Потребитель

Далеки от народа. Чем закончилась попытка создать общественное телевидение?

19 мая началось вещание «Общественного телевидения России», которое могло стать альтернативой федеральным телеканалам. Большинство экспертов раскритиковало первые дни «ОТР» как в плане содержания, так и в плане подачи материала. Однако основные претензии касаются не столько эфирной сетки, сколько самого способа функционирования. Общественно-правовое вещание предполагает особую форму собственности, при которой канал финансируется обществом, что должно быть гарантом независимости редакционной политики. В случае с «ОТР», которое уже получило полтора миллиарда рублей от государства, о независимости мечтать рано. Оправдал ли новый канал свое название? Нужен ли он обществу?

Телевидение.
Телевидение.
Олег Богданов

Опрос. Готовы вы лично поддержать новый общественный канал финансово или нет?

  • Да, я готов поддержать 26%
  • Нет, я не готов 59%
  • Затрудняюсь ответить 16%

Опрос проведен ФОМ в апреле 2013 года среди 1 500 человек.

Так сложились обстоятельства

Олег Говорщенко,
генеральный директор ГТРК «Алтай»:

Я смотрел программы общественного телевидения в первый день запуска эфирного вещания. Удивил выбор тем для информационных программ: в советское время на телевидении передавали только приятные новости — сегодня на общественном телевидении делают то же самое. Это не оперативная журналистика, вещание строится по принципу «широка страна моя родная»: «А сейчас мы вам расскажем, что происходит в Элисте, а потом покажем новости из Кургана». И новость о том, что в Калининграде открыли новую музейную площадку, мне, как жителю Алтайского края, вряд ли будет интересна. Пока информационным программам не хватает оперативности. Но канал еще молодой, сетка вещания неустоявшаяся, и по первому полету птицу не судят.

И дело не в том, что там собралась плохая команда, — там работают профессионалы своего дела, они умеют делать телевидение. Причина в сложившихся обстоятельствах и нехватке денег. Канал получился дорогой, но телевидение не бывает дешевым: дорого стоят права на показ, люди, аренда студий в Останкине. Жаль, что провалилась идея с народным финансированием: для России она оказалась несколько инновационнее своего времени. Наши люди не привыкли платить за хорошее телевидение. Поэтому из-за нехватки средств пришлось открыть канал государственного финансирования. Но пока я не вижу, чтобы люди пытались загородиться и сказать: «Здесь не будет ни проблем, ни политики».

Нет прорыва

Нина Зверева,
член Академии российского телевидения, лауреат премии ТЭФИ, основатель центра «Практика» (г. Нижний Новгород):

О первом впечатлении от просмотра телеканала сказать сложно, ведь я понимаю, что значит обкатка. По-настоящему вещать они начнут только с сентября, хотя уже сегодня канал вошел во все сети кабельного и спутникового телевидения. Я вижу, что в новостях на «ОТР» нет ни Путина, ни Медведева, это уже хорошо, появилось гораздо больше российских городов, симпатичных и правдивых репортажей из глубинки. Норкин пытается обсуждать общественно значимые проблемы.

Но одновременно я вижу, что пока это телевидение вчерашнего дня, в нем нет прорыва. Я не верю в общественное телевидение, которое создается по указу президента на бюджетные деньги. Если оно общественное, оно должно существовать на деньги граждан, но они, по-моему, сейчас не очень нуждаются в общественном телевидении. Государству новый канал нужен, чтобы не было претензий к трем первым кнопкам, где давным-давно пропаганда, а не телевидение.

Я буду надеяться, что «ОТР», в команде которого, безусловно, много профессионалов, постарается не стать политическим каналом. Хотя в наше время все становится достаточно цинично, и разница только в стоп-листах. Если на Первый канал Сатарова никогда бы не позвали, то сюда — можно. Вот и вся политика.

Кто платит, тот заказывает музыку

Евгений Кузин,
главный редактор журнала «МедиаПрофи» и телевизионного агентства «Телескоп»:

Первые дни вещания нового телеканала оставили неоднозначное впечатление. Во-первых, неприятно удивили новости, из которых не была видна информационная палитра по стране и миру в целом. Хорошо, конечно, что в этих выпусках было много региональных сюжетов, но все-таки новости — это довольно консервативный жанр, и в них обязательно должна быть ясна общая ситуация в мире на сегодняшний день. А тут какие-то важные события и вовсе не звучали. Во-вторых, если канал заявлен как общественный, то он и должен отражать разные взгляды общества, а я пока из программной политики этого не увидел. Из нее выходит, что общество очень хочет знать о науке и о том, чем живут регионы. Других интересов у общества исходя из тех программ, которые нам представило общественное телевидение, видимо, нет. Возможно, что-то еще будет исправлено, но пока ощущения именно такие.

На сайте канала «ОТР» первой из провозглашаемых целей значится «развитие гражданского общества». Так вот за ее реализацию я бы каналу по десятибалльной шкале поставил единицу. Потому что даже форматов, в которых можно было бы это делать, за исключением программы Андрея Норкина «Прав? Да!», у канала нет. И исходя из многочисленных заявлений генерального директора Анатолия Лысенко они об этой реализации не сильно думают. В частности, ими говорилось, что на «ОТР» не будет места оппозиционерам. Я прекрасно понимаю, что оголтелой оппозиционности никто там и не ждал, но точку зрения, условно говоря, Навального зрителям, пусть и не большей их части, было бы интересно услышать. Пусть даже на одну минуту Навального на этом канале был бы час кого-нибудь из «Единой России», и то было бы хорошо.

Все дело в том, что «ОТР» исходя из модели финансирования совсем не общественный канал. И по наполнению эфирной сетки было понятно, что канал себя таким образом и не позиционировал. Он является проектом власти. Заведомо было понятно, что канал не станет номером один по популярности, и можно было бы попробовать сделать его свое­образной отдушиной, чтобы на нем позволялось чуть больше, чем на других федеральных каналах. Все это было в руках тех, кто принимал решения. Раз они этого не сделали, значит, это сознательная позиция государства, которое канал создавало, которое его финансирует. А кто платит, тот заказывает музыку.

Опрос. Что вы хотели бы видеть на общественном телевидении?

Лариса Каширина,
научный сотрудник НПЦ «Наследие»:

Я считаю, на общественном телевидении должны быть программы о культуре, природе. И поменьше должно быть политики, лучше бы его полностью сделать неполитическим. Свои деньги за просмотр общественного телевидения я отдавать не готова. Это же общественное телевидение, значит, платить за него должно государство.

Ирина Зубова,
ведущий специалист отдела госзакупок Управления федерального казначейства:

Хотелось бы, чтобы Путин на этом телеканале отвечал на злободневные вопросы телезрителей. По заработным платам врачей, укрупнению отделений почтовой связи, ФАПов, малокомплектных школ. Я была бы согласна платить небольшие суммы за содержание общественного телевидения, но не больше пятидесяти рублей в месяц.

Игорь Овчаров,
кладовщик:

Мне времени, вообще-то, не хватает на то, чтобы телевизор смотреть. Но в принципе я больше о политике передачи люблю, еще бы правду говорили. На общественном телевидении хотелось бы поменьше вранья, тогда я и платить за него готов, даже двести рублей в месяц, если бы канал был стоящий. А так можно и в Интернете новости смотреть.

Евгений Напреенков,
пенсионер:

По телевизору сейчас одни сериалы идут, а мне бы хотелось новости правдоподобные видеть. В советские времена 90% правду показывали, а сейчас наоборот. Платить за телевидение, на мой взгляд, как-то нелогично получается, я пока не готов.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость