Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
1177

Отчет МАК о крушении Ми-171 вызвал множество вопросов

Второй пилот Максим Колбин (справа) - на территории погранзаставы в Кош-Агачском районе после катастрофы.
Второй пилот Максим Колбин (справа) - на территории погранзаставы в Кош-Агачском районе после катастрофы.

Как уже сообщал altapress.ru, 11 июня Межгосударственный авиационный комитет (МАК) опубликовал окончательный отчет об авиакатастрофе, произошедшей 9 января 2009 года в Кош-Агачском районе республики Алтай. Цель обнародования данного ответа, как отмечает комиссия по расследованию — предотвратить авиационные происшествия, в соответствии со стандартами и рекомендациями Международной организации гражданской авиации.

Отчет, как и следовало ожидать, был внимательно изучен не только авиаторами. И многие прочитавшие отчет люди (несмотря на заявление МАК, что расследование, проведенное в рамках настоящего отчета, не предполагает установления доли чьей-то вины или ответственности) все-таки находят на 56 страницах «отчетного текста» вопросы. На которые люди могли бы получить ответы в рамках этого отчета, не вдаваясь в «криминал».

В частности, о таком серьезном вопросе, как государственная граница России и правилах нахождения на этой территории. Как следует из материалов отчета, экипаж не потребовал от пассажиров соблюдения правил перевозки охотничьего оружия.

Примечание. «Разрешенное оружие перевозится в разобранном виде и только в багажнике или на время полета сдается экипажу (п.27 Инструкции 66/И)».

Полет совершался в приграничной территории, и высокопоставленные чиновники, находившиеся на борту Ми-171, думается, и не думали соблюдать правила этой инструкции, учитывая то, что в отчете черным по белому подтвержден факт незаконной охоты.

Вопрос другой. Нарушили ли государственную границу охотники, «загоняя» архаров?

Как комментируют отчет внимательные читатели altapress.ru, по данным расшифровки бортовых самописцев и GPS установлено, что в 05.17 (время скоординированное мировое), экипаж обнаружил диких животных и в 05.26 произвел посадку для высадки охотников. К этому моменту, по наблюдениям читателей, прошло 2 часа 27 минут полета. Где вертолет находился данное время, если максимальная скорость вертолета составляет 250 километров в час? А расстояние от Чемала до места катастрофы — всего 250 километров? (В момент поиска животных скорость вертолета составляла 50−100 километров в час).

Владимир Бартули,
КВС Ми-8 предприятия «Алтайские авиалинии»:

Не думаю, что они пересекли границу с Монголией. Разрушенный вертолет мы нашли в пяти километрах от нее. И такой факт — на нашей, алтайской стороне пасутся только самцы — на них ведь охотились. А самки с «детенышами» — в самой Монголии.

С этим предположением КВС трудно согласиться, так как специалисты WWF России консультировали корреспондентов altapress.ru. И в беседе охарактеризовали архаров, как мигрирующее стадо баранов — из Монголии в Россию и обратно. Поэтому-то «блуждающих» рогачей сложно подсчитать, сколько их находится в данный момент в алтайских горах.

Также навевают на размышления и данные отчета МАК: «Экипаж Ми-171 неоднократно дезинформировал диспетчера аэропорта Горно-Алтайска о своем местонахождении». Так что вполне возможно, что воздушная граница России с Монголией все-таки была нарушена.

Вызывает, как минимум, недоумение тот факт, что (по результатам отчета МАК) полет был организован на основании запроса (гарантийного письма) от 12.12.08 заместителя председателя правительства республики Алтай в адрес «Газпромавиа» с просьбой о выделении вертолета. Причем, письмо было оформлено не на официальном бланке, без указания должности (только фамилия и инициалы) автора. Это факты, изложенные в отчете.

На основании чего тогда Западно-Сибирское территориальное управление Росавиации дало добро на полет? Получается, пиши себе «на деревню дедушке», запрашивай вертолет — и от винта?! Впрочем, не у всех россиян имеются деньги на оплату вертолета. И ответ на этот вопрос — а кто, собственно, оплатил вертолетные расходы — отчет также не дал.

И последнее. Хотелось бы вступиться за экипаж предприятия «Алтайские авиалинии». Именно экипаж «Алтайских авиалиний» и обнаружил место катастрофы Ми-171. Правда, в отчете МАК наш экипаж «принадлежит» авиапредприятию «Алтай». Неточность? Да. Но она не должна быть в таком серьезном документе, как отчет Межгосударственной авиационной комиссии по факту крушения вертолета, в результате которого погибли семь человек.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Расскажи новость