Происшествия

Сотни руководителей сельхозпредприятий Алтайского края стали фигурантами уголовных дел

Группа руководителей алтайских сельхозпредприятий стучится во все двери. Пишет обращения в прокуратуру и депутатам, просит обратить внимание на массовое возбуждение уголовных дел в отношении директоров коллективных хозяйств и фермеров, которых следствие обвиняет, а суд признает виновными в мошенничестве с субсидиями. Руководители уверены: уголовное преследование скажется на сельском хозяйстве края самым негативным образом.

Урожай под снегом.
Урожай под снегом.

По данным инициативной группы, в поле зрения следствия попало порядка 300 директоров. Виновными признаны более 130. Среди тех, кто привлечен к уголовному преследованию, немало крупных и известных руководителей, которые спасли сельхозпредприятие и вывели его в лидеры, многие из них местные депутаты, есть даже глава района. В деле о бюджетных субсидиях все равны перед законом.

Так, 9 февраля Шипуновский райсуд вынес приговор в отношении кавалера двух орденов и медали, на предприятии которого сотни рабочих мест, строятся дома для работников, хозяйство образцовое. Таких обычно ставят в пример. Но вердикт суда однозначный: виновен в мошенничестве в особо крупном размере. 2,5 года условно. Дело обжалуется.
«Не могу поверить, чтобы у руководителей сотен хозяйств в одно и то же время возник один и тот же умысел на хищение субсидий по одной и той же схеме, хотя большинство из них друг с другом даже не знакомы», — говорит Александр Жаворонков, чье дело сейчас рассматривает суд.

Жесткая посадка. Алтайского фермера взяли под стражу за незаконное получение субсидий

«Когда я рассказал о массовом возбуждении дел на Всероссийском съезде фермеров, меня не поняли: в других регионах этого нет», — говорит Александр Вайс, исполнительный директор союза фермеров Алтая.

Большинство дел связано с получением хозяйствами субсидий на корма на сохранение маточного поголовья в 2011 году. Но немало дел и по другим видам субсидий. Следствие полагает: при получении господдержки руководители смошенничали. Редакция «Свободного курса» изучила порядка 10 приговоров. Везде указано: все средства направлены на нужды хозяйства, никто из директоров не взял себе лично ни одной чужой копейки.

Суммы, которые, по мнению следствия, похищены из бюджета, разные: и 6 млн рублей, и 1,5 млн. А СПК «Новодуплинское» из Кытмановского района получило всего 11 109 рублей 11 копеек. Райсуд признал директора Павла Комарова мошенником, наказание — 1 год условно. Лишь после вмешательства комиссии генпрокуратуры прокурор края обжаловал приговор, и Комаров был оправдан.

«Действовать надо только в соответствии с законом, а не представлять липовые документы и получать субсидии», — еще в ноябре комментировал ситуацию Евгений Долгалев, руководитель краевого СУСКа. В самом деле, схемы, которые использовали директора сельхозпредприятий и главы КФХ, зачастую нельзя назвать идеальными.

В Шипуновском районе хозяйства «купили» корма друг у друга на равные суммы, а затем оформили и получили субсидии, но корма остались в хозяйствах. «Нас собрали в администрации района и сказали: кто не оформит, с землей смешаем, с работы снимут. В тот год ни у кого лишних кормов не было, и в администрации посоветовали схему. Конечно, устно», — объясняет Валерий Белозеров, тогда директор хозяйства им. Гринько. Правда, бывший начальник райсельхозуправления заявил на одном из судов, что давления не оказывал.

Сельхозпроизводители Залесовского района попались на субсидиях

В Ключевском и Славгородском районах хозяйства получили кредиты на семена и удобрения. Перечислили деньги за их приобретение. Затем договора расторгли, деньги вернули на счет хозяйства. А документы на компенсацию части банковской ставки тем не менее представили. Все субсидии пошли на нужды хозяйства.

А Александр Жаворонков, возглавлявший хозяйство «Великий Октябрь» в Троицком районе, продал хозяйству «Кытмановский» ячмень и купил у него силос. В хозяйстве ситуация была бедственной, господдержка была спасением. «Силос мы вывозить не стали — заключили договор хранения», — поясняет Жаворонков.

«В соответствии с Гражданским кодексом стороны могли в любое удобное для них время перевезти приобретенные корма — весь объем или частями», — комментирует юрист Лариса Митина. Но Жаворонкова вызвали в полицию, и следователь, по его словам, заявил: «Ты вор, пиши признание». По делу он идет в составе преступной группы вместе с директором «Кытмановского».

А между тем не все суды принимают сторону обвинения. Фермер Александр Гуков, который тоже обвинялся в мошенничестве, полностью оправдан в двух инстанциях. На семена, запчасти, ГСМ и гербициды хозяйство потратило больше, чем получило по кредиту, а это, по мнению суда, свидетельствует об отсутствии корыстной цели и личной материальной выгоды при получении кредита и о праве на субсидии.

Оправдан краевым судом и Эдуард Герман, бывший директор племсовхоза «Змеиногорский» Третьяковского района, получившего субсидии на корма. Хотя райсуд признал его виновным. По словам его защитника Николая Прохорова, судья районного суда фактически заменил сторону обвинения, допрос свидетелей проводил с пристрастием, показания свидетелей, противоречащие обвинению, оценивал критически.

«Наличие корыстной цели, причинение ущерба собственнику имущества является обязательным признаком состава преступления — мошенничества при совершении хищения бюджетных средств в виде субсидий», — заявил Прохоров. В деле Германа корыстной цели доказано не было, все деньги тоже по­шли в хозяйство.

При этом многие руководители признают вину. Почему? «Мне посоветовал адвокат», — поясняет Белозеров. А один из директоров, как только началось расследование, сразу вернул субсидию. Суд решил: раз вернул — значит, признал вину.

Дела директоров, признанных виновными, уже сегодня имеют последствия для них лично: ГУСХ и прокуратура требует от них в суде вернуть деньги из своих доходов. Так, Валерий Белозеров, ушедший на заслуженный отдых, должен вернуть 1,3 млн рублей при пенсии в 12 тыс. «Суд даже не стал смотреть материалы судебно-бухгалтерской экспертизы, что вся субсидия пошла на нужды хозяйства», — возмущается Белозеров.

Представители инициативной группы, в которую входит, в частности, Жаворонков, подчеркивают: если выявлены нарушения в обращении с бюджетными средствами, Бюджетный кодекс предусматривает порядок: в первую очередь предлагается вернуть их, а в случае отказа средства взыскивают через суд. Но никто вернуть субсидии даже не предлагал.
Александр Вайс полагает: «Из-за судимости руководителей двери кредитных структур для их хозяйств закрыты, поэтому дальнейшая судьба таких хозяйств — банкротство.

Результатом будет массовое сокращение рабочих мест. «Директору предприятия, который признан мошенником, кредит выдадут, только если все правление станет поручителем. А на это вряд ли кто пойдет», — считает Белозеров. «Эта ситуация крайне неблагоприятно отразится на положении дел в сельском хозяйстве», — говорит Жаворонков.

Смотрите также
Подпишитесь на главные новости нашего сайта через соц-сети

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость