Жизнь

Карлин мечтал работать на Луне

«МЭ» публикует сочинение губернатора Алтайского края «Наша школа через 20 лет» спустя почти сорок лет после написания. Накануне Дня учителя жительница села Королёвка, бывшая учительница истории Анна Степановна Рязанова, открыла старый альбом и с улыбкой грусти перечитала наклеенное туда сочинение одного из своих учеников… Оно было написано в 1968 году десятиклассником Александром Карлиным, нынешним губернатором Алтайского края.

Наша школа через 20 лет

«Иду из школы и думаю, что мне нужно сделать к понедельнику. Сделать предстоит многое. А главное — написать сочинение на тему «Наша школа через 20 лет». Чудаки люди. Ведь никто из них не может в точности сказать, что будет завтра, а тем более через такой большой промежуток времени.

Навстречу мне по улице на лыжах бегут соседские мальчишки, братья Колька и Игорь. Кольке 6 лет, он ходит в подготовительный класс. Старший брат Игорь — в восьмой. Колька ходит в школу один раз в неделю, но всё равно считает это огромной работой. Придя домой, он ложится на диван и кричит младшей сестрёнке: «Наденька, принеси газету, видишь, что брат устал». Читать он как надо ещё не умеет и читает в газете только заголовки, да и то по слогам, но человеком считает себя необычайно образованным. И вот сейчас на мой вопрос: «Как ты думаешь, Николай, какой будет наша школа через 20 лет?», он задумался, морща лоб. А потом, что-то вспомнив, кричит: «А школы-то не будет, её ликвидируют». Я опешил: чего-чего, а этого от Кольки не ожидал. «Почему же ликвидируют?» — спрашиваю. «А потому что будут давать такие таблетки сладкие, которые съешь и будешь знать. Мы с мамой это по радио слышали.

«Эх ты, — вступает в разговор молчаливый Игорь. — Через 20 лет во всей Вселенной ни одного человека не будет. Через пять лет на Земле накопится такой запас атомной энергии, что останется только на кнопки нажать, чтобы от Земли осталось полтора десятка астероидов. А кнопку нажать какой-нибудь бешеный наподобие Голдуопера всегда найдётся».

Два человека, хотя и маленькие, и два противоположных мнения.

Постараюсь-ка всё же я перенестись на 20 лет вперед…

Итак, 1988 год. Март. На несколько дней я приехал в город Вылково. Прямые улицы с одно- и двухэтажными домами из стеклопластика. Навстречу идут люди весёлые, крепкие, с цветами в руках. Недавно окончилась смена на местном химкомбинате. После четырёх часов труда люди спешат домой, чтобы отдохнуть, сходить в местный театр или во Дворец спорта. Почитать или съездить на рыбалку.

В центре города выделяется большое здание, которое чем-то напоминает Дворец съездов в Москве. Подхожу ближе и читаю неоновую надпись: «Вылковская средняя школа № 1». Школа пятиэтажная. На первом этаже находятся лаборатории и мастерские, на втором — спортзал. А на остальных классные комнаты и кабинеты. В школе три тысячи учеников и двести учителей.

Завтра вечером (ещё 20 лет назад договаривались) мы встретимся здесь с ребятами из нашего класса. А сегодня я решил походить по школе, посмотреть, как учатся сейчас дети. Ведь на Земле я не был уже пять лет. С экспедицией от нашего института производил разведку ископаемых на Луне.

Ещё я надеялся встретить кого-нибудь из своих учителей. Мне посчастливилось. В кабинете математики увидел небольшого роста женщину. Пригляделся получше. Ба, да это Светлана Николаевна! Разговорились. Всё время она работала в этой школе. Обучение с каждым годом усложняется, поэтому приходилось несколько раз ездить на самоусовершенствование. Сейчас с десятиклассниками она проходит новую тему: «Работа на электронно-счётной машине». Имеет несколько печатных работ по педагогике.

В физкабинете я увидел много ребят в белых халатах. Это десятиклассники находились на практических занятиях по изучению природы электрического тока. От них я узнал, что здесь сейчас работает и Юлия Филипповна. Она заслуженный педагог РСФСР, имеет несколько наград за свой беспокойный труд.

Ходил я по школе и не переставал удивляться. Кругом поразительная чистота и порядок. На переменах ученики находятся или в спортзале, или в школьном саду. Кстати, о спортзале. Когда я зашёл туда, то подумал, что это зал для тренировок космонавтов конца 60-х годов. Вертелись центрифуги, барокамеры, а в них — мальчишки и девчонки. И вообще было много спортивных снарядов, которых мы раньше не видели. В спортзале был небольшой бассейн и каток с искусственным льдом. Мимоходом заглянул в школьную столовую. Весёлые крепкие мальчишки и девчонки получали завтраки, рассаживаясь за удобные столики.

До позднего вечера пробыл я в школе. Разговаривал с учителями и ребятами. И под конец даже немножко жалко стало себя. Не мог же я лет на 20 позже родиться. Но, подумав, сказал себе: «Не унывай, друг. Ведь ты много повидал того, что эти ребята знают из истории и по книгам».

На следующий день вечером я опять отправился в школу. Большинство «наших» было уже в сборе. Не смогли приехать только несколько человек. Вергеев Виктор Фёдорович находился в экспедиции на Луне, Терехов Евгений Асетович руководил испытаниями нового космического корабля, Фишер Мария выступала в составе балетной группы в Антарктиде (в курортных городах Мирном и других) Не сразу узнал я одноклассника Мишу. Навстречу мне поднялся солидный мужчина с кожаным портфелем в руках. Михаил Иванович руководил большим пищевым трестом. Поговорил я и с Рязановым Вовкой. Он по путевке 4-го Коминтерна находился в Англии. Недавно там произошла социалистическая революция. Среди нас собравшихся было несколько профессоров, два партийных работника, учителя, врачи, механизаторы, рабочие.

Исписав страницы записной книжки адресами после стольких воспоминаний и разговоров, уже в третьем часу ночи мы вместе направились в гостиницу

— Ты что же это, парень, на дорогу не смотришь? — раздался вдруг чей-то голос. Я вздрогнул, остановился и увидел, что стою посреди дороги, а передо мной автомашина.

«Ну и ну, — сказал я себе. — Случится же такое, как размечтался! А потом подумал: Что ж, ведь это будущее не так уж далеко».

Спустя 37 лет

В селе Вылкове до сих пор учатся в деревянной школе. Туалет на улице. Зимой ребятишки часто простывают… Буквально через дорогу — застывший долгострой. Как раз в 1988 году начали ретиво строить новую школу. И вот стоит сейчас то, что должно быть школой, с пустыми глазницами. Оконные блоки давно разворованы. Теперь продолжения стройки педагоги даже опасаются.

— Боимся, что она может завалиться, — говорит Светлана Николаевна. Бывшая классная руководительница Александра Карлина Светлана Николаевна действительно до сих пор работает в Вылковской школе. Но только в той же старенькой деревянной, без неоновых букв и бассейнов.

— На него навалилось проблем очень много сейчас, — говорит о губернаторе учительница. — Везде растащиловка, жуть. У нас председатели говорили, что денег не получали, а у самих были квартиры в городе…

— Новая школа стоит как памятник бесхозяйственности, — вздыхает Светлана Николаевна.

Классная руководительница вспоминает выпускников 1968 года как больших романтиков.

На спектакли, которые в школе ставили, народ валом валил.

Как-то ставили спектакль, никто не хотел священника играть, а Саша Карлин согласился. Потом так хохотали, так здорово он его сыграл. По словам Светланы Николаевны, теперь в нынешних детях больше скептицизма и жестокости.

— Я горд, что я в своё время был учителем Карлина, — говорит Анатолий Ефимович Кузнецов. Анатолий Ефимович 23 года был директором школы, а во время учёбы будущего губернатора работал преподавателем военно-патриотического воспитания.

— За сборную он не выступал, — вспоминает ученика бывший военрук. — Но на перекладине норму делал. И на лыжах хорошо бегал. Сам он был из Королёвки, а все королёвские на лыжах хорошо ходили. Теперь изменился он, возмужал, постарел, я бы так не узнал. А за дело он яро взялся. Хватило бы запала, чтобы не получилось так, как с нашей новой школой. За школу новую когда-то тоже рьяно взялись. Подвезли кирпич, бетон. А потом началась тягомотина. А теперь надо смотреть хорошо, прежде чем стройку продолжать. Плиты могут упасть.

Королёвские мечтатели

Заслуженная учительница России Анна Степеновна Рязанова сегодня практически не встаёт. Скрутило позвоночник. Говорит, что плачет, только когда одна. «А так держусь молодцом, даже пою иногда». Сын её, Владимир Рязанов, в Англию по путёвке Коминтерна не уехал. Владимир Иванович тоже заслуженный учитель России. И дочь у Анны Степановны учительница, и внучки. Такая вот династия появилась, несмотря на все козни правительства учителям. И старая учительница продолжает верить в ту школу, о которой когда-то написал её ученик.

Короед Ишутин

В Вылковской школе учился и нынешний заместитель губернатора Яков Ишутин.

— У него была такая мягкая, добрая улыбка, — вспоминает одноклассница Ишутина Людмила Фёдоровна, сотрудница районной администрации. — Тогда в моде были спектакли. В одном мы вместе играли. Я была старухой Изергиль, он играл вроде кого-то из кавалеров. Он был высокий, похожий на цыганёнка. Мы с ним вместе были из лесхоза. Нас, детей работников лесхоза, в школе называли короедами. Мы гордились тем, что из лесхоза. Наши родители все между собой дружили. Была такая особая лесная коммуна из 20 семей. Выходные все проводили в лесу у реки. Накрывали столы, выкладывали пироги, рыбу на противне запекали, индюшатину. Мы, дети, играли в лапту, подснежники собирали, пекли картошку. Любимым занятием было залезть на верхушку наблюдательной вышки. У нас было коммунальное лесное детство, и все мы лес обожаем. Я теперь, рассказывая вам про это, даже запах тот чудный словно почувствовала.

— Я думаю, в выборе Ишутина заместителем сыграло роль, что они в одной школе учились, — считает Людмила Астахова. — Хотя Карлин и заметил, что земляческими принципами не будет руководствоваться. Но ведь здесь он получает и замечательного специалиста, и человека, вышедшего из родной школы…

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость