Здоровье

Зараза и самолеты. Алтайские врачи оценили обстановку с коронавирусом и возможность его дальнейшего распространения

Пятая волна ковида в Алтайском крае пошла на спад: новых заболевших становится все меньше, а люди массово выписываются из стационаров. Однако, по признанию медиков, праздновать полную победу пока рано. Как поведет себя коронавирус дальше, ждать ли шестой волны, где может образоваться новый штамм и как повлияет на распространение заразы и взаимодействие врачебного сообщества отмена авиарейсов в Европу, разбираемся с врачами.

Что происходит в отделении реанимации горбольницы №5.
Что происходит в отделении реанимации горбольницы №5.
Дмитрий Лямзин

Перемены на «фронте»

В Алтайском крае отмечают снижение заболеваемости за последние три недели. С почти 5000 человек в день она снизилась до 2000.

По словам заведующей кафедрой эпидемиологии, микробиологии и вирусологии АГМУ, профессора Татьяны Сафьяновой, еще 28 февраля мы входили в топ-10 регионов по заболеваемости и смертности. Количество заболевших снижается, так что некоторые эпидемические ограничения в крае снимают.

Вместе с тем, количество заболевших — важный, но не единственный показатель ситуации. «2000 человек в день — это тоже очень много, — говорит главный эпидемиолог края Ирина Переладова. — Ведь по-прежнему в 20% случаев это — тяжелые и крайне тяжелые формы. По-прежнему много людей находится на ИВЛ, и реанимации заполнены».

Медицина, реанимация. Врач.
CC0

По распространению «омикрона» мы «отстаем» от европейской части России и западных стран примерно на неделю-две, и это дает возможность экстраполировать ситуацию на Алтайский край и сделать некоторые прогнозы, впрочем, краткосрочные.

По словам Шевченко, именно через две-три недели суточное количество новых случаев заражения будет соответствовать минимальному между двумя волнами.

«Такого снижения количества заболевших мы ожидали, — говорит Татьяна Сафьянова. — Для омикрона как раз характерно молниеносное распространение и такой же быстрый спад».

Галина Ермачкова, заместитель главврача больницы № 4 по поликлинической работе говорит, что количество обратившихся с первичными признаками ОРВИ снизилось с 500 до 50 человек в день. Сейчас врачи возвращаются к своим привычным обязанностям: ведут обычный прием, приглашают на профосмотры, выписывают документы для отправления студентов на практику.

Впрочем, в случае обострения ситуации здесь снова готовы развернуть «красную зону» на два этажа и вывести дополнительные бригады врачей, как это было в первой декаде февраля, на пике «омикрона».

Главный специалист минздрава по инфекционным болезням у детей Галина Филиппова сообщила, что заболевают в основном организованные дети — в школах и детских садах в начале волны они уходили на карантин целыми группами и классами. Вирус больше поражает верхние дыхательные пути и желудочно-кишечный тракт. «Омикрон» дает в разы меньше пневмоний, при нем не теряется обоняние.

Филиппова отметила, что детских коек в стационарах достаточно, они находятся в Барнауле в БСМП-2 и Центре охраны материнства и детства, а также в Рубцовске, Бийске и Славгороде. Сейчас много свободных коек, количество пациентов заметно снижается.

Реанимация новорожденных
Анна Зайкова

Рано радоваться

Сейчас уже можно говорить о том, что «омикрон» вытеснил «дельту» и за счет легкости и высокой контагиозности сформировал некоторый иммунитет. Но надо понимать, что и в дальнейшем не все люди будут переносить его легко.

«Остаются группы риска, — говорит Валерий Шевченко. — Вирус существенно ухудшает состояние по основной болезни, так что смертность все же остается высокой. Люди из групп риска все равно попадают в стационар. Сейчас амбулаторное звено, скажем так, немного разгрузилось за счет снижения заболеваемости, а вот стационары пока не почувствовали облегчения».

С этим согласна Ирина Переладова. «Если человек ранее не болел ковидом, не вакцинирован или прошло более полугода с предыдущего заболевания, то велика вероятность и „омикрон“ перенести очень тяжело. Не исключен и летальный исход», — говорит она.

Есть среди этого сумрака и хорошие новости. «Коллеги из стран, где волна „омикрона“ уже прошла говорят, то в отличие от „дельты“ после болезни не возникает так называемый мультисистемный воспалительный синдром. Обычно он наступает через два месяца и характеризуется полиорганной недостаточностью», — рассказала Галина Филиппова.

Валерий Шевченко констатирует, что даже если количество заболевших снизится до минимального, «в ноль выйти не получится».

«Красная зона» в Диагностическом центре.
Дмитрий Лямзин.

Что будет с коронавирусом

Врачи надеются, что вирулентность вируса ослабеет, и впоследствии мы вовсе не почувствуем его присутствия. «Даже если вирус мутирует, хочется, чтобы он остался таким же, как „омикрон“ по легкости», — таково общее мнение.

«Иммунитет, безусловно, формируется вакцинацией и переболевшими, но пока не приходится говорить, насколько следующие мутации будет более заразными и патогенными, — считает Шевченко. — Пока нет информации о том, в какую сторону пойдет развитие самого коронавируса. Я видел единичное предположение о том, что будет еще и шестая волна в июле, но оно не подтверждено какой-то экспертной группой ученых. Никто пока не анализировал, что будет дальше, все еще заняты пятой волной».

Пока нет надежды и на то, что ковид приобретет какую-то сезонность, чтобы можно было его прогнозировать и профилактировать заранее. По словам Ирины Переладовой, это характерно для всех пандемийных инфекций. «Например, калифорнийский грипп, он же свиной А1Н1 — в 2009 году начался 29 апреля — вовсе не в сезонный подъем гриппа», — говорит она.

Теоретически новый штамм вируса может сформироваться и в России, но это маловероятно. Помочь должен коллективный иммунитет. «Не зря „омикрон“ появился именно в ЮАР: вирус мутирует в более ослабленном организме, а там 20% населения заражены ВИЧ», — говорит Галина Филиппова.

Вирус.
rosnauka.ru

Продолжать вакцинацию

Сейчас коллективный иммунитет в Алтайском крае, по словам Татьяны Сафьяновой, составляет 55,5%, и это очень мало. Но зато иммунная прослойка увеличивается за счет множества переболевших «омикроном».

«В начале прививочной кампании мы думали, что достаточно вакцинировать 70% населения, но тяжелая „дельта“ показала, что нужно больше, — говорит профессор. — Надо признать, что „омикрон“ появился и протекал уже на фоне некоторого сформированного иммунитета. Появись он раньше, все было бы куда тяжелее и трагичнее».

Пока Татьяна Сафьянова дает осторожные прогнозы:

«Если мы продолжим прививаться, и еще некоторое количество человек переболеет, то мы можем говорить о том, что „омикрон“ превратится в банальную ОРВИ. И последствия у него будут не тяжелее. Дополнительная стимуляция важна. Так мы не даем вирусу шанса усилиться. Может быть, новый штамм будет менее патогенный, или его может не быть вообще. Без вакцинации точно невозможно сказать, какие потери принесет новая мутация».

Ирина Переладова выразила надежду на то, что все же противоэпидемические меры сохранятся: «Да, сейчас понемногу отменяются ограничения, однако хочется, чтобы каждый сделал для себя выводы и продолжил защищаться. Хулиганское отношение к себе ведет к летальным исходам иногда. Мы уже потом готовы все сделать, но поздно».

Пандемия. Вакцинация.
pexels.com

Дорога для заразных

Закрытие воздушных границ над европейскими странами, ставшее следствием российской операции на Украине, в теории должно привести к ограничению передвижений, а значит, к большей разобщенности и остановке распространения коронавируса. Но врачи в этом смысле не особо оптимистичны.

«Если говорить в широком масштабе, то да, скорость распространения определяется миграцией и ее объемами. Это характерно не только для ковида, но и других инфекций. Важно — один заразный человек прилетел на самолете или все 100, — рассказывает Валерий Шевченко. — Но интересно, что, например, для „омикрона“, это не определяющий фактор. В нескольких регионах страны регистрировались незавозные случаи. Человек не контактен, никуда не выезжал, но вдруг заболел. Это связано с тем, что у „омикрона“ много бессимптомных вариантов и быстрое распространение. Заболел первый человек, а симптомы появились только на 11-м. И эти первый и 11-й никогда друг друга не видели».

Конечно, в широком смысле ограничение передвижения — это плюс к биологической безопасности, но небольшой. Завозные штаммы дойдут до нас не настолько быстро, как могли бы, но все равно дойдут.

«У нас был хороший опыт закрытия сообщения с другими странами в самом начале пандемии, — вспоминает Ирина Переладова. — Мы видели и сейчас видим в этом положительный момент. Быстрой передачи вирусов не было. Но говорить о том, что с ограничением передвижений заболеваемость снизится до нуля, все равно нельзя».

Татьяна Сафьянова считает, что, в конечном счете, закрытие авиасообщения не особо повлияет на распространение вируса, ведь в каждой стране все рано принимаются свои противоэпидемические меры.

Ковид. Врачи.
Дмитрий Лямзин.

Медицина без границ

В разговорах о полной изоляции России медики остаются в стороне, поскольку, по словам профессора Сафьяновой, «всегда были за мир во всем мире». Говорить о разрыве отношений с зарубежными коллегами из-за политической и экономической позиции России не приходится. Во всяком случае, пока.

«Медицина всегда была с стороне от политических вопросов, и мировое медицинское сообщество находило возможности общения. Практика не остановится», — надеется Татьяна Сафьянова.

«Лично у меня никак не поменялось отношение к коллегам, которые оказались на территориях, вводящих сейчас санкции, — говорит Валерий Шевченко. — Тут каждый должен за себя решить. Хочется надеяться, что все контакты сохранятся, и с другой стороны тоже не последует никаких ограничений. Есть традиционные форумы, совещания, конференции и международные проекты. Работа должна быть максимально эффективной, и хочется все это продолжать».

По словам Шевченко, сложности в передвижении врачей по миру мы уже проходили 2,5 года назад в начале пандемии, когда фактически также оказались в изоляции, только по эпидемиологическим соображениям.

«Тогда онлайн-формат очень помог всем, — вспоминает Шевченко. — Я понимал, что за неделю, например, послушал, пятерых авторитетнейших специалистов со всего мира, сидя дома или в рабочем кабинете. Это невозможно в очном формате, даже если бы все границы были открыты. Никаких централизованных указаний о прекращении контактов в нашей стране, слава Богу, нет. Я думаю, при обоюдном желании никаких ограничений продолжать международную деятельность с коллегами мы не увидим».

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь! Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость