Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
1129

Транснациональный «Алтай». К каким последствиям приведет строительство нового газового мегапроекта

Старт масштабному транснациональному инвестпроекту — строительству газопровода «Алтай» — дало рамочное соглашение, заключенное председателем правления «Газпрома» Алексеем Миллером и главой Китайской национальной нефтегазовой корпорации Чжоу Цзипином 9 ноября. Цитируя чиновников, СМИ назвали соглашение о западном маршруте «юридически обязывающим документом», из которого явно следует: проект, который еще совсем недавно был отложен до 2030 года, стартует в ближайшее время.

Несмотря на горячую поддержку проекта глав алтайских регионов, по которым проложат новую ветку, немало экспертов относятся к нему сдержанно, а то и негативно.

Русский размер

Карта газопровода "Алтай".
Карта газопровода «Алтай».
Известно почти наверняка: трасса газопровода «Алтай» не будет проходить ни через Казахстан, ни через Монголию — скорее всего, через знаменитое плато Укок и высокогорный перевал Канас в Республике Алтай. Власти четко дали понять: страны-транзитеры в этом международном проекте им не нужны — хватает проблем с Украиной.

Это будет новая ветка газопровода, а не продление существующей. И это понятно: в Китай будут поставлять 30 млрд. кубометров газа в год, тогда как пропускная способность газопровода «Барнаул — Бийск — Горно-Алтайск» всего 1,7 млрд. Более того, власти заявили о планах увеличить поставки до 100 млрд. кубометров, для чего проложить еще и вторую-третью ветки.

По России это мегасооружение протянется почти на 3 тыс. километров. Здесь будет проложена труба самого большого диаметра — 1422 мм, для которого у газовиков есть название: «русский размер». Для сравнения: диаметр труб существующего магистрального газопровода 300−700 мм. Кроме того, на маршруте построят 10 газокомпрессорных станций, в том числе одну в крае и две в Республике Алтай.

На той стороне Алтайских гор ветка зайдет в Синь-Цзян-Уйгурский район, а затем, возможно, соединится с транскитайским газопроводом «Восток — Запад». Наш газ пойдет в Шанхай — бурно растущий мегаполис. «Китай — колоссальный рынок и энергоресурсов, и минеральных ресурсов вообще. Там остро стоит проблема снижения выбросов в атмосферу, ведь эта страна добывает свыше 3,6 млрд. тонн угля в год», — пояснил завсектором Института экономики и организации промышленного производства Валерий Крюков.

Восточный вектор

Хотя финансовые детали проекта будут проработаны и подписаны лишь в первой половине следующего года, власти уже заявили: именно в 2015 году начнется его реализация. Сам проект готовится. «Судя по тому, что принципиальное решение о строительстве принято, прохождение трубы по данной территории — дело решенное», — пояснила завотделом экологии «Производственного и научно-исследовательского института по инженерным изысканиям в строительстве» Ирина Ланцова.

В «Газпроме» о старте говорят пока осторожно: в 2015 году, сообщает пресс-служба, будут проведены прединвестиционные исследования. Обычно на этой стадии отбирается оптимальный вариант проекта.

А датой завершения первой очереди называют 2019 год. Чтобы уложиться в срок, газовики должны строить по 500−600 километров в год, или до 1,6 километра в день. При этом максимальные темпы прокладки магистральной трубы до Горно-Алтайска составляли 1,5 километра в день, и это был предел для одного подрядчика. Неудивительно, что ряд экспертов полагает: строительство займет не пять, а десять лет, а то и больше.

Как бы то ни было, именно западный маршрут объявлен приоритетным — очевидно, на него будут брошены значительные силы. Это не совсем экономика — это политика: именно с месторождений Западной Сибири голубое топливо поступает в Европу. Теперь поставки диверсифицируют, политические риски снизятся, что и было одной из целей поворота на Восток.

Бери или плати

Официально затраты на строительство не оглашаются. Разные источники приводят лишь примерные расчеты — от $4,5−5 млрд. до $10−13,6 млрд. в зависимости от технических решений. Глава Республики Алтай Александр Бердников весной озвучивал сумму в $14−16 млрд. Кто даст такие деньги? Возможно, их возьмут из Фонда национального благосостояния на возвратной основе, — вопрос об этом, впрочем, только прорабатывается.

Подписание соглашений вновь подняло дискуссию, по какой цене китайцы готовы покупать наш газ, — ведь именно отсутствие взаимопонимания о цене тормозило проект. Надо сказать, что гигантский рынок Китая интересен не только России, и китайским товарищам такая конкуренция на руку. «Газ России, Туркменистана, Казахстана и Узбекистана будет конкурировать при определении уровня цены», — говорит Валерий Крюков. Ирина Ланцова вообще выражает сомнения, что вторая-третья ветки газопровода «Алтай» когда-нибудь будут строить, учитывая поставки газа из Средней Азии и нехватку необходимых объемов в Западной Сибири.

Добавим, что стороны договорились о поставках по принципу «бери или плати». Это, по словам Валерия Крюкова, самый эффективный принцип торговли газом: оговаривается объем поставки, под него заключается контракт и ведется оплата. Покупатель же может и не выбрать весь объем, но оплата будет поступать как за весь законтрактованный газ.

Стимулы для регионов

Главы алтайских регионов приняли этот мегапроект с большим воодушевлением. Весной этого года Александр Бердников заявлял, что 5% от затрат на строительство пойдут в бюджет региона, а это миллиарды рублей. В самом деле, в «Газпроме» обещают республике немало хорошего: реконструкцию дорог и мостов, подготовку в вузах местных кадров для обслуживания газопровода, финансирование социальных проектов.

Губернатор края Александр Карлин тоже оптимистичен. Он рассчитывает на активизацию экономики региона и говорит, что намерен обсудить с бийскими учеными предложения по строительству в крае мощностей по переработке газа. А в дальнейшем выйти с этими предложениями на федеральный уровень.

Правда, стоит отметить, что мощность существующего газопровода используются лишь на 37% (данные 2013 года). «До сих пор экономистами не очень хорошо оценен экономический эффект от прокладки газопровода „Алтай“», — скептична Ирина Ланцова.

Вопрос в технологиях

Ирина Ланцова сомневается и в том, что в «Газпроме» выполнят обещание учесть все экологические аспекты, что особенно важно в отношении плато Укок — объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО. Высокогорная тундра плато, по которой пройдет новая ветка, крайне уязвима к воздействию: следы, оставленные бульдозером, не исчезают столетия. Более того, на маршруте трассы в 2014 году было замечено несколько очагов природных пожаров.

А декан геофака АлтГУ Геннадий Барышников вариант прохождения трубы по морене Укока (а не по котловине) оценивает положительно. Последствия для природы неизбежны в любом случае, но если соблюдать технологии, ущерб можно свести к минимуму. Правда, в том, что строители будут соблюдать все экологические требования, он тоже сомневается. «Им главное заработать, а не сохранить природу», — говорит эксперт.

А вот Валерий Крюков уверен, что вопросы экологии, сейсмичности и строительства в сложных условиях высокогорья вполне решаемы. «В мире немало прецедентов сооружения подобных систем. Самая „старая“ — Трансаляскинский трубопровод — практически безопасная и чрезвычайно надежная, создана в США еще в 1970-е годы. В России подобные подходы также применяются, например, на Ямале», — успокаивает ученый.

Мнения

Алексей Грибков: «Уничтожат уникальные экосистемы»

По словам руководителя «Геблеровского экологического общества» Алексея Грибкова, прокладка газопровода через плато Укок напрямую запрещена законодательством и нанесет непоправимый ущерб экосистемам. «Затерянный мир» плато — это высокогорная тундра, где растут уникальные виды растений и обитают редчайшие виды животных.

К примеру, Укок — единственное место гнездования серой цапли и горного гуся, степной орел именно в зоне покоя находится в самой благоприятной ситуации, указывает Красная Книга Республики Алтай. В природном парке «Зона покоя Укок» гнездится журавль-красавка. Грибков полагает: прекратится гнездование редких видов на большой территории.

Для снежного барса главную роль играет фактор беспокойства и разрушение мест обитания. А если уйдут горные бараны и сибирский горный козел, барсу просто будет нечего есть и он тоже уйдет — камни есть он не умеет. «Нам говорят, что строительство будет вестись только в узкой полосе отчуждения. Но такого не бывает никогда, зона воздействия всегда гораздо шире», — констатирует Грибков.

По словам эколога, прокладка газопровода может уничтожить еще и истоки рек. «Следствием реализации проекта будет обеднение экосистем и безвозвратное уничтожение растительного покрова. И это не разовое воздействие, как говорят сторонники проекта: построим, и все животные вернутся. После строительства газопровод нужно обслуживать, что также предполагает присутствие людей и техники», — говорит Грибков.

Акай Кине: «Нужен Фонд будущих поколений»

Известно, что территории, по которым пройдет газопровод «Алтай», местные жители считают сакральными. «Археологи пытались объяснить, что мумии пазырыкской культуры не имеют отношения к современному населению. Но для простых людей история не так важна, для них курганы, кем бы они ни были созданы, часть их культуры и повседневной жизни», — пишет социолог Ольга Аксенова.

«Укок переводится как некая кладезь, которую нельзя трогать», — пояснил «СК» президент Духовного центра тюрков «Кин Алтай» Акай Кине. Он полагает: если вести диалог с местным населением с уважением к его мировоззрению и культу предков, общий язык найти можно. «Если мы найдем форму диалога, можно будет решать многие задачи и не превращать их в проблемы. Одной из сторон соглашений должно быть местное население, как это было, например, в Америке. Если там прокладывали газопровод через территорию индейцев, договаривались именно с индейцами», — продолжает он.

Второй вопрос в том, что газопровод пройдет еще и по напряженным до крайности отношениям между местными сообществами — в горах на счету почти каждый клочок травы, пригодной на корм скоту.

По мнению общественника, если уж решение принято, должен быть создан республиканский Фонд будущих поколений. «Газпром» мог бы перечислять деньги в этот фонд, а в руководстве фонда должны быть представители коренной нации, избранные советом старейшин. Фонд мог бы компенсировать экономический ущерб, связанный с потерей пастбищ, и способствовать развитию коренного населения. О том, как будут реагировать местные общины на начало строительства газопровода, Акай Кине говорить пока не стал

Юрий Кирюшин: «Все памятники можно спасти»

По данным ученых Новосибирского института археологии и этнографии СО РАН, в зоне строительства газопровода в Республике Алтай находится не менее 300 археологических памятников. Территория Алтайского края тоже богата на такие объекты.

«В 2011—2012 годах мы исследовали планируемую трассу газопровода по территории края от границы Новосибирской области до границы Республики Алтай. Это полоса шириной 250 метров. Оказалось, что в это пространство попало 25 археологических памятников от эпохи палеолита до эпохи позднего Средневековья. Это стоянки, поселения, курганы и грунтовые могильники», — говорит профессор кафедры археологии, этнографии и музеологии АлтГУ Юрий Кирюшин.

На месте перехода трассы через Чумыш ученые нашли грунтовый могильник с погребениями от неолита до раннего железного века. Наибольшее количество памятников сосредоточенно в Алтайском районе, а самый крупный объект в крае — курганный могильник раннего железного века в Залесовском районе, включающий в себя несколько десятков курганных насыпей.

По мнению Кирюшина, все памятники на территории Алтайского края можно спасти. И если средства будут выделены, ученые успеют это сделать, тем более, что климат края позволяет вести раскопки с конца апреля до сентября-октября. «Газопровод потянут с севера, поэтому, думаю, год или два у нас есть», — говорит он. На вопрос о том, сколько лет необходимо на проведение всех работ, Кирюшин отвечает: «Сколько времени дадут, за столько и выкопаем».

Параметры газопровода «Алтай»

Производительность: 30 млрд. кубометров в год

База поставки: месторождения Западной Сибири, Надыма, Нового Уренгоя

Длина газопровода: 2,6 тыс. км по территории России, общая 6,7 тыс. км.

Пройдет по территории 6 регионов, в том числе: по Алтайскому краю — 377 км, Республике Алтай — 589 км

Диаметр труб: 1422 мм

Предварительная оценка затрат: $4−13,6 млрд.

Контракт предполагается подписать на 30 лет

Цифра

170 млрд. кубометров газа намерен импортировать Китай в 2020 году.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Расскажи новость