Дендрарий испытал нашествие людей

Очередь в барнаульский дендрарий, 2010 год.
Очередь в барнаульский дендрарий, 2010 год.
Олег Богданов

За теплицами — две кучки, стыдливо присыпанные листьями. Видно, так: гуляли люди по дендрарию, веселились, пили адские коктейли в баночках — тут и настигла их Большая Нужда.

— Люди есть люди, идут сюда, как в парк отдыха, и отдыхают, как привыкли: пьют, матерятся и в туалет тут же ходят. С них-то что взять? — разводит руками старший научный сотрудник НИИ садоводства Сибири им. М.А. Лисавенко Надежда Назарюк.

Четвертый сентябрь подряд Барнаул идет в дендрарий, как говорят в институте, «большой неуправляемой толпой». Каждый выходной сюда приезжает по три тысячи человек, в будни чуть меньше. После того как одна барнаульская газета позвала горожан «в дендрарий — собирать гербарий», почти никто не выходит с пустыми руками. Несут букеты листьев, пакеты с желудями, отломанные веточки…

Хорошие деньги

Администрация НИИ открыла дендрарий для свободного посещения в 2004 году. При пятидесятирублевой стоимости входного билета институт выручает по сто и более тысяч рублей за выходной день. Для нищего института это очень хорошие деньги. Но старые ученые, еще ученики Лисавенко, от этой новации хватаются за сердце:

— Это не лесопарк, это научная полевая лаборатория! Зинаида Ивановна* создавала это 50 лет, а сейчас все уничтожается, вытаптывается. Машины ставили прямо в ореховой аллее, на корнях, один раз 780 машин за день насчитали. Мы не знаем, с кем нам вести диалог, но пусть о нашей проблеме узнает общественность. Ведь мы лишаемся национального достояния России!

Один перешагнет, второй наступит

Дендрарий просто не может вынести такого количества людей. Даже если бы все мы были прекрасно воспитаны, ходили только по дорожкам, не топтали газонов и не отрывали ветки. Для дендрария это непомерная, в десятки раз, перегрузка. Так просто нельзя.

— Я у белки чуть ли не изо рта этот орех вырвала, — хвастается розовощекая девятилетняя девчушка. Дети стайками бегают по аллеям, колотят палками по деревьям, на педагогов большого внимания не обращают.

— Слишком многочисленные посетители для нас бедствие, — говорит Ольга Мухина, руководитель центра декоративного садоводства. — При жизни Зинаиды Ивановны хождение по дендрарию было совсем запрещено. Разрешались только экскурсии. Меня сейчас некоторые наши сотрудники даже упрекать начинают в том, что люди толпой идут, не разбирая дороги, а я, вот не поверите, даже если лягу поперек дороги, все равно пойдут! Кто перешагнет, а кто наступит…

Разносят по веточке

Больше всего страдают хвойные растения. Каждый посетитель считает долгом отломить веточку себе на память, подарить девушке или просто покрутить в ладони и бросить. Между тем у туи и можжевельника очень хрупкая организация: если отломить маленькую веточку, впоследствии может погибнуть целая, здоровая ветка. Опавшие листья, которые, кажется, уже и не нужны никому, на самом деле необходимы и почве, и растениям. Желудями кормятся белочки.

— В природе все взаимосвязано, все гармонично. А у нас все вытаптывают, все выносят! Какое-то варварское нашествие. Как это объяснить?! Уж лучше бы было как раньше, просто спокойные экскурсии… — считает Ольга Мухина.

Иногда ученые не выдерживают, начинают делать замечания:

— Сойдите с газона! Нельзя рвать виноград, не ходите по участку — там же маточник облепихи! Нельзя заходить в теплицы! Нельзя стучать палками по деревьям!

— Вы злая, потому что у вас зарплата маленькая! — ответили Надежде Назарюк посетители.

— Нормальная у меня зарплата, — рассказывала она потом, как оправдывалась. — Но смотреть на это я не могу.

— Чем все это кончится, как вы думаете?

 — Если честно, я думаю, что дендрарий все-таки уничтожат. Ничего сделать не получится, он уже сейчас наполовину вытоптан.

Комментарий

Владимир Усенко, директор НИИ :

— В сентябре всегда наплыв посетителей: во-первых, у нас собрана уникальная коллекция древесно-кустарниковых растений, во-вторых, пойти людям в Барнауле особо некуда… Ну и знаете, как в конце зимы все стараются хоть раз пробежаться на лыжах, так и здесь — в теплый осенний день все обязательно хотят попасть в дендрарий.

Конечно, такие экскурсии наносят урон дендрарию. Любая антропогенная нагрузка влияет на растения, а при нашем воспитании — тем более. Целые деревья за день уничтожают.

Закрыть дендрарий для города? Такой вариант нецелесообразен, но и проблему решать как-то надо. Ставим охрану, консультантов, делаем ограждения. Запретили въезд на территорию института на машинах, надо будет делать стоянку… В следующем году вдвое увеличим стоимость входных билетов, чтобы не все подряд приходили, а те люди, которые действительно любят природу.

Этот вопрос актуален с 2004 года, тогда мы вообще хотели закрыть дендрарий для посетителей, но в сентябре выпал снег, и мы все переиграли. По оценкам экспертов, снег в десять раз перекрыл ущерб, который наносят люди.

Конечно, никакой сверхприбыли от осенних посещений дендрария институт не получает. Деньги идут на содержание дендрария, оплату работы сотрудников, покупку инвентаря.

*Зинаида Ивановна Лучник — один из наиболее высоких авторитетов в российском садоводстве, ведущий ученый-дендролог России, доктор с/х наук, автор 12 книг и брошюр, 63 статей и тезисов. 45 лет заведовала отделом декоративного садоводства НИИ садоводства Сибири. Ею создано два дендрария: Горно-Алтайский (3,3 га) и Барнаульский (10,2 га), в котором представлена самая богатая коллекция в Сибири.

Под ее руководством в Алтайском крае был проведен крупномасштабный опыт, аналогов которому до сих пор нет во всей России, — заложено более 300 школьных опытных дендрариев и скверов.

Цифра

В дендрарии представлено 1800 культиваров (т.е. выведенных, а не дикорастущих образцов) древесных растений, в том числе сорта роз, сирени, чубушника и др., 1300 многолетников — пионы, флоксы, лилии, ирисы и др.

Справка

С 1934 года учеными было выведено и адаптировано к сибирским условиям множество растений со всего света, кроме Новой Зеландии и Австралии. Многолетние испытания позволили сотрудникам института отобрать для культуры около 300 видов растений, из которых 232 вида предназначены для озеленения юго-западной Сибири. Благодаря этому уже давно на Алтае растут деревья и кустарники Дальнего Востока, Северной Америки и европейской территории России. Теплолюбивые и незимостойкие растения из Японии, Китая, Средней Азии и Южной Европы представлены в дендрарии только в единичных экземплярах.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость