Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Сноповязалки, вперед! Как 105 лет назад на Алтае провели первый в истории края День поля

Первый в истории Алтая День поля — конкурс и демонстрация земледельческих машин и орудий — прошел 105 лет назад. Инициаторами зрелищных гонок сноповязалок, сенокосилок и жнеек были русские штольцы — энергичные и образованные люди, которые в то время потихоньку вытесняли обломовых. Как это было?

Завод Джона Гриевза в Бердянске был самым крупным производителем сельхозмашин в России. Источник: zhab.livejournal.com.
Завод Джона Гриевза в Бердянске был самым крупным производителем сельхозмашин в России. Источник: zhab.livejournal.com.

12 августа 1903 года на Мало-Балдинский луг (в районе нынешнего золоотвала ТЭЦ-2) вышли три сенокосилки на конной тяге — завода «Плано» от торгового дома «Сухов и сыновья», «Буккей» от купца Наумова и «Осборн», поставщиком которых был Николай Флягин.

Кто из них быстрее и качественное скосит траву? Какими машинами проще управлять? Кто лучше обходит препятствия? Надо найти ответы.

Конкурс в два акта

Каждому поставщику машины по жребию досталось поле в десятину площадью (около 1 га). Сенокосилки отправляются в путь под наблюдением двух экспертов — те фиксируют все остановки и случайности, делают измерения, осматривают результаты.

Местность ровная, но для работы трудная — сырая. Трава на покосе заилена и отчасти полегшая, внизу густой войлок старых стеблей. Да еще и с погодой не повезло: дождь.

Второй акт начинается 13-го — уже на площадке в районе Власихи. Здесь на поля выходят три сноповязалки, а после них четыре самосбрасывающиеся жнейки. Снова идет дождь, и все же в предвкушении зрелища сюда съезжается большое количество почтенной публики из Барнаула и близлежащих сел.

Жнейка — жатвенная машина.

Новоселы в лесной местности Сибири. Начало XX века. Источник: elib.tomsk.ru.

Живые ключи

Отвлечемся ненадолго от самого действа и вспомним, каким тогда был Алтай. Еще не начались столыпинские переселения. Но сюда уже едут и едут крестьяне в поисках «мужицкаго щастья», убегающие от нужды и малоземелья.

Еще нет Алтайской железной дороги. Но местное масло уже поступает на экспорт — спустя немного лет доходы от его продажи дадут Алтаю больше золота, чем его прииски.

В стране монархия. Но там, во глубине России, отнюдь не вековая тишина. «Под неподвижной поверхностью нашей жизни бьют живые ключи. Везде мы видим возникновение таких учреждений, как народные университеты, вечерние классы, лекционные бюро», — писала о том времени сибирская газета.

Первая городская электростанция, а Барнауле построена в 1900 году.

Алтайские штольцы

Одним из таких живых ключей было Алтайское сельхозяйственное общество, которое и провело День поля. Пусть вас не смущает его унылое название — в его состав входили настоящие пассионарии. Вот только двое из их.

Дмитрий Зверев. Википедия.
Дмитрий Зверев. Википедия.
Дмитрий Зверев, 41 год. Товарищ (зам) председателя Алтайского сельхозобщества. Крестьянский сын из села Сорокино (Заринск), окончивший томскую гимназию, столичный университет и заведовавший всей статистикой округа. А еще исследователь Алтая и руководитель городской метеостанции на общественных началах.

Петр Федулов. Член сельхозобщества, мукомол-миллионер. Сын купца с дипломом инженера, сделавший из отцовской мельнички в Повалихе крупное предприятие, поставляющее муку от Барнаула до Читы. И к тому же депутат гордумы, отвечавший в ней за электрификацию и телефонизацию Барнаула, а потом и прокладку водопровода.

Вера в машины

Вообще, сельхозобщества — интересная штука той эпохи. Эти многочисленные негосударственные организации получали от власти поддержку. И можно понять, почему. Они пытались сделать жизнь крестьян лучше, но без политики.

Алтайские крестьяне на сельхозработах. Начало XX века. Источник: altairegion22.ru/

Как? Обучая крестьян лучшим технологиям, давая им лучшие семена, удобрения и машины по сниженным ценам и в рассрочку. А в могущество техники в начале XX века верили, как, может быть, никогда после.

Между тем, 1900−1901 годы на Алтае — неурожайные и голодные. В 1902 году с урожаем было получше, но многие волости пострадали от саранчи. Хорошо в тот год уродились только травы, но к весне 1903-го сена осталось так много, что продавали его за бесценок.

Видимо, эти обстоятельства тоже сподвигли сельхозобщество провести пробу пера — первый в истории Алтая смотр-конкурс земледельческих машин.

За чей счет банкет

И вот 3 мая 1903 года сельхозобщество созывает общее собрание. На повестке дня один вопрос: проведение конкурса машин по уборке урожая хлебов и трав вблизи Барнаула. Тут же избирают бюро (оргкомитет) из четырех человек. Федулов, конечно же, среди них. Второй вопрос: за чей счет «банкет»?

Решено: из кассы сельхозобщества возьмем 120 рублей, а в Министерстве земледелия и госимуществ запросим субсидию — 300 рублей. Еще часть денег получим от поставщиков.

26 июня из Санкт-Петербурга приходит ответ: субсидия от министерства будет, но 200 рублей. К счастью, денег хватило: из всех источников собрали 425 рублей. Потратили 418.

За участие в конкурсе взимали плату: за сноповязалку 10 рублей, жнейку 7 рублей, косилку 5 рублей, конные грабли 3 рубля. За участие в выставке: паровые молотилки 15 рублей, конные 3 рубля, прочие машины и орудия 3 рубля.

Жаркое лето

Лето у оргкомитета выдалось жарким. Поставщики заявляются на конкурс — и отказываются от участия, порой не объясняя причин. Оргкомитет ищет жилье для экспертов из городов Сибири, извозчиков для их доставки на место, лошадей для машин — техника-то на конной тяге!

Организация конкурса — нетривиальная задача. Это вам не битвы экскаваторов на асфальте проводить: машины должны соревноваться на настоящем поле с созревшим урожаем. Значит, участки надо отмежевать похожие. А главное: выводы экспертов должны быть беспристрастными и профессиональными. Иначе кто им поверит?

В Барнауле разобрали торговый дом купца Морозова

В состав экспертной комиссии включают не только агрономов, мастеров полеводства и инструкторов молочного хозяйства, но и крестьян-хозяев Тимофеева и Барсукова. А возглавляет ее Семен Кочергин, заведущий Томской центральной лабораторией по молочному хозяйству и выпускник московского сельхозинститута.

Последнее перед конкурсом заседание проводит Дмитрий Зверев 11 августа: утверждены программа, экспертные листы, условия наград. Ну, все. Можно выдохнуть и стартовать.

Инструкция для пользователей

Отдадим должное добросовестности организаторов: после проведения соревнований на Мало-Балдинском лугу и во Власихе комиссия почти два дня тщательно изучала все результаты.

Что, где, когда: краткий курс по архитектуре Барнаула

Сенокосилка «Осборн» оказалась лучшей и по производительности, и по присоблениям для обхода препятствий, и по удобству управления — она и получила большую серебряную медаль. Та же награда, но уже за сноповязалки и жнейки-самосброски, досталась заводу «Плано».

Но самое главное — семь таблиц с балльной оценкой всех машин по каждому параметру опубликовали в отчете. И это была реальная помощь.

Из отчета о проведении смотра-конкурса-1903:

— Сознательный выбор машины, наиболее пригодной в данном хозяйстве, возможен для рядового хозяина только тогда, когда он имеет данные, подобные вышеуказанным. Целью нашего конкурса было дать такие данные по возможности для всех машин уборки урожая, продаваемых в Алтайском округе.

К сожалению, эта цель достигнута по отношению к машинам только некоторых фирм. Однако же и полученные результаты нельзя не признать полезными.

Это был масштаб

Уже после подведения итогов конкурса на третьей площадке под Барнаулом, арендуемой неким Жуковым, началась демонстрация в работе орудий — плугов и борон. Дисковые и пружинные бороны завода «Осборн» посетители (а их снова было очень много) вообще увидели впервые.

Наверное, наш первый День поля, которому сибирские газеты уделили по маленькому абзацу, заслонила сельскохозяйственная выставка, прошедшая в 1911 году вблизи Омска.

Один из павильнов выставки в Омске в 1911 году. Источник: krasplace.ru.

Десятки павильонов, паровые и нефтяные трактора, театр в мавританском стиле, «эйфелева башня» из ведер, музыкальная беседка, водопровод, электроосвещение, фонтаны, газоны, клумбы, гроты — вот это был масштаб!

Омскую выставку называют первой в Западной Сибири. Но все же усилия алтайских штольцев на этом фонде не становятся менее значимыми.

Из отчета о проведении смотра-конкурса-1903:

— Успех этой демонстрации был полный.

На что потратили деньги алтайского Дня поля?

Общие затраты на смотр-конкурс и демонстрацию машин и орудий — 418 рублей 63 копейки. Больше всего потратили на экспертов (145 рублей 20 копеек), извозчиков (83 рублей 35 копеек) и такую статью как «письменные принадлежности, испорченные поскотины, испорченные сенокосы, вязку снопов, объездчикам, за отвод участков, караульщикам6 паром, прислуга и прочие расходы»: 44 рубля 91 копейка.

Магазин «Сухов с сыновьями». Апрель 2017 года.
Анна Зайкова

Кто торговал сельхозтехникой на Алтае?

Первый склад сельскохозяйственных машин открыл в Барнауле агроном Оришевич для переселенцев в 1898 году, в 1900 году его передали в казну. В 1902 году первое место по обороту сельхозмашин и орудий занимал склад товарищества на паях «Столль и Ко» — предприятия, основанного в Воронеже русским немцем Вильгельмом Столлем. Завод в Барнауле представлял Ефим Жданов.

Второе место было у фирмы наследников купца Дмитрия Сухова «Д.Н. Сухов и сыновья». Промышленного производства сельхозмашин и орудий на Алтае в те годы не было. Но у Сухова работал самородок-кустарь Анисимов, который сам делал молотилки и веялки. Сохи-пермянки производили кустари Бутылев, Данилин, Килин и Носков.

Чем торговали?

Казенный склад преимущественно продавал машины Дюринга, Бена и Сакса. «Сухов и Сыновья» были посредниками американских фирм «Плано» и «Массей-Горрис» (жнейки, сноповязалки, сенокосилки и конные грабли), русских фирм «Шелль», «Аксай», комиссионерства «Работник» и немецких фирм (плуги и другие земледельческие машины, сепараторы фирмы «Лавалль»), молотилок местных кустарей.

Объемы торговли

Отъем торговли машинами и орудиями секретарь барнаульской городской управы Георгий Баитов оценивал в 1,5 млн рублей. Только казенный склад за девять месяцев (с 1 октября 1901 по 1 июля 1902 года) продал 1634 плуга, 46 жатвенных машин, 104 сенокосилки, 88 конных грабель, четыре молотилки, две веялки, две шерсточесалки, а также косы, серпы и прочее. Всего на 86,6 тыс. рублей.

Насколько была доступна техника?

Машины везли издалека, по пути они, естественно, сильно дорожали, к тому же импортная техника в России облагалась пошлиной, наценку делал и местный склад. Например, сноповязалку покупали на заводе за 220−250 рублей, в Барнауле она выставлялась по 390−410 рублей. А то и дороже. Машины могли продавать в рассрочку — тогда цена ее еще увеличивалась.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость