Жизнь

«Нет у человека желания, как его удержать?»: серьезный разговор с алтайским фермером об опорных людях и откровениях с Путиным

Вся жизнь главы крестьянского хозяйства «Енисей» Виктора Косача связана с маленьким селом Солоновка Новичихинского района. Здесь он родился, начал свой трудовой путь, построил успешный бизнес. И остался. Altapress.ru решил поговорить с ним не о посевной и урожае, а о том, что сейчас волнует селян, почему они разъезжаются и как меняется их менталитет.

Виктор Косач, глава КФХ "Енисей" Новичихинского района.
Виктор Косач, глава КФХ "Енисей" Новичихинского района.
Анна Зайкова

«Хорошие дома — на вес золота»

— Часто приходится слышать, что село вымирает, люди разбегаются. На ваш взгляд, как за последние 20 лет изменилась сельская жизнь? Что стало хуже, а что лучше?

— Я бы не сказал, что на селе совсем все плохо. Напротив, условия жизни стали лучше — есть водопровод, канализация почти в каждом доме. Захотел все удобства, пожалуйста — водонагреватели, душевые, любая бытовая техника доступна.

Могу сказать, что на сегодняшний момент в плане бытовых удобств сельская жизнь ни чуть не уступает городской.

Единственный минус — на селе стали мало строить новое жилье. Хорошие дома, выставленные на продажу, — на вес золота. Отслужившие свой срок развалюхи стоят пустыми, в них просто невозможно жить. Пока новых домов не будет — люди в село жить не поедут. Это значит, что нам все также будет не хватать педагогов, врачей, квалифицированных специалистов.

Село Солоновка Новичихинского района.
Анна Зайкова

У нас в Солоновке школа полностью укомплектована учителями, но есть те, кто в скором времени может уйти на заслуженный отдых. Чтобы на их места приехали новые люди, об условиях жизни, в том числе жилищных, надо думать уже сейчас.

В России есть специальные программы по привлечению кадров на село, но выделяемых государством средств на покупку жилья, как правило, недостаточно. Я за то, чтобы молодым специалистам на селе строили квартиры.

— Очевидно, что отток людей есть. Как, на ваш взгляд, этот процесс можно остановить?

— На селе остаются те, кто любит этот образ жизни, любит свою работу. Если нет у человека желания, как его удержать? Никак. В этом плане я — реалист. В нашем хозяйстве средняя заработная плата составляет 40 тыс. рублей — этого хватает, чтобы комфортно жить. Оттока кадров нет, наоборот, готовы еще принимать людей.

Село Солоновка Новичихинского района.
Анна Зайкова

Всегда рады молодым: иногда приходят парни без образования, только отслужившие в армии, берем и таких. Если человек толковый, свое место на производстве он найдет.

— А вас лично, что останавливает на селе? Могли бы найти управляющего для бизнеса и жить где-нибудь в Сочи.

— Все меня тут держит. В Солоновке я родился, вырос и хочу жить. Могу съездить куда-то отдохнуть, и то ненадолго. День-два в городе провожу и все — домой тянет. Я большой любитель рабочего процесса: сам могу за комбайн сесть и руками поработать, если нужно.

«Прошла оптимизация, люди лишились работы»

— В России уже много лет действуют различные программа для сельских территорий. Вы заботу государства чувствуете?

— Конечно. У нас в селе за последние годы появились новая школа и новый фельдшерско-акушерский пункт с современным оборудованием. Разве этого мало?

Хорошо работает программа сельских инициатив, когда жители сами решают, какие работы надо провести. Так у нас строятся новые детские площадки, ремонтируются мемориалы. По партийной программе в райцентре преобразился дом культуры, который теперь не узнать.

Село Солоновка Новичихинского района.
Анна Зайкова

— Чиновники многое мерят миллионами и миллиардами. Чем можно измерить качество сельской жизни?

— Только довольными людьми. Важно дать им досуг, транспортную доступность, возможность зарабатывать. Увы, не все получается. Раньше у нас в селе был участок «Региональных электрических сетей», где работало шесть человек, сейчас — двое. В сельской администрации тоже прошла оптимизация, люди лишились работы.

— Как думаете, сохранилась ли еще прослойка сельской интеллигенции и влиятельна ли она?

— Конечно. Учителя, врачи, библиотекари, как и раньше, имеют свой авторитет на селе. Их уважают, к их мнению прислушиваются. С работниками администрации чуть сложнее — отношение к чиновникам у населения не всегда однозначное.

Виктор Косач, глава КФХ «Енисей» Новичихинского района.
Анна Зайкова

— В советских фильмах очень хорошо показаны опорные люди — председатели колхозов, передовики, идейные партийцы. На ваш взгляд, кто сейчас опорные люди на селе?

— Везде по-разному. Но обычно прислушиваются к главе села, к директору школы, к руководителям хозяйств. Любое событие, которое проходит в Солоновке, без этих людей не обходится. У нас в селе есть совет ветеранов, который тоже имеет свой авторитет.

«Есть, конечно, бездельники, но их меньшинство»

— Весной Минсельхоз России обратился в ФМС с просьбой пустить в страну трудовых мигрантов. Работать на полях некому. Алтайскому краю это нужно?

— Я считаю, что нет. Мне эта ситуация кажется совершенно дикой. Надо ведь своим гражданам дать возможность работать, а не мигрантов принимать. Не верю, что на селе не осталось людей, готовых честно трудиться. Есть, конечно, бездельники, но их меньшинство. Если все же мы думаем о будущем своей страны, вопрос привлечения мигрантов в сельское хозяйство не должен возникать.

Село Солоновка Новичихинского района.
Анна Зайкова

— С точки зрения развития кадрового потенциала приход высоких технологий в сельское хозяйство вы как оцениваете? Не разучится ли человек работать руками?

— Думаю, что нет. Прежде чем запустить любой элемент высоких технологий в АПК, все надо прочувствовать руками. Сегодня только в красивых презентациях комбайн сам едет и убирает. На деле же он может забуксовать, сломаться, наткнуться на упавшее дерево — в поле всякое бывает. Без участия человека даже самая высокотехнологичная техника в ближайшей перспективе обходиться не будет.

В этом вопросе меня беспокоит другой момент. Высокие технологии — это с одной стороны хорошо: они труд сельского человека облегчают, делают его комфортным. Но представим, что завтра мы купим комбайн, который действительно сможет один в поле работать.

А людей куда девать? Мы же говорим о развитии сельской жизни, о повышении рождаемости, о будущем, в конце концов.

Село Солоновка Новичихинского района.
Анна Зайкова

«Кто хочет работать, тот ничего не боится»

— Моя коллега недавно рассказывала историю, как ее дочь два месяца плакала из-за того, что смогла поступить только в аграрный университет и стеснялась об этом говорить друзьям. Это, на мой взгляд, показатель непрестижности сельскохозяйственных профессий. А как этот престиж поднять?

— Сложно ответить. Мне кажется, должно быть целенаправленное осознанное желание работать в сельском хозяйстве. Тогда ни стеснение, ни жалость к себе возникать не будут. И учеба в аграрном университете будет даваться легко.

Выпускники тоже бывают разные. Одни получают диплом, а в голове пустота. Другой, глядишь, хваткий, есть свои мысли, стремления. Такой человек на производстве всегда себя найдет. Я, например, с детства мечтал стать инженером, окончил аграрный институт, по сей день работаю — ничуть о своем выборе не жалею.

Виктор Косач, глава КФХ «Енисей» Новичихинского района.
Анна Зайкова

— Почему все-таки молодежь не идет в профессию? Думаю, что дело не только в деньгах.

— Кто хочет работать, тот ничего не боится. Все остальное — отговорки.

— Когда же, на ваш взгляд, аграрные профессии перестали быть престижными?

— Около 20 лет назад, когда были низкие заработные платы, когда месяцами не платили, когда перспектив не было никаких. Сейчас, конечно, ситуация совершенно иная.

В следующем году будет 30 лет, как я фермерствую. В 1992 году уходил с должности директора школы — в те годы там было еще хуже. Начинал мастером производственного обучения. В свое время на базе общеобразовательной школы была отличная профессиональная подготовка учеников.

Село Солоновка Новичихинского района.
Анна Зайкова

Выпускник выходил уже с дипломом тракториста-машиниста и имел право работать на колесных тракторах, на комбайнах. Девушки учились на мастеров машинного доения. Кому-то этого было достаточно.

— Есть ли сейчас преемственность поколений в сельском хозяйстве?

— Я сам потомственный аграрий — мама была агрономом, папа — зоотехником. Конечно, выбор профессии зависит от родителей. Многие как говорят: «Что тебе тут делать? Уезжай!». И не думают, а будет ли ребенку хорошо в городе. Там порой еще сложнее.

При этом их сверстники, оставшиеся на селе, успешно работают, получают хорошие деньги, отдыхают, покупают автомобили, строят дома. И жизнь их ничуть не хуже.

Специальный вопрос

— Представим, что к вам в село приезжает Путин и у вас есть три минуты, чтобы рассказать ему о жизни на селе. Какую бы проблему вы подняли в первую очередь?

— Мы много говорим о сельской жизни, но иногда не понимаем банальных вещей. Сейчас, например, произошел серьезный обвал цен на молоко — месяц назад литр стоил 28 рублей, сейчас уже 19. Настоящий коллапс.

Люди злы на всех — на президента, на правительство края, на администрацию района. Приходят недовольные на работу, ругаются, к митингам призывают. Ситуация реально напряженная.

Село Солоновка Новичихинского района.
Анна Зайкова

Владимиру Владимировичу я бы сказал, что надо наконец определить стратегию развития сельского хозяйства, чтобы не допускать таких резких понижений. Нам нужна стабильность. Осенью ведь опять проблемы начнутся. Людям надо будет детей в школу собирать, они скот начнут сдавать, цены на мясо сразу упадут. Разве это справедливо?

О чем еще рассказал собеседник

О личном подсобном хозяйстве

У нас в Солоновке скота меньше не стало. В паевом договоре нашего хозяйства прописано, сколько сена, зерноотходов и пшеницы мы должны выделить каждому собственнику земли. Понимаем, что на селе личное подсобное хозяйство — возможность дополнительного заработка. Многие семьи держат по 5−6 коров, а кто-то и больше, и это им серьезно помогает. Поэтому производим больше кормов и по приемлемым ценам продаем населению. Поголовье скота в Солоновке удалось сохранить даже в прошлом году, когда была серьезная засуха.

О воровстве

Помните крылатую фразу: «Все украдено до нас». Так вот, она до сих пор актуальна. Металлолом давно весь разобрали и сдали, тащить больше нечего. Напротив, люди стали честнее жить. Криминала на селе гораздо меньше, по крайней мере у нас, потому что люди живут в достатке.

О пьянстве

Пьянство стало менее актуальным. Тех, кто хочет такой жизни, единицы. Хотя раньше их действительно было много. Человек постепенно понимает, что алкоголь до добра не доводит. Опять же ужесточение законов сыграло свою роль. Попался пьяным за рулем — штраф 30 тысяч, еще и прав на два года лишат. Это все знают и стараются не злоупотреблять.

Досье

Виктор Иванович Косач родился 23 июня 1964 года в селе Солоновка Новичихинского района. В 1981 году поступил в Рубцовский техникум, который окончил по возвращению из армии. Затем заочно поступил в Алтайский аграрный институт.

Виктор Косач, глава КФХ «Енисей» Новичихинского района.
Анна Зайкова

Первым местом работы стал совхоз «Родина», где несколько лет он трудился механиком-наладчиком. С 1988 году стал мастером производственного обучения в местной школе. В 1992 году организовал крестьянское хозяйство «Енисей», в котором по сей день является директором.

В марте 2012 года Виктор Косач вошел в состав районного собрания депутатов и возглавил его.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость