Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Из экономиста в керамисты. Как алтайский мастер слепил себе из глины новую жизнь

Раньше Михаил Бывших продавал свои керамические изделия прямо из-под барной стойки, когда работал в ресторане. А сейчас он создает посуду для лучших барнаульских заведений, учится у мировых мастеров и сам продает видеокурсы. Но главное — пытается вывести российскую керамику на новый уровень.

Михаил Бывших за работой.
Михаил Бывших за работой.
Мария Лобастова.

Старинное здание. Несколько скрипучих ступеней. Не менее скрипучая дверь. Открываем ее и входим в выставочный зал «Города мастеров»: почти год назад он превратился в мастерскую керамиста Михаила Бывших. Сейчас помещение выглядит неуютно: полки пустые, шкафы нагромождены друг на друга.

Сам мастер буквально сидит на чемоданах. Он прилетел с двухнедельного обучения в Италии и начал собирать все оборудование для переезда на новое творческое пространство — в галерею «Нагорная».

Мастерская Михаила Бывших.
Мария Лобастова.
Мастерская Михаила Бывших.
Мария Лобастова.
Мастерская Михаила Бывших.
Мария Лобастова.

Посередине мастерской стоит электрический гончарный круг, на подоконниках — незаконченные изделия. Прохладно. Михаил наливает горячую воду в глиняную кружку, другой посуды тут нет.

Простой способ согреться превращается в чаепитие. Между делом мастер рассказывает о своих работах, ставших итогом обучения у керамистов со всего мира, и показывает шкатулку размером с грецкий орех и стоимостью 1500 долларов — это подарок японцев.

Еще десять лет назад Михаил и представить не мог, что станет не международным экономистом, а профессиональным ремесленником.

«Я учился в Москве, даже президентскую стипендию получал. Но в один момент решил все оставить и переехал в село. Сначала в Краснодарском крае, а потом перебрался в тихую деревню Окунево Омской области», — рассказывает мастер.

Первое знакомство с глиной произошло, когда Михаил копал землю в коровнике. Увидел материал, накидал «про запас» на металлический лист и подумал — пригодится. Пригодилась. В январе.

«Был у меня знакомый Алик, лепщик, он в перерыве между алкогольными запоями рассказал и показал, как приготовить материал. Только представьте: минус 32 градуса, лист железа, костер… и все это на протяжении 12 часов», — смеется мастер.

Мастерская Михаила Бывших.
Мария Лобастова.

После такого посвящения Михаил начал лепить первые изделия, пока еще без круга. Во время поездки в Омск познакомился с первым наставником. Дальше были заработки в Москве и переезд в Алтайский край. В мастерской до сих пор лежит напоминание о том времени — 150-килограммовый ножной круг, который Михаил забрал с собой.

Переезд на Алтай

В селе в Алтайском районе пришлось с нуля строить быт: Михаил купил и отремонтировал дом. Работал там вместе с кузнецом и мастером по созданию музыкальных инструментов, летом в гости приехал наставник и появилась первая печка для обжига изделий.

«Я жил там год, потом деньги закончились, все разбежались по женщинам, а я остался один. Нашел работу в Белокурихе. Меня взяли в хороший ресторан барменом-сомелье. В течение года я там работал и параллельно гончарил. Все оборудование потихоньку перевез и начал делать первые заказы, — рассказывает Михаил. — Я с барной стойки торговал. Согласовал это с начальством, так что все были в курсе».

Мастерская Михаила Бывших.
Мария Лобастова.

Дальше произошла судьбоносная встреча с будущей женой. Квартира — наполовину мастерская и большие заказы от ресторанов и спа-салонов. Керамика превратилась из увлечения в работу. Тот жизненный период Михаил вспоминает нехотя: «Что же мы о прошлом, не люблю туда возвращаться. Надо двигаться, печки перевозить».

В Белокурихе керамист прожил пять лет. Мастерская из квартиры переехала в художественный бутик санатория «Россия». «Там было камерное пространство. Все в стекле, — делится Михаил. — Появились планы открыть школу, и я сделал это в итоге, правда, в Барнауле».

В краевую столицу мастер приехал меньше года назад. Причиной стала семья. «Белокуриха очень благоприятное место для жизни, но у меня две маленькие дочки, я хотел старшую устроить в секцию, но там даже танцы не нашел, не то что художественную гимнастику», — вспоминает Михаил.

Поездка в Италию

Про недавнюю поездку в Италию Михаил, кажется, готов говорить бесконечно. Он будто вновь проходит по маленьким улочкам Неаполя, заглядывает в мастерские. Показывает на телефоне десятки фотографий и видео. Наткнувшись на снимок многоярусной тортовницы, закатывает глаза и говорит: «Жена увидела, теперь такую же просит».

В Европу Михаила позвал мастер Эльвио Мацони. Первый раз итальянец приезжал в Россию больше 10 лет назад. В этом году он дважды участвовал в сибирских фестивалях.

Михаил Бывших в Италии.
Фото из личного архива героя.

«Мы как-то в интернете общались, и вдруг он говорит: „Приезжай, научу“. Бесплатно. Надо было только купить билеты. Мне хотелось узнать у него, как расписывать изделие по эмали. Такое мне больше подходит. Изделие не надо полностью покрывать глазурью, а я люблю оставлять свежий материал, чтобы было видно глину», — вспоминает мастер.

На вопрос о языковом барьере Михаил усмехается: «Я знаю французский, а в итальянском много похожих корней, времена такие же и глаголы, только окончания разные». Кроме полного погружения в языковую среду мастер смог полностью прочувствовать европейский быт, потому что жил в доме у Эльвио. Там же работал в мастерской вместе с сыновьями итальянца.

Главное отличие итальянской керамики от российской Михаил видит в том, что в Европе мастера, которые занимаются росписью, не испытывают потребности в гончарных формах.

«Им не надо заниматься заготовкой „полуфабрикатов“. Можно приехать на склад и купить то, что требуется. Это как сток-центры: есть позиции, которые дублируются, есть те, что отличаются, — подмечает Михаил. — У нас в России на первом месте форма, декорирование очень слабое».

По словам керамиста, на российских фестивалях соревнуются скульпторы и гончары, а в Италии к ним еще добавляются художники.

«Финишная обработка изделия по всему миру неотъемлемая часть керамики. У нас нет. У мастеров, которые просто делают форму, все изделия сливаются в одну кучу, нет своего почерка. Люди не понимают, что роспись — это не просто добавить цвет, это то, что энергетически и эстетически очень обогащает изделие», — заканчивает Михаил.

Про авторскую керамику

На полке с еще не перевезенными изделиями лежит коробка с музыкальными инструментами — окаринами. Их Михаил делал для гостей фестиваля, посвященного Василию Макаровичу Шукшину. В мастерской остались только те, что плохо свистят. Керамист смеется: «Мы оставляем себе либо что-то памятное, либо бракованное».

Окарины с изображением В.М. Шукшина
Мария Лобастова.

Поднимаю глаза на одну из полок и замечаю надпись: «Авторская керамика Михаила Бывших». Спрашиваю, какие еще бывают виды. Гончар поясняет, что есть традиционное направление, а есть авторское искусство. Большая часть тех, кто работает в первом, — это «люди от сохи». По словам Михаила, они просто крутят формы.

Вторые же чаще всего имеют высшее образование, и, как правило, это художники, овладевшие гончарным кругом.

Мастерская Михаила Бывших.
Мария Лобастова.

«Я уже третий год пытаюсь поступить в университет, но у меня просто не хватает времени. Диплом нужен, чтобы быть в жюри на чемпионатах и фестивалях. Те заведения, куда я хочу, находятся далековато. Уже смирился, что поступлю в „кулек“ (АГИК. — Прим. ред.), но в прошлом году пропустил время подачи заявления для прохождения ЕГЭ», — усмехается Михаил.

Мастер постоянно занимается самообразованием, говорит, что конкуренции не боится, даже создает ее, обучая других.

«Все смогут посоперничать со мной, только если останусь на том же месте, что и сейчас. Поэтому я обрекаю себя на постоянный рост, и это нормально, — подчеркивает Михаил. — Эльвио как-то сказал: „Научись делать качественную керамику, создай ей свое лицо, и у тебя не будет конкурентов“. В России все друг с другом бодаются, потому что никто не ищет свое, уперлись в форму и воюют друг с другом».

Про заработок и последователей

«За этим гончарным кругом сидели все блогеры Барнаула, — смеется Михаил и начинает разминать глину, чтобы сделать небольшой сосуд. — Это единственный способ раскрутки аккаунта в Instagram, который мы использовали».

На профиль мастера сейчас подписано больше 12 тыс. человек, он постоянно загружает истории и пишет посты. Популярным себя не считает, хотя в начале осени видео с ним, которое снял один алтайский телеканал, стало вирусным и собрало несколько миллионов просмотров.

В нем мастер отвечал на вопрос о том, считает ли он, что девушка — это священный сосуд: «Да, я специально сказал то, что сказал, но и на монтаже постарались, обрезали вовремя». Единственное, на что мастер обижается, — что не отметили его аккаунт. «Так добавилось бы уже несколько десятков тысяч фолловеров».

Несмотря на то что Михаил сейчас старается уделять больше времени авторской керамике, от мастер-классов для начинающих гончаров не отказывается.

«Во-первых, это самый быстрый способ заработка, во-вторых, энергоотдача. Я сейчас не занимаюсь потоковой керамикой, уже два месяца не могу за ресторан взяться, хотя там нормальный бюджет. На мастер-классе ты получаешь взаимный энергообмен, а заказчик просто забирает посуду и отдает деньги. Для мастера этого недостаточно», — делится Михаил.

Мастерская Михаила Бывших.
Мария Лобастова.

С переездом в новую мастерскую он собирается изменить формат обучения: «Я буду теперь брать максимум трех человек. Хочу работать не на количество, а на качество». Стоимость занятия в районе 1000−2000 рублей. Есть и долгосрочные курсы — как в мастерской, так и в формате онлайн.

После обучения у Михаила серьезно керамикой в Барнауле занялось больше 10 человек. Причины у всех разные: кто-то просто давно мечтал, кто-то за гончарным кругом расслабляется, кто-то пытается зарабатывать в этой сфере.

«Моя задача — сделать керамику Барнаула, в лучшем случае Сибири и России, немножечко более осознанной», — говорит о своей миссии Михаил.

Керамист уверен, что в Барнауле скоро будет много мастерских, где люди смогут не только зарабатывать и отдыхать душой, но и создавать свою новую жизнь.

Сколько стоит стать гончаром

Видеокурс Михаила Бывших со скидкой стоит 9 тыс. рублей (обычная цена — 12 тыс.). К нему многие заказывают круг, самый простой обойдется в 45 тыс., вместе с ним приезжает 20 килограммов глины. Еще нужна печка, за нее придется отдать минимум 80 тыс. рублей.

В сумме получается больше 130 тыс. рублей, но, если постараться, можно за несколько обжигов окупить все.

Мария Лобастова

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость