Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«Мне досталось то, что досталось». Татьяна Черникова рассказала о том, чем ей нравится работа в Алтайском Сбербанке

Газета «Ваше дело» и АСП продолжили цикл встреч молодых предпринимателей с известными представителями бизнеса Алтайского края. У нас в гостях уже побывали Александр Ракшин, Александр Терновой и Юрий Никитин. На этот раз на встречу с молодыми бизнесменами пришла Татьяна Черникова, управляющая Алтайским отделением Сбербанка. Вход на это мероприятие по традиции открытый. И разговоры всегда получаются очень открытыми.

Татьяна Черникова.
Татьяна Черникова.
Анна Зайкова

Для местного бизнес-сообщества Черникова человек относительно новый: на Алтай она переехала в феврале 2011 года из Новосибирска. Именно с ее приходом в местном Сбербанке началась кардинальная перестройка. Для бизнеса местами болезненная — многие предприниматели жаловались на жесткий подход и участившиеся отказы в кредитах. Однако сегодня чаще говорят об успехах Черниковой — 2012 год Алтайское отделение закончило с рекордной чистой прибылью 9,5 млрд. рублей.

«У меня никаких тайн в этой жизни нет — задавайте любые вопросы», — заявила в начале встречи Татьяна Ивановна. С аудиторией она общалась почти два часа. И впервые публично рассказала о своих впечатлениях от алтайского бизнеса, первых сложных месяцах и личных секретах успеха.

Про себя

— Мне 44 года, из которых 22 я работаю в Сбербанке. После окончания института я пришла операционно-кассовым сотрудником и работала контролером-кассиром по обслуживанию физлиц. Занималась разной работой — принимала коммунальные платежи, была бухгалтером по обработке пенсий КГБ и МВД и так далее. У меня все получалось, и довольно скоро я стала начальником сектора внутри маленького отделения. Через четыре года стала работать в территориальном банке в Новосибирске начальником отдела по оптимизации налогообложения. После 2001 года я была переведена заместителем в Юго-Западный банк Сбербанка — это Ростов, Краснодар, Адыгея. В 2004 году вернулась в Сибирский банк, когда здесь произошла полная смена команды. А после присоединения Алтайского банка перешла сюда. Честно скажу, что об этом я узнала в январе 2011 года, а уже 9 февраля приступила к обязанностям.

Мне очень нравится работать в Сбербанке, потому что он дает возможность развиваться. Заходишь на участок — месяц на адаптацию, понимаешь, о чем речь, и начинаешь улучшать процесс. Просто градус ответственности постоянно повышается.

Про критику

— Я понимала, что должно пройти время, чтобы меня перестали воспринимать как варяга. Так совпало, что, как только я вступила в должность, Сбербанк изменил систему выдачи кредитов предпринимателям. Появилась рейтинговая система, кредитная фабрика, заработала совсем другая модель принятия решений. Решения стали принимать не только на местах — к процессу подключается команда андеррайтеров, которая призвана снижать риски на местах.

Естественно, я пыталась донести до клиентов, что изменения — это не моя прихоть, а что таким образом я внедряю философию и принципы Сбербанка России. Подготовительная работа к изменениям велась в Сбербанке с 2007 года, и предполагалось, что к 2011 году все клиенты будут к этому готовы. Но здесь этот блок работы не был сделан, поэтому мне досталось то, что досталось. Был такой этап, когда фактически по-живому мы внедряли новую модель принятия кредитных решений. Это был очень болезненный процесс. Я была критикуема всеми — что вот пришла и начала все по-своему делать. Не по-своему. По-сбербанковски.

Про долги

— Есть такой совершенно конкретный показатель, который измеряет устойчивость бизнеса, — соотношения долга и EBITDA. Он показывает, за какое количество лет данный клиент сможет отдать конкретный кредит. Когда я ехала из Новосибирска, то понимала, что для торговли этот показатель должен составлять 3,5−4 года, для инвестиционных проектов — 7 лет. Как мне казалось, каждый сбербанковский работник знает все это, как Отче наш.

Когда я появилась здесь, не скрываю, мне первые пять кредитных комитетов было очень тяжело. Мне предлагали выдать кредит на 50 млн. рублей, а я вглядываюсь в экономику по клиенту и вижу, что показатель по долг/EBITDA составляет 330! То есть за столько лет клиент вернет кредит. Это крайнее, что я видела в своей жизни. Самый «лучший» долг/EBITDA на том кредитном комитете был 28. Но мы не можем дать такой кредит — он никогда не вернется.

Я тогда поняла, что в таких условиях мы вообще не сможем решать вопросы. Я начала активные консультации с клиентами. Сажала их напротив себя и рассказывала азы экономики, объясняла, зачем нужна отчетность и почему мы ее проанализируем. Я понимала, что после первого разговора выйдут и скажут: два месяца назад все было замечательно, а теперь пришла Черникова и рассказывает ерунду.

Но все закончилось замечательно — для нас и клиентов. По той причине, что люди стали понимать, что это не прихоть. Что надо заботиться о своих финансовых показателях, платить налоги и развиваться. Сегодня у нас нет ни одного плохого показателя по долговой нагрузке, хотя клиенты те же. Вчера разговаривала с клиентом, который был в первом эшелоне дискуссий, — по всем финансовым показателям его компания была банкротом. Спустя два года он меня поблагодарил, что тогда мы этим занимались. Потому что сегодня уже все банки работают по таким стандартам.

Про переписку

— В 2011 году мне было очень тяжело. Я работала по 16−18 часов в сутки. Сейчас намного легче — работаю по 12−14 часов. Но у меня до сих пор есть одна проблема — я сплю три часа в сутки, потому что очень многое приходится доделывать после работы в электронном режиме. У меня есть электронный адрес, он указан на визитках, которые лежат в каждом филиале. Мне туда активно пишут, и я все читаю. Я в постоянной переписке с клиентами Сбербанка.

Про таланты

— Самое интересное, что я люблю делать, — это формировать команду. Как только ты найдешь нужных людей и правильно их расставишь, закончишь процесс наставничества и переходишь к делегированию, начинается самое интересное.

Сегодня я абсолютно довольна своей командой Алтайского отделения. Кстати, наша команда стала лучшей во всем российском Сбербанке по качеству обслуживания физлиц. Это была тайная проверка качества филиальной сети. По ее результатам Алтай набрал 96 баллов из 100 возможных. Следующий регион набрал только 80 баллов. Наша команда работает ритмично, потому что знает цель и результат, к которому стремится.

Второе мое любимое дело — находить таланты. Сейчас я смотрю на команду Сибирского банка — некоторые ребята были взяты с магистратуры университета, а сейчас доросли до уровня зампредов территориального банка. Это удовольствие — разглядеть кого-то, кто за 10−15 лет сделал огромный карьерный рост.

Про ошибки

— Я не могу сказать, что не совершаю ошибок с подбором кадров. Я делаю ошибки. Но надо вовремя признать, что ты ошибся, и не мучить человека и себя. Надо подобрать ему другое место в системе либо попрощаться. Вот этот второй шаг всегда надо уметь делать, и лучше с ним не затягивать.

Как разглядеть талант? Люди все лучше умеют себя продавать. Но когда человек попадает в боевую ситуацию, то все это оголяется и видно, какой он на самом деле. Поэтому моя личная рекомендация: когда ты принимаешь человека на работу, не жалей времени на общение с ним. Вторая рекомендация — не надо полагаться только на свое личное мнение. Когда человек заходит ко мне в кабинет, он прошел уже двух моих коллег по его профильному направлению. При отборе на ключевые позиции есть еще и профессиональное психологическое тестирование. Но это сейчас такое есть, а раньше приходилось полагаться только на опыт. Сегодня мне достаточно пообщаться с человеком пять минут, и почти все становится понятно. А талантливых ребят всегда видно — у них как будто нимб. Но общих черт нет — все индивидуально. И еще рекомендация: надо посмотреть на человека в трех ситуациях, причем в разной обстановке.

Про технологии

— Клиентоориентированность от нас никуда не уходила. Технологичность идет во благо клиенту. Если бы вы три года назад пришли в Сбербанк, вашу сделку бы рассматривали пять дней. Сейчас вы можете получить кредит за день-два, и все больше случаев, когда решение принимается за несколько часов. То же самое по малому бизнесу — решения принимаются за три дня. Поэтому все технологические изменения делаются ради клиентов.

И я не могу согласиться, что мы на местном уровне никак не влияем на процесс принятия решений. Во-первых, чтобы заявка попала к андеррайтеру, мы сначала должны ее рассмотреть здесь. Во-вторых, открою секрет. Если мы заинтересованы в выдаче кредита, а андеррайтеры против, то у меня есть право принять окончательное решение. И я так делаю постоянно. Когда я поступила так в первый раз, меня Москва пожурила. Но потом пришло понимание, что я для этого здесь и управленец, и председатель кредитного комитета, чтобы принимать решение. Хотя порой андеррайтеры замечают то, чего мы не видим.

Про жителей края

— Во всех регионах России живут абсолютно разные по ментальности люди. Везде совершенно разные подходы, надо по-разному говорить с людьми. На Алтае живут другие по ментальности люди, чем в Новосибирске. Здесь они более приятные — и я вам честно об этом заявляю.

Кстати, почему у Алтая получается давать хорошие показатели по качеству обслуживания? Потому что у людей есть врожденная привычка к порядку. Она больше развита, чем во многих других регионах, — это абсолютно точно.

И еще на Алтае люди любят, когда с ними разговаривают. Если в Новосибирске требуется пять минут на разминку и 15 минут на сам процесс, то здесь 15 минут уходит только на разминку.

Про экономию

— В связи с вхождением в ВТО определенные трудности у ряда отраслей в Алтайском крае возникают. Потому что конкурентная среда понизила цены на определенную продукцию. И мы должны помогать таким отраслям. Если говорим про свинокомплекс, то мы готовы идти на реструктуризацию задолженности, чтобы снизить нагрузку. Если же говорить в целом об Алтае, то каких-либо потрясений в местной экономике не должно быть.

Чем хочется помочь алтайскому бизнесу, так это технологиями. Я настойчиво говорю о том, что надо повышать эффективность бизнеса на Алтае. Потому что сейчас используются не все инструменты. Я, в частности, говорю о лин-технологиях, которые внедряются во всем мире в рамках бережливого производства. На Алтае этим пока занимаются только два предприятия.

Есть, например, инструменты по улучшению работы за счет идей сотрудников. Там колоссальный эффект можно получить. Например, мы всегда очень длинно писали название банка. Потом кому-то пришло в голову, что мы на это тратим очень много бумаги. Сократили название до Сбербанка. Когда посчитали эффект от того, что предложение сокращается до одного слова, оказалось, что в масштабах России мы сэкономили огромные деньги. Я уверена, что, если не идти к передовым технологиям, ничего в России не изменишь.

Про ставки

— Почему вы считаете, что оте­чественные банковские ставки высокие? У нас такая же маржа, как и в зарубежных банках, просто порядок цен, по которым мы покупаем деньги, разный. У нас изначально пассивы дороже.

В этом году мы увидели, что наши клиенты пострадали от засухи — почти 50% попали под пролонгацию и реструктуризацию. Поэтому мы на уровне центрального аппарата инициировали вопрос, чтобы прокредитовать посевную и обнулить все комиссии. Было много дискуссий на эту тему, но в итоге такое решение распространили на всю Россию. Из вариантов «заработать и не вернуть кредит» и «не заработать, но вернуть кредит» мы выбираем второй.

И не стоит преувеличивать значение процентной ставки. Накануне я общалась с предпринимателем — пыталась «забрать» его себе. Спрашиваю: «Зачем ты платишь столько процентов тому банку? Мы тебе предлагаем ставку гораздо ниже». Он рассказал мне симпатичную штуку: «Это так непринципиально для меня». И это не единичный случай. Заметьте, кредитный рынок Алтайского края сейчас не растет — он сжимается. Он рефинансируется от банка к банку.

Про франшизы

— Сейчас в Сбербанке нет такого, чего бизнес не смог бы для себя найти. Например, для молодых предпринимателей есть программа «Бизнес-старт», по которой мы предлагаем уже готовые решения для открытия бизнеса. Это франшизы, под которые мы даем кредит. То есть человек не тратит свою энергию на поиск идеи и подхода к ней, ему Сбербанк выдает эту информацию. Человек тратит свою энергию на то, чтобы впитать все это в себя.

Наша первая клиентка по «Бизнес-старту» выбрала пекарню. Скоро она откроется в районе поселка Солнечного — мы будем следить за развитием этого бизнеса.
Эта программа может изменить не только жизнь конкретных начинающих бизнесменов, но и города. Я вам откровенно скажу, что в Барнауле не хватает хороших парикмахерских и салонов красоты. Мало хороших пекарен, нет спортзалов в формате «у дома». Эти направления в крае можно и нужно развивать.

Про успех

— Чтобы что-то реализовывать, первое и самое главное — это видеть цель. Когда она есть, мозг настраивается и начинает искать эффективные способы ее достижения. Хоть в работе, хоть в жизни. Когда ты видишь цель, то у тебя есть внутренний резерв твоей энергетики, который позволяет переживать некомфортные ситуации. Об этом можно долго говорить, но я считаю, что в комфорте человек погибает. Только в дискомфорте он развивается.

И второе. Первый институт я окончила в 21 год, но я не перестаю учиться. К сегодняшнему дню получила три высших образования и постоянно где-то повышаю свою квалификацию. Нам, конечно, еще с Германом Оскаровичем (Грефом — президентом Сбербанка. — Прим. «ВД») повезло — раз в месяц читаешь книгу из его обязательной библиотеки и еще пару вещей по своему выбору. Все это повышение квалификации.

Мне очень печально видеть молодых людей, которые перестают за собой следить, которые явно ведут неправильный образ жизни. Не могут они реализоваться. Я просто уверена. У них все будет получаться хуже, чем у тех, кто занимается и собой в том числе.

И еще надо много работать. Я не понимаю, как можно спать 15 часов в сутки или смотреть телевизор и при этом как-то достигать правильного результата. Работайте!

Какие вопросы задавали спикеру

  • — Какие программы вы предлагаете малому бизнесу?
  • — Какие стратегические задачи стоят перед Сбербанком в Алтайском крае?
  • — Не теряет ли банк клиенто­ориентированность в погоне за технологичностью?
  • — Считаете ли вы себя антикризисным управляющим?
  • — Чем отличаются алтайские клиенты от других? Правда ли, что они добрее?
  • — Почему в России такие высокие ставки по банковским кредитам?
  • — Что требуется молодому предпринимателю, чтобы добиться успеха?

Мнения участников встречи

Андрей Степурко,
предприниматель:

После встречи возникло ощущение, что можно легче и проще разговаривать с банками о своих проектах и получить поддержку. Не секрет, что когда мы оформляем кредиты, то это делается очень нудно, долго, требуется много бумаг. Здесь же я услышал, что Сбербанк нацелен на сотрудничество с алтайскими предпринимателями, и это обнадеживает.

Алексей Павленко,
генеральный директор компании iKroken:

Мне было очень интересно побольше узнать о человеке, который руководит такой махиной, как Сбербанк на Алтае. Насколько мне известно, Алтайский Сбербанк — это лидирующее подразделение в России. И было интересно узнать про личность, которая привела его к успеху. Я слышал много противоречивых вещей о Татьяне Черниковой. После встречи я сформировал свое мнение о ней и скажу честно, что оно стало лучше, чем было до этого. Это еще раз доказывает, что для составления мнения о человеке надо пообщаться с ним лично.

Анатолий Захаров,
директор по корпоративному бизнесу Барнаульского филиала компании «ВымпелКом»:

Разговор получился очень прямым, честным и открытым. Я увидел большой интерес аудитории, и это неудивительно, потому что Сбербанк — это системообразующее финансовое предприятие для края. Лично для меня и для участников теперь стала более понятна логика тех процессов, которые происходят в Сбербанке. И впечатления о Татьяне Ивановне как о менеджере сложились очень приятные. Это человек сильный, волевой, и по своему опыту общения с сотрудниками Сбербанка я могу подтвердить, что она действительно умеет формировать команду.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость