысяч. Азбука проста — чем больше денег, тем больше берешь товара, значит, он будет дешевле, следовательно, больше навариваешь.

— По нашим провинциальным меркам, ты, наверное, крупная коммерческая акула. А как ты думаешь, много или нет в Барнауле коммерсантов такого уровня?

— Думаю, не больше десятка.

— Ты оптовик, а в приграничных городах тоже имеешь дело с оптовиками?

— Только с ними. Разница в ценах между оптовиком и черным рынком того города всегда не меньше 20 процентов. Наши отношения строятся на жесткой дисциплине. Раз в десять дней меня ждут в назначенное время. Не успел, не смог — никого не волнует.

Мафия бессмертна

Старый базар в 2000-е годы.
Дмитрий Кудрявцев

— Из прессы и рассказов очевидцев известно, что пограничные барахолки контролируются мафиозными группами, рэкетом все схвачено и залетных птичек жестоко наказывают…

— Так оно и есть. Как правило, минимум 500 рублей платишь, чтобы вывезти большую партию товара из города. Кстати, организация там очень серьезная — заплатил «налог» один раз, и больше с тебя его уже не потребуют.

— Можно узнать некоторые чисто технические детали, если это, конечно, не профессиональная тайна? Как перевозятся суммы денег, крупная партия товара, чем владеешь для безопасности своей жизни?

— Деньги только наличными, а товар весь с собой. Вся моя безопасность — в счастливом везении. Раньше был газовый баллончик, и тот милиционер в аэропорту забрал.

Газовый баллончик.
lifun.ru

Из учебника политэкономии

— В институтах все мы учили политэкономию. Вернее, мы не учили, а «сдавали». Тебе помогают теоретические знания на практике?

— Разумеется. Тем более, что по политэкономии имел «автомат». Настоящий коммерсант никогда не будет завышать цены. Ведь куда важнее скорость оборота капитала. Мой товар сдается в коммерческие магазины как минимум на 20 процентов дешевле, чем обычно.

— Какой товар сегодня самый ходовой?

— Машина Toyota для мужчин и «резиновые» джинсы для девушек (Смеется).

Джинсы. Одежда.
СС0.

— Сейчас ты работаешь на фирму. Что это тебе дает? Пристроенную трудовую книжку?

— Конечно, нет. Совдеповская пенсия меня вообще не интересует. Крыша фирмы дает какую-то безопасность и помогает увеличивать обороты капитала. Не имею там никаких прочных окладов. Ежемесячно могу рассчитывать от сделанной самим же прибыли. Не будет прибыли — не будет и зарплаты.

Отношение к деньгам у меня двойственное. Мои деньги не предназначены для того. чтобы все их тратить. Есть определенная сумма, которая должна постоянно расти, я ее никак не могу терять, она должна быть в обороте. Понимаешь. деньги для меня — это ведь и предмет, и средство труда одновременно.

Памятник «челнокам» в Бердске.
Анастасия Солодкова

Мне действительно в перспективе хотелось бы завести свое дело. Но для этого нужен капитал. Допустим, я хочу завести свой кирпичный заводик, но для этого потребуется хотя бы 3 млн рублей. Пока я живу с семьей в однокомнатной квартире и мечтаю иметь свой хороший дом, но и на это сегодня надо выложить тысяч 100.

— Сколько длится твой рабочий день?

— Двадцать четыре часа в сутки. Я сплю, а во сне мне цифры снятся.

— Что привлекает тебя в работе кроме денег?

— Конечно, деньги — не единственное. Моя работа — это ведь образ жизни. Я в самолетах летаю чаще, чем в автобусах езжу. У меня вся жизнь «на крыльях». Азарт люблю. Это своеобразная игра в деньги. Рыбаки ловят рыбу не только потому, что голодны и хотят ее съесть.

Зарплата. Кошелек.
CC0

— Какая проблема для тебя сейчас самая неразрешимая?

— Я думаю, при настоящих рыночных отношениях мои обороты только вырастут. Тогда и сфера моей деятельности перестанет быть «теневой». Мы ведь никого не обкрадываем, потребитель от нас только получает. Товар, который я везу, весь идет из-за границы, вещами с баз и государственных магазинов я не торгую. От свободных цен пострадают работники государственной торговли, тогда нечего будет спрятать под прилавок и перепродать.

Весь наш класс живет сегодня надеждой, что когда-нибудь кончится это абсурдное состояние перехода к рынку и борьбы со спекуляцией.

Вместо эпилога

Отпуск с дегустацией — «Сибнова-Барнаул» приглашает в Черногорию.
Архив компании «Сибнова».

Как удалось выяснить автору, в настоящее время герой материала живет в одной из европейских стран.

От активных занятий бизнесом он отошел и живет на доходы, получаемые от средств, вложенных в недвижимость. Не кирпичный заводик, но тоже очень даже хорошо…

Беседу вела Ирина ЧАНЦЕВА

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость