Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Дорогая ёлочка

Андрей Никитин.
Андрей Никитин.
Анна Зайкова

Споры противников и сторонников устанавливать дома на Новый год живую елку длятся давно, и, как видим по количеству елочных базаров, идут они безрезультатно — каждый остается при своем. Как сторонник, я всегда нахожу аргументы за живую елочку, и вот в канун одного из Новых годов у меня появился еще один, может быть, и сомнительный, но уж очень для меня положительный довод: ставить настоящую ель — это же весело!

Мой хороший знакомый Володя — человек занятой, бизнес все время заставляет его работать допоздна, а то и вовсе уезжать из Барнаула. Поэтому разговоры о том, что надо бы купить елочку детям, Володя к сведению принимал, но дотянул до 31 декабря и так ничего и не купил.

Часов в семь вечера он позвонил мне и спросил, где в нашей округе (а живем мы рядом) можно купить колючее деревце. Я назвал ему как минимум три точки, но говорил об этом с сомнением — стемнело, и все продавцы, должно быть, уже разошлись.

Через полтора часа Володя перезвонил мне и попросил принести пилу и топор.

На лестничной площадке лежала четырехметровая макушка большой ели с комлем сантиметров 15 в диаметре. Верхушка у этого гиганта была отпилена, поэтому диаметр ствола сверху тоже был великоват — сантиметров пять-шесть. Единственное, что было прекрасным в махине, — это шишки, которых было так много, что елку можно было и не украшать вовсе. Да, и еще веток было богато, так что старая традиция, когда на лысые елочки привязывали отрубленные веточки для пышности (а иногда еще высверливали дрелью отверстия в стволе и вставляли туда ветки), тут вовсе была не нужна.

Я несколько раз уже помогал Володе устанавливать елку, поэтому знал, что подставка у него хлипковата — диаметр у ее трубы был аккурат размером с макушку купленой «дубины». Сразу решил отпилить лишнее снизу, а приятеля попросил принести с балкона саму подставку.

Володя ее вынес… с почерневшей прошлогодней пихтой. Если при виде гигантской елки перед дверью я только криво усмехнулся, то теперь громко расхохотался. Но, с другой стороны, человек он занятой, понять его тоже можно.

Кое-как вырубив в основании из 15 сантиметров 5 и забив это все в подставку, мы понесли новую ель в квартиру. Там сидела мрачная жена Володи и тихо повторяла: «Пять тысяч за эту ёлищу!»

Оказывается, на елочные базары Владимир опоздал, поэтому позвонил в какую-то контору, что доставляла деревца прямо на дом. А там оказалась «последняя и только такая» за 5 тысяч. Володя, как настоящий мужчина, вначале ничего не сказал жене — раз надо было достать елку, он же ее достал.

Я смеялся не переставая, считая, что мы попали в какой-то рассказ Николая Носова, в котором маленькие балбесы выпутываются из смешных ситуаций.

Потом мы долго придумывали, как закрепить подставку, рассчитанную не на «такую дубину», я подтрунивал над Володей, он тихо вздыхал, жена то вспоминала про 5 тысяч и сердилась, то тоже переходила на смех…

А так-то елка в игрушках, мишуре и со всеми своими шишками оказалась очень даже красивой и держалась долго, до 13 числа даже почти не осыпалась.

Зато ни об одной из своих и чужих елок я (и семья Володи) не буду так помнить, как о той. И все время смеяться, когда разговор заходит об этом дорогом нам дереве.

С наступающими вас праздниками!

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость