Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Недвижимость

«Костей из его стен торчит гораздо больше, чем кирпичей», — жительница Барнаула написала в ЖЖ о свежем котловане на бывшем ВДНХ

Напомним, что на прошлой неделе в Нагорном парке Барнаула возле памятника Ленину появился котлован. Здесь началось восстановление Иоанно-Предтеченского храма, разрушенного в 30-х годах XX века. Так как место это до того как стать ВДНХ (а потом парком) было городским кладбищем, строители вскрыли старые могилы. Коммунисты Барнаула уже обеспокоились строительством, которое, по их мнению, угрожает памятнику вождю мирового пролетариата. Как заявил глава фракции коммунистов в городской думе Андрей Сартаков, партийцы расценивают эти действия как вандализм, они намерены поднять вопрос о строительстве храма на ближайшей сессии БГД, установить дежурство у памятника Ленину, а также, возможно, начнут пикетировать барнаульскую епархию.

Тем временем в Интернете идет бурное обсуждение котлована с костями. Барнаульцы спорят об этом в соцсетях, на новостных сайтах, пишут посты в ЖЖ. Так жительница Барнаула Наталья Канатникова, сходив на место строительства, поделилась своим впечателниями от увиденного у себя в блоге.

Записи размещены на канале BarnaulKPRF.

Наталья Канатникова,
блогер:

Прочитали с мужчиной в новостях о строительстве, развернутом на территории Нагорного парка. Позырили фотки. На фотках виден неглубокий котлован, из которого с боков торчат куски старых кирпичных стен. Мужчина — каменщик, кирпичные стены его большое хобби. А тут столько сразу всего интересного, ясно же надо идти и зырить своими глазами. Ну, пошли.

Краткая справка для небарнаульских френдов.
Нагорный парк — территория в старой части города Б. До революции там было кладбище и часовня. После переворотов кладбище снесли, а в парке устроили выставку достижений народного хозяйства. После перестройки снесли и выставку. Сейчас парк представляет собой довольно неухоженную территорию на обрыве нед Обью. Остатки павильонов, щербатые асфальтные дорожки, в центре памятник Ленину — вот и все. Не так давно местные церковники взялись восстанавливать там дореволюционную часовню. По этому поводу разрыли котлован, фото которого и попало в местные новости.

Котлован мы нашли довольно быстро. Он оказался и вправду неглубоким, около 1.5 метров, и небольшим по площади. Ровные стены, выравненное дно. Забраться в котлован не представляло никакой сложности — вокруг ни забора, ни охраны. Только запертый строительный вагончик неподалеку. На дне котлована мы застали нескольких посетителей — пару местных мальчишек лет по 13 и полупьяную компанию. Посетители увлеченно ковыряли палками одну из стен.

Мы, конечно, сразу пошли зырить кирпичи. Кроме кусков глухих стен из земли выступало большое количество кирпичных арок, которые меня очень заинтересовали. Слишком много их показалось для того, чтобы быть подвальными окнами. Я нашла себе палку и потыкала в одну из арок. Под ноги посыпались комки земли, куски дерева, потом выпало что-то темное и округлое.

— О, кусок черепа! — сказал мужчина, отвлекшись от созерцания кирпичей.

Так я впервые попробовала себя в роли гробокопателя.

Рассматривать котлован стало интереснее. Оказалось, что костей из его стен торчит гораздо больше, чем кирпичей. Просто их сразу не видно.

Каждая из арочек, которые так меня заинтересовали, оказалась хранилищем для гробика. Состояние гробиков после того, как их разрыли экскаватором, можно себе представить. В одной из стен мы обнаружили детский скелет, срезанный повдоль ровно пополам. Из другой скромно торчали тазовые кости. Рядом и арочки выглядывала половина гроба, на этот раз срезанного поперек.

Осматривая все это, мы приблизились к компании, увлеченно ковырявшей котлован. Ребята оказались общительными и нежадными. Нам тут же продемонстрировали груду костей, которые они успели нарыть. Заодно показали гвозди, ручки от гробов (их там вообще довольно много валялось), пару старинных стеклянных флаконов, еще какие-то штуковины. Костями пытались напугать, флаконы и ручки загнать по 300−500 рублей. Пока мы болтали, пара мальчишек ежеминутно подкидывала к нашим ногам еще какие-то находки, преимущественно, опять же, кости. Набралось уже на пару скелетов.

Мы стояли в центре большой такой «братской могилы», мирно покуривали и беседовали об особенностях ее обитателей. Прекрасный выходной, я считаю.

Пашка сказал — если нужны артефакты, пошли по отвалу походим. Там должно быть много разного, они же экскаватором не глядя тут все выгребали. Пашка все детство провел в археологическом кружке, я ему верю. Артефакты мне были без надобности, но стоять посреди костей изрядно надоело.

Исследовали отвал. Когда знаешь, как смотреть, становится гораздо интереснее. Сразу видно и косточки, и гробики, и металлофурнитуру. На гребне отвала, прямо на поверхности, обнаружили останки богатой дамы в бархатном платье. Дама была размазана по отвалу метров, так, на 5. Тут череп, тут рукав, чуть подальше бедро, остатки гроба, опять же. Свистнули юным гробокопателям в котлован, они примчались и принялись внимательно изучать отвал.

С рукава дамы я потырила зачем-то пару пуговиц. Благо, рукав лежал отдельно, и даже без кости внутри. Пашке в ладонь из одной из стенок котлована выпал крестик. Пашка не суеверен, поэтому крестик забрал. Теперь мы тоже можем причислить себя к категории гробокопателей.

Вопросов у меня, в связи с этой прогулкой, масса.

Во-первых, технического плана. По котловану возникает ощущение, что он вырыт на месте какого-то здания. Что это за здание такое, в котором все стены заняты ячейками с гробиками, мне не совсем понятно. Для склепа слишком велико, вроде.

В котловане проведена подготовка к заливке фундамента. Судя по ней, бетон планируется заливать слоем не более 10 см. Что они там вообще строить собрались?

Во-вторых, мне не понятно, кто разрешил вести строительство на территории бывшего кладбища без предварительных археологических изысканий и перезахоронения останков. Особую пикантность ситуации придает тот факт, что строительство инициировали церковные власти. Как-то не по-христиански получается растаскивать чужие кости бульдозером и заливать их бетоном.

В-третьих, безумно любопытно, каково в таком месте работать строителем. Хочу прийти в будний день и пораспросить работников, каких сумею отловить.

Ну, а в целом я в шоке. От места, от обстановки, от ситуации. Я не боюсь скелетов и гробов, я в курсе, что «все там будем» и «любой город стоит на костях» и т.д., и т.п. Но из состояния легкого ошеломления не могу выйти уже пол-дня.

Пашке велела после смерти везти меня в крематорий и оставить там. Не хочу, чтобы через двести лет мои кости разгребали экскаватором строители будущего.

Позже Наталья сделала еще одну запись в блоге по этому поводу:

В попытках найти ответы на технические вопросы, возникшие у меня после посещения ВДНХ, полночи курила интернет. Оказалось, что мое предположение относительно того, что в котловане откопались остатки стариного здания в корне неверны. Все кирпичи — это остатки подземных склепов. Как утверждает НПЦ «Наследие», один из характерных для Нагорного кладбища способов захоронения.

Меня смутило обилие стеклянных пузырьков в находках юных гробокопателей. Но в той же статье НПЦ упоминается, что их часто укладывали в гроб, хоть и не говорится, для каких целей. В этом контексте, кстати, умиляет один из отрытых пузырьков. На нем сохранилась этикетка от духов под названием «Ангелы и демоны». Универсальный аромат для путешествия в загробный мир. (это я от шока все еще злословлю, да).

В еще одной статье из другого источника нашла упоминания о сохранившихся планах кладбища. Оказывается, оно «было поделено на 4 разряда. Первый разряд находился около церкви, второй — в центре, третий и четвертый — на прирезанной местности, при самом въезде в ворота. Четвертый разряд предназначался для захоронения бедных и плата за отвод мест не бралась. За место в первом разряде платили 4 рубля, во втором — 2 рубля, в третьем — рубль.«

Я так полагаю, что кирпичные склепы — это как раз из первого разряда, дорогое удовольствие. Значит, и хоронили в них людей, занимавших не последнее положение в обществе. Более того, такой способ захоронения способствует хорошей сохранности тела (иногда мумификации даже) и предметов, положенных в гроб. Странно, что такие могилы не представляют интереса для местных археологов и они разрешили их так запросто разорять.

Еще один технический вопрос меня интересует касательно оформления этой самой стротельно-разорительной площадки. Любое строительство начинается с ограждения площадки и установки на ней щита с информацией о строящемся объекте. На ВДНХ ничего подобного не обнаружилось. Мало того, что заходи кто хочешь, любуйся косточками. Но ведь Нагорный парк, не смотря на свое запустение, остается привычным местом для прогулок многих горожан. Котлован, пусть и неглубокий, но с торчащими из дна металлическими штырями (разметка под заливку фундамента) — прямая угроза безопасности этих самых гуляющих. Отсутствие ограждения, насколько я понимаю, является прямым нарушением правил строительства.

Чем дальше, тем больше вся эта затея напоминает злую шутку малолетних вандалов, но никак не восстановление храма под эгидой РПЦ.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость