Политика

Важная бумага-1993. Как молодой и перспективный политик Владимир Рыжков оценивал итоги первых выборов в Госдуму

Очередной выпуск исторической рубрики «Важная бумага» посвящен большому политическому событию в стране. 12 декабря 1993 года состоялись выборы депутатов Государственной Думы России самого первого созыва. Наверное, мало кто помнит сейчас, что по партийному списку тогда победила ЛДПР Владимира Жириновского, опередившая «серебряного» («Выбор России») Егора Гайдара и «бронзового» (КПРФ) Геннадия Зюганова — призеров парламентской гонки.

Владимир Рыжков.
Владимир Рыжков.
facebook.com/vladimir.ryzkov

От ведущего рубрики

В народе этот неожиданный результат назвали «победой тех, кто решил приколоться», а встревоженная политическая элита всерьез заговорила о «возрождении фашизма» в стране, чему немало поспособствовал и сам Владимир Вольфович, увековечивший себя фразой о русском солдате, моющем ноги в Индийском океане…

27-летний Владимир Рыжков на момент нашей с ним беседы занимал пост секретаря (по сути — кадрового и «идеологического» замглавы) администрации Алтайского края.

Буквально через несколько дней после публикации станет известно, что он, даже проиграв одномандатные выборы, тем не менее, прошел в Госдуму по партийному списку.

Впереди у Рыжкова было 14-летнее депутатство, высокие госдумовские посты, уход в оппозицию, травля со стороны властей, политическое забвение, попытки политического возрождения… И сейчас Владимир Александрович — фигура весьма заметная в оппозиционной среде. Но насколько у нас сейчас заметна сама оппозиция — вот в чем вопрос.

Леонид Вихрев, «Свободный курс».
ИД «Алтапресс»

Мы узнали, какие мы есть

Совсем недавно секретарь краевой администрации Владимир Рыжков дал интервью нашей газете как кандидат в депутаты Государственной думы от блока «Выбор России».

Результаты голосования известны. Тем не менее Владимир Александрович вновь согласился встретиться с корреспондентом «СК», чтобы поделиться с читателями своими оценками ситуации, сложившейся после 12 декабря.

— Итак, Владимир Александрович, что случилось, то и случилось. Кто-то называет итоги выборов поражением демократов, кто-то говорит чуть ли не о победе, имея в виду сумму голосов, набранных Гайдаром, Шахраем, Явлинским и т. д.

— Я не хочу говорить ни о победе, ни о поражении, и думаю, все эти события нужно рассматривать в совершенно иной системе координат.

Прежде всего надо сказать, что это были первые выборы, на которых выяснилось, реальное соотношение сил в нашем обществе. Никто никого не давил, не ломал, не было глобальной конфронтации. И мы впервые получили не московские социологические опросы, которые, как выяснилось, ничего общего с реальностью не имеют, а неприукрашенную картину российской политической действительности.

Владимир Рыжков, политик, депутат Государственной Думы от Алтая 1−4 созывов, председатель движения «Выбор России».
Олег Богданов

— И на какие же выводы наталкивает эта картина?

— Прежде всего — пассивность почти половины россиян, не пришедших на выборы. У нас что, сплошная стабильность, когда не обязательно принимать какие-то решения, делать выбор? Нет, в стране кризисная ситуация, в которой от каждого голоса зависит очень и очень многое.

Отсутствие гражданского общества, слишком большое количество аполитичных людей приводит к тому, что важнейшие решения за одних принимают другие.

У нас нет нормального гражданского воспитания, нет сильных неправительственных гражданских ассоциаций, нет мощного местного самоуправления, нет по-настоящему свободной прессы, которая бы не позволила Жириновскому практически без сопротивления сеять свои мифы.

Встреча Жириновского с избирателями
Олег Богданов

— Ну вот, значит, и вы повторяете слова одного высокопоставленного российского чиновника, что в победе Жириновского повинны пресса, радио и телевидение?

— Я говорю не о конкретной предвыборной кампании. Смотрите: Жириновский уже года три «на плаву», а никто толком не знает даже его биографию, нет своеобразного «реестра» его высказываний, нет глубоких журналистских работ на тему «жириновщины».

Но это не упрек прессе, это просто попытка анализа того, что у нас отсутствует, что привело к политической пассивности одних и к политической наивности других. Ведь был выбор между прагматическими программами и утопией. И десятки миллионов выбрали утопию.

Произошла недооценка той власти, которую они дают в руки депутатов. Я встречался с людьми, которые говорили: «А мы назло проголосовали за Жириновского. Пусть он им там врежет, пусть они там покрутятся!». То есть серьезные вещи воспринимается как какая-то игра.

1999 год, Жириновский в Барнауле.
Олег Богданов

— А Владимир Вольфович взял да и на лихом коне взлетел на политическую вершину, где до него боролись друг с другом лишь два политических монстра: демократический и прокоммунистический…

— Вот в том-то и уникальность нынешней политической ситуации в России. Многие страны сейчас переходят от принудительного хозяйства к свободному рыночному. И во многих странах на последних выборах реформаторы терпели поражение. Но ведь оппозицию им составляли левые силы — бывшие коммунисты, так или иначе переименовавшие свои организации. И лишь у нас на той самой политической вершине появилась реальная третья сила, исповедующая фашистскую идеологию.

— Давайте определимся, как говорится, на этом берегу. Вы считаете, что жириновщина — это классический фашизм наших дней?

— Не просто классический. Я даже думаю, что Жириновский не вполне учитывает специфику России, дословно цитируя Гитлера. Причем так дословно, что это уже входит в противоречие с нашей реальностью.

— Например?

— Да возьмем хотя бы название его партии: либерально-демократическая. Думаю, далеко не всем известно, что Гитлер определял свой режим в Германии, как либеральную демократию. Это был официальный термин.

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский.
ldpr.ru

В чем суть фашизма? В соединении двух вещей: агрессивного национализма и социальной демагогии. Теперь возьмите лозунги ЛДПР. «Россия — для русских!». «Границы России должны только расширяться!» И это — не национализм?

В книге Жириновского «Последний бросок на юг» есть примерно такая фраза (не берусь цитировать дословно), что, де, я мечтаю о том дне, когда простой русский солдат омоет свои сапоги в теплых водах Индийского океана. Этот человек открыто говорит о завоевательных планах. А что касается социальной демагогии, то ее в речах Владимира Вольфовича, по-моему, предостаточно.

Поэтому я со всей ответственностью говорю, что Жириновский — это фашизм. И пусть никто не строит никаких иллюзий: ни тот, кто голосовал за ЛДПР, ни тот, кто голосовал против.

— Вы довольно жестко отозвались о тех, кто не сумел сориентироваться в предвыборных баталиях. Может быть, это просто обида за поражение «Выбора России», в чей общефедеральный список входили и вы?

— Разумеется, нет. Люди сами свободно голосовали за того, кто им по душе. И упрекать, а тем более винить их за это невозможно. Я же пытаюсь рассуждать не о том, почему они сделали такой выбор, а о том, почему они его сделали.

Владимир Жириновский среди рок-музыкантов
СС0.

— И вы приходите к выводу о том, что фашизм в России — это уникальное явление…

— Не просто фашизм, а фашизм на пороге власти. В нормальном обществе существует такая же двухпартийность, которая с определенными натяжками была у нас в «дожириновскую эпоху».

С одной стороны, это либеральные консерваторы, выступающие за более свободный рынок и уменьшение влияния государства на все экономические процессы, а с другой — социал-демократы, стоящие за контролируемый рынок и за усиление роли государства.

Эти две силы конкурируют между собой и периодически сменяют друг друга у власти. Третьей же силы, подобной Жириновскому, нет сейчас ни в одной цивилизованной стране мира. Точнее, она есть, но находится на задворках политической жизни. Зато, повторюсь, она появилась в России. И это очень тревожный симптом.

— Вы проводите какие-то аналогии с Германией накануне прихода Гитлера к власти?

— От этих аналогий уйти невозможно. Ведь до конца 1920-х годов в Германии существовал традиционный расклад политических сил. Затем появился Гитлер, победивший на законных выборах, назначенный рейхсканцлером и уже потом начавший уничтожать своих политических противников.

Владимир Рыжков.
Олег Богданов

— Но почему же эта треклятая третья сила появилась именно у нас, в стране, больше других пострадавшей от фашизма?

— О слабости демократических традиций мы уже говорили. Весь парадокс заключается в том, что демократия — это штука опасная. И если не уметь с ней обращаться, она может покалечить общество. И демократия просто обрушилась на Россию, в которой последняя (и чуть ли не первая) попытка ввести какие-то демократические институты была при Временном правительстве. В итоге же получился закономерный результат.

Кроме того, ни у демократии, ни у коммунистов не оказалось яркого, мощного, харизматического лидера, который мог бы конкурировать с Жириновским и был способен столь же доходчиво и даже, если хотите, демагогично отстаивать предвыборные ценности своей партии. Коммунисты были бледны, демократы были бледны. Жириновский был ярок, и он победил.

— У вас есть прогноз насчет будущего развития событий?

— Сейчас явно наметились два полярных отношения к победе Жириновского. Первое — это панические вопли, подготовка к созданию разнообразных антифашистских фронтов, комитетов, ассоциация и т. д.

Второе — это своеобразный «пофигизм». Мол, ничего страшного не случилось, все равно по одномандатным округам прошло немало демократов. И они «задавят» в Думе фракцию жириновцев.

Владимир Рыжков путешествует по Алтаю.
www.facebook.com/vladimir.ryzkov

Мне кажется, что думать нужно о другом. Не столь важно, сколько сторонников Жириновского будет в парламенте. Важно, чтобы укреплялись традиционные политические элиты. И здесь, я не разделяю коммунистов и демократов, а, наоборот, считаю, что они могут в чем-то поддержать друг друга. Ибо при всех идеологических разногласиях и те, и другие заинтересованны в укреплении конструктивной оппозиции в пику фашиствующей демагогии.

— Что-то с трудом я представляю, допустим, гайдаровско-зюгановский альянс…

— Конечно, речь идет не о рекламном братании лидеров. Демократы уже повторили ошибку своих германских «единомышленников», допущенную 60 лет назад. Они раскололись, они дрались между собой, а Жириновский, не встречая практически никакого сопротивления, прошел в парламент.

Алексей Кудрин и Владимир Рыжков.
Олег Богданов

Второй раз такую ошибку допустить нельзя. Поэтому сейчас в принципе всем можно и нужно договориться. Коммунисты в своей программе не выдвигали экстремистских лозунгов. Да, мы считаем, что их экономическая программа ведет страну в тупик. Но в политическим плане они имеют сегодня определенные конструктивные принципы, которые совпадают с общедемократическими.

Так, нынешние коммунисты выступают за то, что парламент должен быть подконтролен народу, что должна быть свобода выбора, состязательность. А самое главное — то, что они за мирное решение всех политических вопросов. И поэтому нет ничего необычного в том, что авантюристы смогут объединиться в борьбе против авантюристов.

— Все это хорошо, все это, наверное, правильно. Но вот в новом парламенте происходит сближение всех антиавантюристов. А за его стенами продолжается раздрай в экономике, растет безработица, свирепствует инфляция и т. д. И на этом фоне демагог Жириновский сулит всем нам златые горы и молочные реки. Какой толк будет от этого политического альянса?

— Может, это прозвучит категорично, но если через два года мы не добьемся заметных экономических успехов, то очень велика вероятность того, что Жириновский наберет абсолютное большинство голосов на следующих президентских выборах.

Я не верю во фронтальные успехи на всех направлениях экономики и во всеобщее благосостояние и процветание. Но реально можно добиться успеха отдельных секторов экономики. Например, на Алтае появляются десяток-полтора предприятий, которые прочно вписываются в отечественный и мировой рынок, получают постоянные рынки сбыта…

И таким образом мы получим все больше и больше островков стабильности, на фоне которых сформируется нормальная рыночная инфраструктура: это и современная цивилизованная торговля с хорошим сервисом и гарантиями качества, и качественная банковская конкуренция, когда деятельность банков не будет раздражать производителей так же, как сейчас.

Госдума РФ.
er.ru

И в этом случае Жириновский по-прежнему будет занимать видное место в российском парламенте, но его влияние, несомненно, снизится.

— Насколько велика вероятность того, что Ельцин поступит «проще» и воспользуется своим конституционным правом роспуска Госдумы? Допустим, он три раза предлагает на пост премьер-министра заведомо «непроходную» фигуру, после чего прекращает деятельность несговорчивого парламента и назначает новые выборы.

— То, что я скажу, является сугубо личным моим мнением. Я не верю в роспуск этого парламента. Абсолютно. По той простой причине, что роспуск второго законодательного органа будет означать верную политическую смерть Ельцина.

Так что, по всей видимости, Президент будет искать пути сближения с этим составом парламента, будет пытаться через своих сторонников проводить новые законы, необходимые новой России.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость